На главную
 
 
 

На круги своя
Автор: Калина / 12.10.2012

На круги свояС огорода доносилась отборная брань. Отец «воспитывал» Егора. Таня, спрятавшись в с детства любимом укромном уголке сада, тревожно вслушивалась в доносящиеся к ней очень похожие (иногда трудно было понять, кода говорит Егор, а когда отец) голоса.

«Как отец не может понять, — с тоской, чувствуя, как по телу привычно разливается холодная волна страха и ноги подгибаются, думала Таня, — что мы с братом взрослые уже люди, ну нельзя же с нами как с провинившимися школьниками! Хотя нормальные отцы и школьников не матерят, дебилами и уродами тоже не обзывают».

Отец никогда не жалел их. Ремень и крепкое слово — вот лучшие воспитатели, так он считал. Но на людях отец был сама доброта. На маму, пытавшуюся вступиться за себя, детей, обратиться в местные органы власти за помощью, смотрели как на склочную бабу.

Отец никогда не жалел их. Ремень и крепкое слово — вот лучшие воспитатели, так он считал. Но на людях отец был сама доброта.

— Ты чего, Семеновна, — многозначительно крутили соседки пальцем у виска, — мужик не заливает, по бабам не шляется, каждую копейку в дом несет, а ты на него в милицию? Пожила б как мы, увидела, по чем фунт счастья.

«Лучше б он пил и девок водил, — Таня по голосу отца поняла, что тот уже вошел в раж, и одной бранью дело не закончится, — может, тогда б у него было меньше времени на «воспитание» семьи. Уйти от него надо было давно, да некуда, он бы везде достал».

Таня осторожно выглянула из-за яблони. Егор, высокий, сильный, широкоплечий, стоял перед отцом, понурив голову. Таня иной раз хотела, чтобы брат отца ударил, нет, побил, до синевы на всем теле, как они с Егором не раз биты были, может, тогда б он почувствовал…Но ей тут же становилось стыдно таких мыслей: отец все-таки.

Таня на миг прикрыла глаза и представила, как им жилось, если б отца вдруг не стало. Тогда она не боялась бы каждый вечер возвращаться с работы домой. Господи, как это здорово, знать, что дома тебя ждут покой и уют, горячая чашка чая, хорошая книга, веселая мама, радостный, а не озлобленный брат. И вот вместе они собираются за большим столом, поболтать о том, о сем, как все нормальные люди. А вместо этого — постоянные скандалы, маты, мордобой. Таня давно поняла, что для отца рукоприкладство — норма жизни, наверное, и его так воспитывали.

Таня открыла глаза и вначале не поняла, что случилось. А потом до нее дошло: тишина! Вокруг разлилась неимоверная тишина, будто в природе что-то произошло. Отец так быстро успокоиться не мог. Она посмотрела в сторону огорода. Там стоял Егор, у ног его лежало нечто бесформенное, огромное. Отец, поняла Таня. Она бросилась к ним.

Странно скрюченный, с посиневшим лицом, отец лежал с закрытыми глазами и, казалось, не дышал.

— Э-т-т-т-о т-т-т-ы е-е-е-г-го? — в ужасе прошептала Таня.

Она страшно заикалась. Тоже по милости отца. Однажды, решив наказать ее за какую-то провину, глядя дочери прямо в глаза, он взял ее единственную любимую куклу и, оторвав голову, сказал:
— Еще раз утворишь такое, и тебе голову оторву, как кукленку, поняла?

Таня, словно завороженная, смотрела на валяющиеся в разных углах комнаты части куклы. Она неделю потом не мола спать, температура каждую ночь поднималась до 40, и с тех пор заикалась.

— С ума сошла? — Егор презрительно сплюнул, — я его и пальцем не тронул. Инсульт, наверное, вон, синий, как баклажан. А лучше б инфаркт, больше шансов, что коньки откинет.
— Т-т-т-ы ч-ч-ч-т-т-т-о? — испугалась Таня. — Н-н-н-е-е-льзя т-т-т-а-а-к!
— А как он с нами — можно? — заорал Егор. — Ладно я, мужик, терпел, хотя давно мог уйти, вас с матерью жалко было на этого оставлять. Ты заикой стала, ни тебе работу нормальную найти, ни парня завести. Скажи, ты всю жизнь мечтала в своей вонючей библиотеке сидеть? Нет, пошла туда потому, что говорить не нужно: книжку дал, книжку принял. А кто травиться хотел, когда Руслан бросил, мол, с заикой жить, самому дураком стать? А ты говоришь…

Таня открыла глаза и вначале не поняла, что случилось. А потом до нее дошло: тишина! Вокруг разлилась неимоверная тишина...

Отец умирал в больнице долгих 4 дня. Егор к нему заходить отказался. Таня, все это время дежурившая возле отца вместе с мамой, глядя на пожелтевшее, уже чужое (да и было ли оно когда-нибудь родным?) лицо, думала:
«Отец, отец! Кто ты, что ты за человек? Что ты оставил после себя? Ведь родной сын не пришел. Да и я… Ухаживаю за тобой, потому что так нужно, долг велит, а не потому, что люблю. Стыдно мне, но так и есть. Ведь прав Егор, поломал ты нам жизнь. Из-за заикания я всю дорогу изгой: дружить никто не хотел, насмехались, парни отворачивались, как от прокаженной. Сколько комплексов из-за этого нажила. Да разве только из-за этого? Битая, запуганная, на людей как волчонок смотрю. А Егор… Боюсь, он может стать как ты. Другого просто не видел».

И вдруг, словно угадав ее мысли, отец открыл глаза.

Он взял Танину руку в свою большую ладонь, сжал с неожиданной силой, будто хотел что-то вложить, улыбнулся и… умер.

— Мама, — закричала Таня задремавшей на свободной кровати матери, — мама, отца больше нет. Нужно звонить Егору.
— Я здесь, — Таня увидела заходящего в палату брата, — я здесь. Ты права, отец все же.
— Ну и молодец, — сквозь слезы улыбнулась Таня.

И вдруг и мама, и Егор с удивлением посмотрели на нее.

— Танечка, — прошептала мама.
— Танька! — воскликнул Егор.
— Что? — не поняла она.
— А ведь ты больше не заикаешься!

 



 

Ваше мнение 19  

Оставить комментарий
  • Автор / 5 ноя 2012
    Спасибо огромное за поддержку
  • Sirena-rena / 2 ноя 2012
    Мне тоже этот рассказ ОЧЕНЬ понравился. Жаль, недооценили. Автор, пишите еще.
  • иЮль / 2 ноя 2012
    Калина, примите от меня виртуальный приз зрительских симпатий. Кто-то из ваших читателей написал - "никогда больше не шлепну дочь". Такая реакция и читательское неравнодушие говорят о том, что рассказ - получился. Спасибо за вашу искренность. Пишите еще.
  • Г*люка / 16 окт 2012
    Никогда в жизни больше не шлепну свою крошечную дочь. Спасибо, автор, донесли до моей бестолковой головы реальные страхи моего ребенка из-за криков мамаши-монстра.
  • Тигр (Интернет) / 15 окт 2012
    Очень сильный и тяжелый рассказ. Зацепил за душу очень сильно, аж больно стало... Герои живые, их как видишь перед собой, хотя каждый из них в чем-то своем поломанный и ущербный. Автор, как хорошо вы передали это! Эмоции от рассказа сильные, хотя и тяжело очень.
  • Жёстко, но честно и жизненно. Эх, сколько таких семей, сколько изломанных детских судеб! И написано неплохо. Технические недостатки ниже уже отметили, повторяться не буду. Автору респект.
  • Не понравилось абсолютно. И не торкнуло, потому что нелюди какие-то все, противно и всего лишь.
  • Автор / 12 окт 2012
    Под звездочкой не автор. Все по-честному
  • Лю (Морской) / 12 окт 2012
    Как уже написала иЮль - рассказ заряжен! Я согласна. Рассказ абсолютно точно и четко передает напряжение ключевого, переломного момента, несмотря на то, что короткий. В данном случае - это плюс. Нечего там рассусоливать. Что было? Почему не расстались родители? Почему молчали соседи? Да только чуть включить фантазию, и картинка складывается: соседи - моя хата скраю... Мать - измученная, забитая, неуверенная в себе женщина... И страдающие, израненные дети,будущее которых туманно. На мой взгляд, все удалось. Автору пятерка.
  • Автор, рассказ хороший.) Вы его перегрузили, конечно, да и силенок еще вам не хватает на героев с такими противоречивыми характерами, но в целом неплохо.
  • lica (Калининград) / 12 окт 2012
    В приницпе могло быть неплохо. Замечания по тексту, с которыми я полностью согласна, уже высказаны New Moon. Но вот поподания в тему не увидела. Только хочу спросить у автора: почему как ГГ в чем-то ущербна, так обязательно в библиотеке? Кстати, в библиотеке говорить приходится очень много, потому как обслуживание читателей - это не "книжку взял, книжку принял". После фразы о "вонючей" библиотеке у меня сразу появилось отторжение, и неприятен стал не только папаша-деспот, но и сын. В общем, минус.
    • lica (Калининград) / 12 окт 2012
      *попадания*
    • "После фразы о "вонючей" библиотеке у меня сразу появилось отторжение, и неприятен стал не только папаша-деспот, но и сын." ))) А сын должен обязательно в рассказе вызывать положительные эмоции? Хороший/плохой, черное/белое? Если в семье основная манера общения - брань, то глупо ожидать, что дети будут говорить литературным языком. Наоборот, автору плюс за то, что герои реальные, с их недостатками. Язык здесь как лакмус: один ребенок не разбирает выражений, другой вообще говорить не может. Есть над чем задуматься.
  • Здравствуйте, Калина. Меня впечатлил ваш рассказ. Четко, точечно выбран момент, ключевой для этой семьи. И через него раскрыт клубок невротических отношений. Эпизод с куклой – реальный такой жутик, дети до определенного возраста не разделяют себя и свои игрушки, считая их частью себя. Папаша - людоед, во всех смыслах. Много вопросов осталось, но это скорее в плюс, чем в минус: не сиюминутное вышло чтиво. Послевкусие есть. По вопросам: как такое сложилось, почему взрослыми не разъехались, как соседи не пронюхали, ведь шила в мешке не утаишь, сколько не любезничай отец на людях, все равно узнают, раньше или позже: кто-то что-то увидит-услышит, и – пошло сарафанное радио. Но при всем при этом – могло быть и так. То есть я автору верю. Почему? Потому что рассказ эмоционально заряжен. Не сконструирован, а выдохнут. Я так его чувствую. И еще… Есть, вот как хотите, что-то детское в этих буковках, что-то от мечты о счастье, которое там, где просто не орут и не дерутся, и в доме хорошо. Будто дети спрятались в укромном уголке, и рассказывают страшную сказку со счастливым концом. А в это время в доме папа лупит маму.
  • + от меня автору. Рассказ 'пробирающий', заставляет посочувствовать, переживать и задуматься.Тема тяжёлая для 'переваривания',но рассказ читается на одном дыхании.+
    • lica (Калининград) / 12 окт 2012
      Вот мне так интересно: могу понять еще, когда отзыв ругательный, комментатор скрывается под звездочкой. А хвалит почему инкогнито? Такое создается впечатление, что за звездочкой скрывается сам автор.
  • Mati (Симферополь) / 12 окт 2012
    Много неоправданно длинных предложений - пока дочитаешь, собъешся. Их надо разбить на два. И, конечно, почистить текст.
  • New Moon (Интернет) / 12 окт 2012
    Блохи: "спрятавшись в с детства любимом укромном уголке"- В, С, ДЕТСТВА - слишком много букв, "любимом укромном" - два прилагательных подряд звучит коряво. "Спрятавшись в любимом с детства укромном уголке" - уже звучит совсем по-другому. Да и то - и "любимый" и "укромный" в одном предложении - слишком громоздко, одного прилагательного достаточно. "доносящиеся к ней очень похожие (иногда трудно было понять, кода говорит Егор, а когда отец) голоса" - снова два прилагательных подряд, громоздкое предложение - вместо того, чтоб пояснять в скобках, надо было разбить на два предложения. «Как отец не может понять, — с тоской, чувствуя, как по телу привычно разливается холодная волна страха и ноги подгибаются, думала Таня..." - "Понять" два раза подряд, в предыдущем предложении и здесь; опять витиеватое предложение, не поймешь с первого раза "кто на ком стоял"... "Из-за заикания я всю дорогу изгой" - Какую дорогу?.. Чистить, чистить и чистить текст. Конец - оборван. Хочется спросить "И что?" Избавились от деспота, выполнили долг - молодцы комсомольцы, а что дальше? Где выбор - в том, что Егор не ушел? в том, что семья не отказалась от деспота-отца, и получила за это награду в виде чудесного излечения? Такие проповеди в воскресных школах читать надо. Можно было выразить переживания героев гораздо глубже. От меня тройка.
    • Маргарита / 12 окт 2012
      а мне про дорогу как раз все понятно, это разговорное, героиня имеет право так думать, это же мысли а не авторская речь
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору