На главную
 
 
 

Не будем о грустном
Автор: Домино / 08.04.2015

По утрам в посёлке орут петухи, по вечерам — пьяные мужики. И те, и другие делают это с полной самоотдачей и напряжением всех жизненных сил.

— Увольняешься? А что так? — шеф приспустил очки на кончик носа и взглянул на Нику поверх оправы. Лучше бы он этого не делал: глаза снулой рыбы. Ни жизни, ни нормального человеческого любопытства. Всё-таки увольняется сотрудница, проработавшая десять лет. Финансовый консультант. Безупречная рыбка офисного аквариума, белый верх — чёрный низ, причёска — волосок к волоску, ненавязчивый макияж, духи-намёк.

Ника на минуту задумалась: играть по правилам или без? Вариант дипломатический: грустная физиономия, намёк на некие личные обстоятельства. Вариант грубый: «Надоело кувыркаться с тобой на твоём паршивом диване!»

И вот теперь она свободна. Сухие мушиные лапки больше не коснутся её. Телефон Ники умер для них.

Нет, игры в прошлом. Дождалась начальственной визы и вышла из кабинета, вежливо поблагодарив и плотно прикрыв за собой дверь.

Последнее время Ника чувствовала себя кукольником, решившим обрезать нити, ведущие к марионеткам. Но, как короля играет свита, так и марионетки играют кукольника. Лязгают ножницы. Раз — и, подломив суставчатые ножки, замирают три куколки-старушки. Нике они достались в наследство от умершей пять лет назад матери. Ветераны и инвалиды житейских войн, они привычно приходили в гости, требовали внимания и сочувствия к своим старческим болезням и, не сознавая этого, высасывали из Ники энергию. Когда они уходили, умиротворённые собственными многочасовыми монологами и Никиным состраданием, она чувствовала себя дырявым мешком, из которого с тихим шорохом высыпается жизнь. Их рассказы порождали недуги и немощь в ней самой.

И вот теперь она свободна. Сухие мушиные лапки больше не коснутся её. Телефон Ники умер для них. Старушки, несмотря на склероз, всё поняли и перестали названивать. Она их не приручала (пропади пропадом этот де Сент-Экзюпери!) и не ответственна за них.

Нити, связывающие Нику с подругами Ташей и Леной, были прочнее. Многие годы всё делилось на троих: детский садик, задвинутый в тенистые дворы «хрущёвок»; школьные годы, казавшиеся бесконечными, но завершившиеся в одно мгновение, провинциальный университет. Общие увлечения, сходные вкусы и интересы. Посиделки с мартини и сигаретами, необременительный трёп обо всём и ни о чём. Но в последнее время этот тройственный союз стал тяготить Нику. Он оставлял слишком мало личного пространства, а оно именно сейчас было ей крайне необходимо. Такое большое и пустое, чтобы никто ни любопытным глазом, ни дружеским вниманием, ни трепетной рукой или грубой ногой не вторгался в него.

И то, что не резалось ножницами, легко сломалось через колено. Она просто попросила подруг оставить её в покое, раз и навсегда. Был шок, непонимание, требование объяснений. Ника не стала ничего объяснять, да и как рассказать другому человеку о чувствах, которые не до конца понятны самой себе?

Ника понимала, что и со всеми можно было расстаться мягко, не обижая, не вызывая чувства горького недоумения, но что-то сидевшее внутри неё требовало этой резкости разрыва.

Ника не стала ничего объяснять, да и как рассказать другому человеку о чувствах, которые не до конца понятны самой себе?

Через неделю позвонила Таша.

— Извини, что беспокою. Я всё понимаю, и у меня нет никакой обиды. Каждый имеет право на новую жизнь. Есть один адресок. Подожди, не прерывай! Это деревня на берегу моря. Года три назад я снимала там комнату. Не «люкс», но жить можно. Бонусы: молочко из-под коровки, творожок, сметанка. Там тебя никто не будет искать.

И вот Ника — деревенская жительница. Врастание в пейзанский быт давалось ей не без труда. Особенно досаждали четыре вещи: утренние петухи, вечерние мужики и круглосуточные комары и мухи. Как писал классик: «Ах, лето красное! любил бы я тебя, когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи».

Впрочем, благодаря петухам, Ника просыпалась к первой дойке и бодро спешила в коровник, откуда уже доносились первые звонкие удары струек молока о дно ведра, постепенно переходившие в тугое шорканье. Хозяйка переливала молоко в литровую банку. Ника сдувала лёгкую, воздушную пену, поднимавшуюся над её горлышком, и приникала к ней в затяжном глотке. Парное молоко хранило тепло коровьего вымени и ни с чем не сравнимый запах, животный и живой.

Потом она уходила к морю, тихому, медленными языками лизавшему пёструю гальку. Ника слушала крики чаек, шлёпанье волн в обросших водорослями сваях волнореза, шорох песка, осыпавшегося с обрывистого берега.

Потом счастье кончалось: на обратной дороге Нику подстерегал Толян. Всегда. С точностью пригородной электрички.

Он перегораживал единственную тропу, ведущую от моря, зажатую дремучими зарослями ежевики и облепихи.

И начинался ежедневный «танец», осточертевший Нике, но никогда не надоедавший Толяну. Ему пятнадцать лет. Ника — его любовь. У Толяна ночные поллюции, у Ники — головная боль, потому что маленький мерзавец крадёт её нижнее белье и бегает по деревне, размахивая над головой трусиками.

Нике очень хотелось врезать ему по сопатке, но она, если честно, опасалась получить сдачи от рослого мальчишки. Кроме того, детей нельзя бить, а вот детям красть трусики, по-видимому, можно. Первое время она пыталась с Толяном договориться, но он только пренебрежительно гыкал и нагло таращил бесстыжие зелёные глазищи.

Первое время она пыталась с Толяном договориться, но он только пренебрежительно гыкал и нагло таращил бесстыжие зелёные глазищи.

Она поменяла тактику: молча стояла на тропинке, поправляя повязанную на голову косынку, и ждала, когда мальчишке надоест приплясывать, скалиться и недвусмысленно хвататься за мотню широких штанов, украшенных цепочками, заклёпками, ремешками и прочей модной ерундовиной.

Толян ещё минут пять гарцевал перед ней, изображая неутолимую страсть и, наконец, удалялся, покачивая по-взрослому широкими плечами и распевая свою любимую частушку: «Моя милка, что кобылка, только разница одна: на кобылке люди ездят, а на милке только я!».

Ника мысленно добавила к деревенским неприятностям (кроме мух и комаров) несовершеннолетнего ухажёра. А так, всё хорошо, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо.

Вдоволь нагулявшись и оголодав, она возвращалась домой, быстро привыкнув называть так крохотную густо побеленную комнатку. Тишина, прохлада, пышные шапки белых пионов в керамическом кувшине на столе, старинная никелированная кровать с панцирной сеткой и горкой подушек, зеркало в чёрных пятнышках отслоившейся амальгамы и полосатая тряпичная дорожка на полу. Во всём этом было то остановленное время, в котором так нуждалась Ника в своей новой жизни.

Дни медленно двигались к светлым вечерам и коротким ночам. На столе появилась мелкая бело-розовая одуряюще душистая земляника. Хозяйка заговорила о приближающемся дне Ивана Купалы.

И Ника решила, что пора заканчивать затянувшуюся деревенскую пьесу и задвинуть запылившиеся крылья театрального занавеса. Ночь на Ивана Купалу вполне подходила для завершающего шага.

Записку она оставила на столе, прижав кувшином, в котором пионы сменили улыбчивые ромашки. Рядом положила паспорт и портмоне с деньгами, необходимыми для незатейливых сельских похорон.

Последний раз посмотрела в веснушчатое зеркало и быстро отвела глаза, чтобы не видеть запавших щёк и обветренных губ. «Та ещё красотка! И что Толян во мне нашёл?» — подумала она и кривовато улыбнулась. Привычно, уже не глядя в зеркало, повязала на голову шёлковую косынку.

Песчаная тропинка, ведущая к морю, тускло светилась в свете луны и всё длилась и длилась, пока не слилась с лунной дорожкой на море.

Береговой песок и морская вода ещё хранили дневное тепло.

Ника глубоко вздохнула и шагнула вперёд. Волна мягко ударила в коленки, щекотно коснулась живота. Мокрое платье облепило тело. Она не умела плавать, и это облегчало задуманное.

Песчаная тропинка, ведущая к морю, тускло светилась в свете луны и всё длилась и длилась, пока не слилась с лунной дорожкой на море.

Благосклонное к неумехам, море долго не предоставляло Нике эту возможность, при каждом следующем шаге подталкивая ей под ноги то плотный песок, то грядку гальки, но вдруг, словно почувствовав её решимость, резко увело дно вниз. Очутившись внезапно без опоры под ногами, Ника забарахталась, с трудом подавляя крик о помощи. Инстинкт жизни был силён даже в измученном болезнью теле.

Она окунулась с головой, всплыла и снова ушла под воду, хлынувшую в открытый для так и не прозвучавшего крика рот. Ника не сразу поняла, что за сила потащила её вверх. Кто-то тянул её, вцепившись в косынку, но шёлковая ткань сползла, и пальцы спасателя заскользили по безволосой голове. Ника забилась, пытаясь вернуться в глубину.

— Дура! — услышала она знакомый голос. — Топиться вздумала! Не дёргайся, оба утонем. Да перебирай ногами, мелко уже.

Потом Ника сидела на песке и смотрела на Толяна. Она ещё мало что соображала, но слушала его рокочущий басок, как ангельское пение.

А Толян костерил её на все лады. Когда поток гневных слов иссяк, Ника спросила, пришмыгивая воспалившимся от солёной воды носом:

— Ты как здесь оказался?
— Купаться шёл. А что, нельзя?
— Зачем ты меня спас?
— А что, не надо было?
— Что сделано, то сделано, — Ника встала, её шатнуло. — Спасибо, Толян.

Уже подходили к деревне, когда Толян ускорил шаги и перегородил Нике дорогу.

— Больше топиться не будешь?
— Нет, — Ника улыбнулась.
— А что другое будешь? — насторожился Толян.
— Пожалуй, не буду.
— Ты смотри, а то я в другой раз не успею, — Толян засопел и ковырнул землю носком кроссовки.
— Балда ты, Толян, — сказала Ника.

И это прозвучало удивительно нежно.

Петухи не перекрикивали друг друга. Когда замолкал один, вступал другой, зацепившись за последнее «ку». Словно звуковое кружево вывязывали.

Остаток этой короткой, как воробьиный клюв, июньской ночи Ника проспала младенчески спокойным сном. Утром, слушая петушиное пение, волной перекатывающееся от одного деревенского двора к другому, неожиданно заметила удивительную его слаженность. Петухи не перекрикивали друг друга. Когда замолкал один, вступал другой, зацепившись за последнее «ку». Словно звуковое кружево вывязывали.

Ночное происшествие отступило и растаяло, как морок.

— Не будем о грустном, — сказала Ника огромному чёрно-бронзовому индюку, подходившему к ней с явно хулиганскими намерениями. И добавила: — Никогда не поздно начать новую жизнь.

Индюк задумчиво курлыкнул, выпустил алую соплю и сменил направление движения.



 

Ваше мнение 33  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Моряна / 8 апр 2015
    Прочитала рассказ - впечатление сильное. Тема тяжелая, а написано так, что хочется верить - у ГГ еще не все потеряно. Язык замечательный. Браво! Надеюсь, на Клео прописался еще один сильный автор.
  • Зимняя птица / 8 апр 2015
    Тот вариант композиции, когда и тема, и сюжет, и изложение гармонично сочетаются. История не отягощена излишним драматизмом (на Клео не любят слезовыжималки), и рассказ от этого сильно выигрывает.
  • Читайте внимательно! "Инстинкт жизни был силён даже в измученном болезнью теле" Эта фраза означает, что человек был измучен, изможден своей болезнью, а не три дня назад о ней узнал. При остром лейкозе (как и при практически любых формах рака) волосы не выпадают- они выпадают только после облучения и химиотерапии. А если у героини, простите, грибок или какая другая инфекция, то вряд ли она побежала бы топиться. Кстати говоря. мотивация суицида, как моментальное прозрение- преображение гг показались надуманными не только мне. Ну, вытащил ее Толян - а что, по большому счету изменилось? Болезнь Ники никуда не ушла, душевное состояние -тоже. В рассказе (если рассматривать его как литературное произведение) нет основного - никак не показана работа души гг. Весь рассказ строится на декорациях, о внутренних переживаниях Ники- ни слова! Надеюсь, я имею право на собственное мнение, даже если большинству читателей сие творение понравилось.
  • Порадовал язык. И сам рассказ вполне хороший. Если бы не голова без волос, я бы подумала о внутренних переживаниях гг, и конец воспринимался бы более оптимистично - отсиделась в уединении, душевные раны залечила... В данной же ситуации, если я правильно поняла автора, это был как последний облегчительный вздох перед уходом в вечность. Так бывает, обречённый человек вдруг себя почувствовал лучше, затеплилась надежда, но неминуемое не минует...
  • Ночью прочитала этот рассказ. Поставила плюс. Сегодня сижу и думаю: когда кто-то активно возмущается недостатками произведения, здесь принято считать, что оно читателя задело. Меня этот рассказ очень сильно задел, так задел, что ничего не хотела комментировать. Но знаю точно: автор ждет отзывов. И чем сильнее автор, тем больше он нуждается в конструктивных замечаниях. Из уважения к автору, в благодарность за прекрасный рассказ могла бы наловить "блох". Не буду. Хочется помолчать))
  • New Moon (Интернет) / 1 мая 2015
    Достойные победители! Поздравляю!
  • Выбрала рассказ, где больше голосов и прифигела, чем восторгаются читатели. Проститутка увольняется с работы, так как надоело спать с начальником, видимо умом карьеру в прилично фирме не может сделать, но очень глубоко это переживает....Затем едет в деревню. Фетишист Толян ворунт ее нижнее белье....Язык хороший, но как можно такое ......Дальше читать не стала. Большо минус...
    • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 13 апр 2015
      А Вы до этого не знали, что некоторые спят со своими начальниками или что в мире существуют фетишисты? Что в рассказе есть такого, чего не было бы в реальной жизни?? Даже интересно, чем именно вызвано Ваше возмущение?..)
    • домино / 28 апр 2015
      Вообще-то вежливые люди дочитывают до конца, а уж потом выносят вердикт. У Вас получилось по старой схеме: "Автора не читал, но осуждаю".
  • Порадовал язык. И сам рассказ вполне хороший. Если бы не голова без волос, я бы подумала о внутренних переживаниях гг, и конец воспринимался бы более оптимистично - отсиделась в уединении, душевные раны залечила... В данной же ситуации, если я правильно поняла автора, это был как последний облегчительный вздох перед уходом в вечность. Так бывает, обречённый человек вдруг себя почувствовал лучше, затеплилась надежда, но неминуемое не минует...
  • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 10 апр 2015
    Поздравляю, Домино, отличный рассказ – живой, дышащий, тонкий… и тема в неожиданном ракурсе, и язык легкий и изящный. А главное, за всем этим стоит думающий, чувствующий и умеющий сопереживать автор. Лично я верю, что бывает такая степень отчаянья, когда возникает вопрос «быть или не быть». С удовольствием прочитала, спасибо!
  • понятно, что ничего непонятно. Чем больше комментариев о расшифровке содержания рассказа, тем больше недоумений . )
  • на мой взгляд, это рассказ не о переживаниях Ники, а о Толяне. О том, что всё в этом мире неоднозначно. Противный парень оказался благородным спасителем. Что касается девушки, полно заболеваний, от которых теряют волосы, худеют и впадают в депрессию. Аутоиммунный тиреоидит, к примеру. Но это не важно, потому что впрямую никак на события не влияет.
  • Домино / 9 апр 2015
    Вау, как бодрит такой коктейль из раздражённости, беспочвенных нападок и, извините. неумения внимательно читать. Уж не знаю,чем досадила моя ГГ или (нет, только не это!) сам автор. С какого перепугу, мой уважаемый критик, вы решили , что её болезнь (не к ночи будь помянута) внешне проявилась в то время, когда она ещё работала? Да и принимать курс лечения она могла начать после увольнения. Пожалуйста, не выдавайте свои домыслы за мои замыслы.
  • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
    • домино / 9 апр 2015
      Глория, Вы много знаете онкобольных, кричащих о своей болезни на каждом углу? Я лично знаю таких, о болезни которых никто не знал до последнего момента. И разве я писала об операции? А как насчёт болезни крови? Человек ушёл с работы и порвал со знакомыми, чтобы не возбуждать жалости, неловкости у здоровых людей при виде больного. Была обычная жизнь и закончилась.Ушла, пока изменения и болезнь не стали очевидны. Хотите измерить время от начала потери волос до решения умереть? Ради бога, считайте с секундомером. И почему Вы за автора расшифровываете имя? Разве в обиходе не принято сокращать имён? И если даже "Ника", то где криминал? Викторы (Победители) и Ники (Победы) не болеют, не сдаются, не умирают? И не рождаются к новой жизни, пусть даже только через спасение бренного тела?
    • threestars / 9 апр 2015
      Домино, не втягивайтесь в дебаты. Устанете отвечать на бесконечные "почему" да "зачем". Это любимая игра Глории: как только появляется сильный автор, она начинает бегать с дрючком по строчкам и убивать его казуистикой )) Отличный рассказ, поверьте профессионалу (не мне, я показала его знакомому редактору и он высоко оценил)
  • Моряна / 8 апр 2015
    Прочитала рассказ - впечатление сильное. Тема тяжелая, а написано так, что хочется верить - у ГГ еще не все потеряно. Язык замечательный. Браво! Надеюсь, на Клео прописался еще один сильный автор.
  • непонятный и неожиданный для меня позыв героини к самоубийству, вроде бы ничего такое не предвещалось; недоумение вызывают странные для деревни кражи трусиков . Рассказ сильный, настоящий, затягивающий читателя в свою атмосферу, герои живые, интересные, описания шикарные.
    • Домино / 8 апр 2015
      У подростка гормоны играют. А что трусики, так мальчик современный, продвинутый, насмотрелся всякой ерунды по ТВ про фетишистов. Вот ему и показалось, что это круто, да и знак внимания к объекту любви, взрослой женщине.
      • может быть. думается,что у героини не было сил на самойбийство,, так как она внутренне умирала. наверное она просто пошла поплавать и начала тонуть, а мальчик её спас.
        • Глория (Калуга) / 9 апр 2015
          Да вы что? У героини полно сил))) И с волосами у нее полный порядок, и со здоровьем (если внимательно прочесть начало рассказа) - она ведет активную сексуальную жизнь, много и успешно работает. Она носит кружевное белье и умеет наслаждаться жизнью. А вот в финале перед нами совершено другая женщина - измученная долгой болезнью и борьбой за жизнь, резко постаревшая и подурневшая (автор, вы видели в реале людей после хмиотерапии?), которая каким-то непостижимым образом вызвала всплеск гормонов у подростка. Автор, дорогая, НЕ ПИШИТЕ о том, оч ем не имеете ни малейшего понятия. умоляю вас! У меня есть две подруги и три знакомых, перенесших операции (иногда не одну) по удалению рака. Уверяю вас - человек меняется кардинально, и внешне, и внутренне. Работоспособность резко падает, а желание заниматься сексом пропадает начисто... По крайней мере в первое время. Но если все нормально, и все самое страшное позади, у человека появляется сильнейшая тяга к жизни - так человек, оставшейся живым (и относительно здоровым) после страшной аварии, никогда не покончит жизнь суицидом - он уже видел смерть в лицо... Не знаю, как вам объяснить... Написано "живенько" - согласна, но, но... нельзя использовать свои способности не по назначению, понимаете? очень надеюсь, что вы меня поймете, Домино. Умоляю вас- пишите о том, что знаете или научитесь "погружаться" в тему с головой, представляя СЕБЯ на месте героини. И все получится.
          • THREESTARS / 9 апр 2015
            Откуда вы взяли онкологию с химиотерапией? Есть много не онкологических, но тяжелых заболеваний с неясным прогнозом и потерей всех волос. Они могут развиваться медленно, неявно. Не вижу в повествовании ничего противоречащего правде жизни. Глория, постарайтесь, пожалуйста, не давить на людей своим личным ограниченным опытом и безразмерным апломбом. Поверьте, здесь есть авторы и читатели с неменьшими (или даже бОльшими) знаниями, чем ваши.
            • в рассказе даже нет намёков на то,что у героини какаято болезнь
              • Читайте внимательно! "Инстинкт жизни был силён даже в измученном болезнью теле" Эта фраза означает, что человек был измучен, изможден своей болезнью, а не три дня назад о ней узнал. При остром лейкозе (как и при практически любых формах рака) волосы не выпадают- они выпадают только после облучения и химиотерапии. А если у героини, простите, грибок или какая другая инфекция, то вряд ли она побежала бы топиться. Кстати говоря. мотивация суицида, как моментальное прозрение- преображение гг показались надуманными не только мне. Ну, вытащил ее Толян - а что, по большому счету изменилось? Болезнь Ники никуда не ушла, душевное состояние -тоже. В рассказе (если рассматривать его как литературное произведение) нет основного - никак не показана работа души гг. Весь рассказ строится на декорациях, о внутренних переживаниях Ники- ни слова! Надеюсь, я имею право на собственное мнение, даже если большинству читателей сие творение понравилось.
  • Зимняя птица / 8 апр 2015
    Тот вариант композиции, когда и тема, и сюжет, и изложение гармонично сочетаются. История не отягощена излишним драматизмом (на Клео не любят слезовыжималки), и рассказ от этого сильно выигрывает.
  • Очень хороший рассказ! Только сомневаюсь, что можно наслаждаться парным молоком, морем и при этом думать о самоубийстве. Я так думаю, что если хоть немного есть радости жизни, даже смертельно больной человек не пойдет самоубиваться.
    • домино / 8 апр 2015
      Для моей героини жизнь в деревне - это своего рода тайм-аут перед последним шагом, сделать который она намерена вполне спокойно и рационально.К этому она шла, обрывая все связи. Но не в её характере биться головой о стену. Достойно прожить последние дни, испытывая небольшие, ещё доступные ей радости: размеренная деревенская жизнь, море, Она хотела уйти по своей воле, но когда вмешалась сторонняя сила (Толян), то появилось ощущение, что у неё ещё есть шанс начать новую жизнь, побороться за неё.
      • лена / 8 апр 2015
        Рассказ хорош, поставила плюс, но мне тоже не верится, что нормальный человек будет долго готовиться к суициду. Даже очень рациональный человек, понимающий, что может мучительно умереть от болезни. Как-то не верится. Я считаю, самоубийство - спонтанный акт, аффективный... Толчок должен быть какой-то ещё, кроме диагноза. Не хватает напряжения, нерва. Поговорите с профессиональным психологом по этому вопросу.
        • Моряна / 8 апр 2015
          Моя соседка месяц готовилась. Когда заговаривала о том, что жить не хочет, мы даже не реагировали, думали, кто так не говорит, когда плохо (у нее с мужем были проблемы). Дочка 6 лет была, которую она обожала. Так вот, она всех друзей обошла, даже тех, кого давно не видела, с соседями поговорила (а мы с ней дружны были), но я даже не подумала, что она возьмет - и с крыши прыгнет. А, когда стали сопоставлять, поняли, что это она готовилась, причем подгадала прощеное воскресенье. Так что некоторые к этому акту сведения счетов с жизнью готовятся основательно.
          • Лена / 8 апр 2015
            Может быть, не буду спорить, я не специалист. Просто мне кажется, что если человек замечает такие мелочи как тепло молока, пушистость его пены, пионы и другие детали жизни, он не хочет смерти... Не знаю. Хорошо, что гг жива, спасибо за это девиантному нахалёнку ))
  • Очень понравилось. То как красиво написано, сам язык писателя, увлек больше чем смысл. Смысл тоже ничего.
  • THREESTARS / 8 апр 2015
    Ночью прочитала этот рассказ. Поставила плюс. Сегодня сижу и думаю: когда кто-то активно возмущается недостатками произведения, здесь принято считать, что оно читателя задело. Меня этот рассказ очень сильно задел, так задел, что ничего не хотела комментировать. Но знаю точно: автор ждет отзывов. И чем сильнее автор, тем больше он нуждается в конструктивных замечаниях. Из уважения к автору, в благодарность за прекрасный рассказ могла бы наловить "блох". Не буду. Хочется помолчать))
    • Домино / 8 апр 2015
      Спасибо за тёплые слова. Написала рассказ, а потом пришлось сокращать на 2 тысячи знаков. Это много. Кое-что от такой "обрезки" пострадало. Да и торопилась выложить, пока не пришло желание что-то переделать. Могло уйти настроение.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору