На главную
 
 
 

О мечтах, врачах и лягушках
Автор: Влада Марич / 09.11.2017

Светлой памяти моей приемной бабушки,
Валентины Михайловны, посвящается.

В детстве она очень хотела стать врачом. И путешественником.

Врачом, потому что бабушка болела, дедушка болел, они плакали иногда от грусти и слабости, не стесняясь только Влады. А у неё внутри хоть и сжималось от жалости к ним, но вот как помочь им в трудную минуту, она не знала. И когда дедушка умер от болезни, а бабушка совсем стала грустная, девочка решила, что станет доктором и изобретет лекарство от всех болезней, ну или хотя бы от самых страшных. Она мечтала, что тогда люди перестанут болеть и станут жить радостно. Бабушка опять станет веселой и сможет заниматься с ней долго разными играми, и будет даже бегать.

Дедушка, наверное, к ним не вернется, но иногда в своих мечтах Влада видела, что бабушка и дедушка снова вместе и улыбаются.

Это был 1984 год. Владе было восемь лет.

Потом ей самой долго было непонятно, почему она не стала поступать в медицинский институт после окончания школы. Она вообще не стала никуда поступать, не было конкретного желания и четкого направления в выборе специализации. Точнее, ей хотелось как-то объединить свои детские мечты и юношеские стремления в будущую в профессию, ну, например, поступить в МГУ на географический и стать океанографом, или кем-то, кто путешествует и исследует Землю и её обитателей. Или геологом или археологом, тоже интересно.

Бабушка эту идею не поддержала, категорически объяснив, что можно, конечно, поступить, и даже в МГУ, и даже стать океанографом. Но при этом остаться кабинетным специалистом, который никуда за пределы института не выезжает и океана вживую не видит. А геолог — это тоже неплохо, но уж очень мужская профессия. И если молодая женщина окажется во время экспедиции в одной палатке с мужчинами на длительное время, это чревато различными бытовыми трудностями. И вообще, лучше руководствоваться в выборе профессии практической стороной вопроса, а точнее, хорошей зарплатой и чтобы ездить недалеко.

Конечно, бабуля была по-своему права. Она тоже была романтиком, обожала детективы и передачу «Клуб Кинопутешественников». Но она знала и другую сторону жизни, в которой присутствовали тяжесть, скепсис и пессимизм. Осторожность её была во многом профессиональной.

Так и мечты Влады стать доктором со временем куда-то запропастились. Куда — она и сама не знала.

Она работала слесарем-сборщиком на заводе ЗИЛ. Вытачивала детали на огромных тяжелых и опасных станках. Много лет подряд, на одном месте. Её слова были весомы. Влада не знала, кем хотела стать бабушка, когда была школьницей начальных классов. Тогда была война, и бабулины мечты со временем потерялись, все рассказы бабули о детстве были рассказами о тяготах военного времени, о голоде, бомбежках, болезнях и лишениях.

Так и мечты Влады стать доктором со временем куда-то запропастились. Куда — она и сама не знала. Пока росла, как-то растеряла уверенность, что можно придумать такое лекарство, чтобы от всех болезней. И на врача учиться надо дольше, чем на кого-то другого. А к завершению школы учиться стало почему-то неинтересно и как-то утомительно. То ли процесс обучения был нудным, то ли у Влады переходный возраст затянулся, да еще на фоне семейных неурядиц, хотелось как-то побыстрее вырасти и обрести самостоятельность. Поэтому перспектива учиться еще целых шесть лет и все это время быть на шее у родственников, отношения с которыми складывались напряженно и сложно, совсем не вдохновляла и не обнадеживала девушку.

Доход семьи был скромный, времена в стране тяжелые, переходные, всё время чего-то не хватало. Влада чувствовала себя несовременной, непривлекательной, стеснялась, что нет модной одежды, грустила, что все её мечты тонут перед практичностью взрослых и несоответствия им, и от этого поведение её становилось вызывающим и грубым. Ей очень хотелось побыстрее уйти в самостоятельную жизнь, начать зарабатывать и как-то отделиться от всей семьи.

Ей очень хотелось побыстрее уйти в самостоятельную жизнь, начать зарабатывать и как-то отделиться от всей семьи.

Мечтала она оказаться в экспедиции в океане, поближе к дельфинам. Хотелось поближе к запредельному для неё и от того запретному. К неизведанному. К приключениям и путешествиям. И к людям, открытым и преданным делу. К таким, кто живет полной жизнью и радуется ей.

Было еще одно сильное стремление — податься в артистки. Бурлила внутри жизнь, наполненная страстями и желанием выразить их звучным пением, пылким танцем, яркой игрой.

Бабуля охладила пыл:

— Тебя не возьмут, спина сутулая, легкие слабые, да и там знаешь сколько таких мечтательниц, талант нужен ого-го, и еще работоспособность, а у тебя здоровье слабенькое.

Но все эти утверждения к мечтам не имели никакого отношения.

Влада стремилась стать ближе к тем, кто был похож на замечательных путешественников и исследователей первооткрывателей, таких, например, как Томек Вильмовски, главный герой романов польского писателя Альфреда Шклярского. В этих книгах объединялось всё, о чем только могла она мечтать — неразгаданные тайны, путешествия в неизведанные места, волнующие и опасные приключения, искренняя дружба смелых и отчаянных людей и, конечно, история любви. И много красочных описаний разных уголков Земли, рассказы о её обитателях, исторические справки и разные энциклопедические сведения. Это были не книжки, а настоящая жизнь.

И однажды у Влады получилось, она успела проговорить свою волшебную формулу и вложила её в небесный полёт.

Она часто представляла в своих фантазиях, как присоединиться к такой замечательной компании, чтобы путешествовать по всему миру, в поисках редких животных и неразгаданных тайн.

Даже специально охотилась за падающей звездой, чтобы успеть проговорить вслух свое желание, пока волшебница летит по небосклону, освещая неизведанный путь. Для этого желание нужно было чётко сформулировать и уложить в одну короткую фразу, и повторять её про себя, как заклинание, чтобы успеть произнести вслух, пока звезда падает. Чтобы не растеряться в ответственный момент, потому что, когда видишь, как летит по небосклону звезда, дух захватывает, и мысли исчезают, всем существом устремляясь за яркой вспышкой на небе.

И однажды у Влады получилось, она успела проговорить свою волшебную формулу и вложила её в небесный полёт. Вручила письмо и отправила его прямо к Тому, Кто Знает, Что с ним Делать дальше. Главное теперь, чтобы Он правильно прочитал формулу. Чтобы понял, что именно хотела попросить у Него девочка, сократив до трех слов все стремления юного сердца и пылкой натуры.

Спустя много лет Влада узнала, почему она не стала врачом. Хотя она научилась помогать людям справляться с болезнями, плохим настроением и самочувствием и даже поняла, как можно прожить целую жизнь и не болеть при этом. Она узнала, как восстанавливать и сохранять здоровье на всю жизнь, при этом оставаясь радостным и готовым действовать, активным, полным сил человеком. Оказалось, что для этого просто нужно начать как можно раньше исследовать самого себя и, узнав побольше о себе, узнаешь также и как получше беречь то, что есть.

Бабушка к тому времени уже встретилась с дедушкой, и оба были, наверное, по-своему счастливы.

Бабушка к тому времени уже встретилась с дедушкой, и оба были, наверное, по-своему счастливы.

Так вот судьба не привела её в медицинский, потому что Тот, кто Знает, что Делать Дальше, знал и то, что она не смогла бы препарировать лягушек, и вряд ли бы спокойно смогла относиться к экспериментам, проводимым на мышах и хомячках.

С течением времени, уже узнав цену жизни, и поняв, насколько всё взаимосвязано, и то, как любят нас наши братья меньшие, именно как братья, мы же дети одной матреи — Земли, только тогда Влада понял , почему судьба вела её паралельно врачеванию, но другим путём. Поняла после того, как прорыдала полночи над полураздавленным лягушонком, который выполз, уже изувеченный, откуда-то с обочины дороги, из последних сил буквально рванул к ногам и замер, в немом, как будто, крике.

Она сперва шарахнулась, прошла мимо, но что-то дернуло вернуться назад, подобрать лягушонка на руки, и тогда открылся его разорванный живот с полувывалившимися внутренностями. Сердце сжалось от невыразимого сочувствия, боли и страха за дальнейшую судьбу маленького существа, как же заделать всё ему обратно, починить, исправить, склеить. И тот факт, что лягушонок бросился под ноги, усиливал чувство отчаяния и беспомощности. Отчаяние и беспомощность владело ими обоими. Таким сиротливым вдруг стал весь мир вокруг, и столько скорби и любви между обреченным лягушонком и несостоявшимся врачевателем.

Пришла, спасительная в своей наивности, мысль, что нужно отнести малыша в пруд, в воду, и тогда, быть может, произойдёт чудо, и каким-нибудь непостижимым образом Мать Природа починит своё дитя, что в воде, может быть, всё зарастет, как-то само вправится в нужное место, и затянется. Заживёт, склеится, срастется, и жизнь его продолжится как ни в чём не бывало.

Бережно держа в руках маленькое существо, Влада отнесла его к пруду и положила в воду возле самого берега, сверху на тину. Он высунул голову из воды и выглянул, как совершенно здоровый представитель своего вида. Слёзы катились градом по щекам. В воде лягушонок выглядел как в полной безопасности.

Сохраняя надежду на лучшее и веря в могущество того, о чём мы не знаем, Влада оставила животинку на милость высшего и пошла дальше своим путём, в очередной раз оплакивая непереносимую жестокость бытия и собственное бессилие перед ней. Казалось, боль за всех лягушек и маленьких существ этого мира вытекала слезами и очищала сердце соприкосновением с молчаливой жертвой, соединяя душу с источником чистой любви ко всему живому.



 

Обсуждение 4  

Оставить комментарий
  • Судя по минусам, доброта нынче не в почете? Наивно, но так пронзительно. Сама была в подобной ситуации, поэтому чувства гг очень знакомы. Лет в 6 мама могла не надолго оставить меня одну дома. И вот, сижу в полной тишине, рисую, вдруг вижу вдоль плинтуса бежит крохотный комочек - мышка. Я завизжала насколько было сил. Мышка остановилась и замерла, я наблюдаю за ней, а она не шевелится. Я стукнула по дивану, топнула ногой по полу. Осмелев, подошла к мышке, осторожно потрогала ее карандашом и вдруг поняла что она мертва. Несчастная от моего крика наверное получила разрыв своего сердечка. Я взяла в ладошки мышку, гладила ее, дула ей на мордочку, причитала чтобы она не умирала. Мама застала меня в жуткой истерике с мышкой на ладошке. Мудрая мама забрала у меня мышь и сказала, что пошла к соседке, она медсестра и обязательно поможет. Через несколько минут мама вернулась и радостно сообщила, что мышке сделали укол, она прилшла в сознание и убежала. Автору сто раз спасибо за чистую душу, за умение чувствовать чужую боль и надежду, которую не стоит терять ни при каких обстоятельствах. Плюс.
    12.11.17 22:13
  • Анна
    Много технических, стилистических и прочих недочетов. Но рука бы не поднялась поставить минус. Столько тепла и искренности, что несовершенство данного рассказа уходит на на задний план. Я переживала за этого лягушонка и вместе с гг надеялась на чудо - "Сохраняя надежду на лучшее...". плюс.
    10.11.17 23:54
  • Грустный рассказ. Сколько добрых начинаний никуда не приводят. Забытые мечты, нарощенная шкура. Я часто сотрудничаю с приютами для животных, благотворительными организациями. Очень хорошая знакомая держит приют для животных. Самое сложное для этих людей? Тяжесть, усталость и отчаяние от невозможности помочь и сознание того, что на каждый счастливый случай приходятся 100 с плохим концом. И это в Европе...
    10.11.17 13:19
  • Antoni
    Добрый рассказ о фантастических мечтах и реалиях девочки, немного грустным, показался. Плюс.
    09.11.17 15:40
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору