На главную
 
 
 

Ни слова
Автор: Светлана / 02.11.2009

Ни словаМимо ошалевшей от гари и копоти девушки проносились всадники верхом на конях. Откормленные животные с лоснящимися боками, вминая мощными копытами землю, громко всхрапывали и фыркали. Их черные гривы, украшенные золотыми лентами, развеваясь, касались бледного, осунувшегося лица несчастной, заставляя ее шарахаться в разные стороны. Но повинуясь четким приказаниям всадников, животные ловко огибали препятствие в виде мечущейся одинокой фигурки, отвечая на громкое улюлюканье людей оглушительным ржанием.

В воздухе, затканном пылью и дымом от пожарища, то и дело раздавались крики. Клара тщетно пыталась разобрать хоть слово из всего услышанного. Гортанная речь иноземцев была ей абсолютно незнакома и звучала в ее ушах полной околесицей.

С моря подул резкий ветер. Разогнав облака и рассеяв пелену дыма, он позволил всадникам исполнить некое адское действо, тем самым лишив упавшую на землю пленницу сознания.

Она не чувствовала, как дрожит земля, не слышала ни звука, паря где-то там высоко, касаясь руками разорванных на клочки туч.

Образовав вокруг жертвы огромное кольцо, яростно взмахивая кнутами и низко нагнувшись к шеям животных, они погнали коней навстречу друг другу. Клара откуда-то сверху увидела свою скорчившуюся на земле фигуру, а также то, как всадники одновременно осадили своих коней, развернув их в обратную сторону. Она не чувствовала, как дрожит земля, не слышала ни звука, паря где-то там высоко, касаясь руками разорванных на клочки туч. Она видела, как с коня спрыгнул мужчина в пестрой одежде и неспешно подошел к ней. Небрежно схватив пленницу за волосы и приподняв ее голову, он со злобной усмешкой посмотрел на своих товарищей. Те, кружась на разгоряченных конях неподалеку, с интересом уставились на ее бледное лицо, гадая, не мертва ли.

Мужчина отрицательно покачал головой, как будто отвечая тем самым на их немой вопрос, и потащил девушку по земле, словно мешок с тряпьем, нисколько не заботясь о том, что причиняемые им страдания жертве невероятны.

Клара очнулась от какого-то шума. В ее лицо тыкалось что-то упругое и жесткое, покрытое короткой шерстью. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что она переброшена поверх лошадиной спины, наподобие куля, и что лошадиный бок, вздрагивающий и горячий, служит ей не совсем хорошую службу. Ее тело гудело от постоянной тряски, а щека немилосердно ныла от соприкосновения с жесткой лошадиной шерстью. Мало того, от долгого пребывания в неудобном положении девушку мутило, и она изо всех сил сдерживалась, чтобы не опростоволоситься при всаднике. Его мускулистая нога, маячившая перед ее глазами, сейчас была совершенно расслабленна, а уверенная рука по-свойски похлопывала пленницу по заду.

Высокая трава и полевые цветы, которые росли на каком-то лугу в изобилие, заставили всадников сделать перевал, подождав, пока кони насытятся. Мужчины мирно переговаривались, не слезая с животных, и даже смеялись. Клара услышала над ухом громкое жужжание. Она застонала, не в силах отогнать от себя насекомое, решившее досаждать ей своим вниманием. Вдруг ее левую щеку пронзила дикая боль. Не в силах ее терпеть, она закричала. Мужчина переполошился. Спрыгнув с коня, он присел перед пленницей, пытаясь понять, что явилось причиной ее беспокойства. Он приподнял ее голову. Поцокав языком, долго осматривал место укуса, а затем принялся вытаскивать пчелиное жало из крохотной ранки. Глядя в его насмешливые глаза, Клара не смогла сдержать слез. Ее лицо горело, как от пощечины, и наверняка уже стало опухать, грозя в будущем изуродовать его хозяйку до неузнаваемости. Несмотря на страдание, девушка смущенно прикрыла глаза, когда незнакомец, приблизив к ней свое лицо, лизнул ее ранку от укуса. Он что-то тихо сказал на ухо девушке, затем лизнул и его.

Лежа ничком на ковре, которым был устлан пол в своеобразном жилище, пленница умирала от стыда, услышав тихий смех мужчины.

Если бы она понимала это странное наречие, то наверняка бы долго не смогла придти в себя от услышанного. Мужчина сказал ей, что пчела позарилась на нее из-за того, что девушка сладкая. А в скором времени и он надеется вкусить сладость пленницы у себя в шатре.

Пребывая в блаженном неведении весь долгий остаток пути, Клара и подумать не могла о том, что ей предстоит. Когда мужчина внес ее на руках в белоснежный шатер, ее сердце заколотилось от ужаса. Девушка что-то залепетала и попыталась вырваться, но так как ее тело абсолютно ей не повиновалось, она рухнула, как подкошенная, стоило лишь мужчине перестать поддерживать ее. Лежа ничком на ковре, которым был устлан пол в своеобразном жилище, пленница умирала от стыда, услышав тихий смех мужчины.
Она слышала также женские голоса, которые из мелодичных и нежных превратились вдруг в возмущенные.

Резкая команда хозяина разом прекратила все споры. До затылка пленницы дотронулись чьи-то робкие пальцы. Они пробежались по ее толстой косе. Послышались восхищенные вздохи, которые затем сменились разочарованными, когда присутствующие в шатре женщины увидели распухшее лицо девушки.

Мужчина, до этого с усмешкой посматривающий на пленницу, вдруг стал серьезным. Он сказал что-то, обращаясь к пожилой женщине, и вышел из шатра.

Сидя у шатра перед тазом с водой, как какая-нибудь старуха на завалинке, Клара молча страдала, потроша принесенную хозяином рыбу. Она видела, как в его шатер проскользнула какая-то невероятно красивая девица, прижимая к груди плачущего карапуза. Слыша, как мужчина радостно говорит что-то, она подумала, что он приветствует свою жену и сына, на самом же деле являвшихся ему родной сестрой и племянником. Избегая смотреть на свое отражение, девушка резко опустила в таз испачканные руки, разбрызгав воду.

То, чего она так боялась, этой ночью к счастью не произошло. Мужчина указал ей на тюфяк в углу, после того, как она вернулась с реки, в которой долго отмачивала свое тело. Он крепко заснул, а она всю ночь ворочалась, не в состоянии унять боль в распухшей щеке. Ее руки и ноги то и дело сводило судорогой. Проклиная и коня, и мужчину, пленившего ее, девушка тихонько стонала, ворочаясь с боку на бок. К тому же и кожа ее головы болела так, как будто кто-то попытался до этого снять с нее скальп.

Он крепко заснул, а она всю ночь ворочалась, не в состоянии унять боль в распухшей щеке. Ее руки и ноги то и дело сводило судорогой.

Едва рассвело, ее бесцеремонно разбудили, показав на пустые кувшины.

Клара, плача, брела по каменистому берегу, прижимая к себе тяжелый кувшин, наполненный ключевой водой. Один кувшин она, не удержав, разбила, за что хозяин влепил ей затрещину, правда, не слишком сильно, но захохотавшие при этом женщины так развеселились, что девушка готова была провалиться сквозь землю от стыда. Она страдала от того, что ее перекошенное от укуса пчелы лицо выглядело по-идиотски, и молила небо, чтобы оно побыстрее сжалилось над ней, ибо выглядеть словно пугало, ко всему прочему, было для нее ужаснее самых изощренных пыток.

Спустя неделю, когда отсутствующий хозяин вернулся с очередного похода, Клара решилась заговорить с ним о своей судьбе. Обедающий мужчина молча слушал сбивчивую речь пленницы, волею судьбы ставшей в его шатре служанкой. Он не поднимал глаз от подноса с едой все время, пока она говорила. Когда девушка умолкла, в шатре воцарилась тишина.

- Ты ни слова не понял, так ведь? - Клара в смятении уставилась на свои руки, сложенные на коленях. - Как же мы станем общаться?

Как выяснилось позже, мужчина нисколько не переживал по этому поводу. Его объятья, которые застигли девушку врасплох поздней ночью, говорили лучше всяких слов о том, что у него на уме, а также о его далеко идущих планах на счет пленницы.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору