На главную
 
 
 

Мы выбираем...
Автор: Калина / 19.02.2014

Игорь Валентинович отложил документы, встал из-за письменного стола, и тут же почувствовал, как навалилась усталость. Надо отдохнуть. Для полного восстановления ему не нужны были баня, водка, бабы, перемена впечатлений, психоаналитик, какая-то еще традиционная или новомодная хрень. Только сон, часов пять, можно больше, но не меньше.

Как и многие находящиеся при власти люди, Игорь Валентинович обладал потрясающей выносливостью и стрессоустойчивостью. Переговоры, совещания, встречи, приемы, распутывание интриг, их предупреждение выматывали больше, чем самый тяжелый физический труд. Но в последнее время стал уставать быстрее. «Возраст, — решил он, — 55 лет — не шутка. Может, бросить все к чертям собачьим?». Но Игорь Валентинович знал, что подобные мысли — легкое кокетничанье еще полного сил здорового мужика, просто немного уставшего. Работу он не бросит. Иначе через полгода захиреет, а через год отнесут его туда, где повсюду расставлены плюсики. Многие знакомые удивлялись, мол, зачем тебе вся эта политика? Пенсия (по выслуге) приличная — не один десяток лет отрубил в «органах», о которых в советское время говорили шепотом. Но пенсия — это так, официоз. Помимо нее у Игоря Валентиновича имелись еще кое-какие активы, о происхождении которых он не распространялся. Но самые главные активы он держал в голове: кто владеет информацией, тот владеет миром. В общем, на прилично оформленную безбедную старость хватило бы.

Переговоры, совещания, встречи, приемы, распутывание интриг, их предупреждение выматывали больше, чем самый тяжелый физический труд.

Однако Игорь Валентинович был из тех кадров, которые без работы не могут. Знания, опыт, а главное, энергию, нужно было куда-то внедрять. Иначе, не найдя выхода, они бы его просто «задавили». Так он стал советником одного очень большого человека. Фактически — серым кардиналом, поскольку без его одобрения и консультаций не принималось ни одно мало-мальски важное решение. Вот так. Серые кардиналы, владеющие информацией, правят миром.

Игорь Валентинович подошел к окну. В стеклопакет, словно дразнясь, заглядывала и пряталась тоненькая березовая ветка. На ней уже распустились молодые листочки, сияющие юной, еще не запыленной большим городом красотой.

Игорь Валентинович нажал кнопку на пульте, и кабинет заполнился композициями Эннио Морриконе. Сегодня выдался на удивление спокойный день. Можно и домой — восьмой час вечера на дворе. Но домой как раз не хотелось. Тома, жена, в последнее время стала просто невыносимой. Вот уж никогда не думал, что его «царица Тамара», станет «дворянкой столбовой» из разряда самодуров. Или самодурочек, как правильно? Власть, которой обладал нынче муж, вскружила ей голову. Игорь Валентинович удивлялся: ведь и раньше он был не последним человеком в городе, мог ощутимо дернуть кое-кого за кое-какие части тела. Тогда Тамара была настоящей женой офицера, боевым товарищем, и «звездная» болячка ее миновала. Что ж теперь изменилось? «А то, — подумал Игорь Валентинович,— что сейчас она может в открытую демонстрировать свое влияние, хвастаться социальным положением своим и моим, раньше это не приветствовалось». Ему не хотелось признаваться, что жена превращается в обыкновенную сварливую бабу из коммуналки, просто умеет прикрывать это тонким налетом интеллигентности и образованности.

«Может, возрастные изменения влияют, — подумал Игорь Валентинович, — вылезает наружу то, что раньше она могла контролировать. Не может быть, чтобы я всю жизнь любил не ту женщину». Он и сейчас любил жену — так, как можно любить человека, с которым прожил почти три десятка лет. У него случались романы. Нет, «романы» неправильное слово — интриги. Так, для остроты жизни. Но они никоим образом не могли влиять на отношения в семье. Жена и дети были для него самым главным, любимым и охраняемым тылом. И вот на старости лет дожился — не хочется домой идти. Может, он тоже в чем-то виноват? Наверняка да. Каждой женщине хочется внимания, а у него вечно работа. По пальцам можно пересчитать случаи, когда они вместе отдыхали или выходили куда-то. Теперь Тома наверстывает упущенное: театры, выставки, салоны красоты, презентации и т.д., но опять же без него. С такими же «столбовыми» подругами. Игорь Валентинович вспомнил, как жена вчера отчитывала новую домработницу за какую-то мелкую провинность — разбитую чашку, что ли. С выражением превосходства, холодной надменности, цедя сквозь зубы каждое слово.

Игорь Валентинович и сам иногда был крут — деятельность и тогдашняя, и сегодняшняя отпечаток налагали.

— Ты здесь на правах гастарбайтера, милочка. То есть, никаких прав у тебя нет, только обязанности. И в них не входит битье моей посуды. Ущерб, в том числе моральный, будет возмещен из твоей зарплаты.

Игорь Валентинович, довольно резко, попросил оставить девушку в покое. Чтобы из-за дурацкой чашки так полоскать человека! Моральный ущерб! Да этих чашек в доме — бить не перебить, а девочка сама двоих детей воспитывает. Раньше жена не позволяла себе подобного обращения с персоналом, умела держаться на расстоянии, при этом не задевая достоинства. А сейчас… Салтычиха в современной обработке. Игорь Валентинович и сам иногда был крут — деятельность и тогдашняя, и сегодняшняя отпечаток налагали. Но при всем этом он обладал врожденным чувством справедливости и просто так — из-за дурного характера или расположения духа, на людей не набрасывался.

Тамара смолчала — у нее с молодости сохранилась привычка не перечить мужу. Но, уходя в свою комнату, вполголоса (это уже была совсем новая привычка), пробубнила:

— На молодых потянуло…

…Хочешь, не хочешь, домой надо. Сегодня на ужин дети с внуками придут — деду радость. Хоть перед ними видимость нормальной семейной жизни нужно блюсти. Игорь Валентинович собирался отойти от окна, но тут увидел, как во двор вышла Ирина. Новая сотрудница, забыл, из какого отдела, то ли бухгалтерия, то ли кадры. Увидев ее первый раз, Игорь Валентинович даже споткнулся от неожиданности. Эта молодая женщина была окружена сиянием, светлой аурой. Быть может, такой эффект создавали ее длинные, отливающие золотом волосы и лучистые глаза. Хотя не только это. От нее исходила светлая энергия доброжелательности и искреннего интереса к людям. В этой конторе, где тебя повсюду окружают стаи друзей, Ирина, с ее искренностью и доброжелательностью, смотрелась как-то…диковинно. «Сожрут девочку, — с непонятной для него самого тоской подумал Игорь Валентинович, — уйдет она отсюда. И правильно сделает». Ему будет не хватать Ирины, ее улыбки и этого теплого сияния, от нее исходящего. Странное дело: Игорь Валентинович мог не видеть ее неделями, однако же сознание того, что она близко, буквально за тремя стенками, наполняло его радостью. Да, именно радостью.

«Сожрут девочку, — с непонятной для него самого тоской подумал Игорь Валентинович, — уйдет она отсюда. И правильно сделает».

«Неужели влюбился, старый дурак? — спрашивал сам себя Игорь Валентинович, — ерунда какая». У него не было времени на любовь или что-то другое, не входящее в жесткие рамки делового расписания. Да и какая любовь в его-то возрасте, с его-то жизненным опытом? Все видел, все перепробовал. Это по молодости можно в любовь поиграть. А сейчас… Силы вроде бы есть, только расходовать их нужно не бездумно, а запланированно, чтобы на все хватило. На развлечения с молодыми девахами, которые сами не прочь, его хватает, на любовь… Это такой тяжкий труд. Игорь Валентинович прекрасно знал, что смог бы уложить Ирину в постель. Он умел быть чертовски обаятельным, да и внешностью Бог не обидел. Заартачилась бы — применить «админресурс», хотя до такого у него никогда не доходило, во всяком случае с женщинами. Но что-то не давало ему этого сделать. Проанализировав свои мысли и чувства, Игорь Валентинович понял: он просто боится. Эта хрупкая сияющая женщина может затянуть его, как бездна, и к черту пойдет все, чего достиг, нажил, и никакие жесткие деловые расписания не помогут. В Ирине было что-то опасное лично для него, хотя сама она об этом, быть может, и не подозревала.

Словно почувствовав его взгляд, Ирина подняла голову. Даже отсюда, с высоты третьего этажа, Игорь Валентинович увидел сияние ее лучистых глаз. Дыхание перехватило, сердце сжалось, но усилием воли он снова заставил его биться спокойно.

— Пройдет, все пройдет, — успокаивал себя Игорь Валентинович. Однако ноги его предательски дрожали, и он снова сел за стол. Выключил музыку, машинально включил телевизор. Показывали фильм «Большая перемена».

«Мы выбираем, нас выбирают…» — грустил приятный женский голос…

 



 

Ваше мнение 22  

Оставить комментарий
  • Ольчик-Василек / 21 фев 2014
    И вообще, как автор может говорить: «пхохо так плохо, главное, что прочитано». Если ты хочешь что-то донести читателю – нужно делать это ответственнее, искренне и добросовестнее. А настрочить пару-тройку тысяч знаков, чтобы ПРОСТО прочитали – нечестно по отношению к читателю, который должен тратить свое время на чтение пустого текста. Что касается Игоря Ивановича – не поняла его. Всю жизнь изменял жене ради остроты ощущений – использовал женщин для своего удовольствия. А тут увидел очередную молодку и вдруг решил, что влюбился. Вроде бы он хочет и может уложить молодую деваху в постель, и в то же время не хочет расходовать свои силы бездумно. АБСУРД.
    • Мир-ра / 21 фев 2014
      Не абсурд. Квартет И: "квартира за Садовым кольцом, девчонки - зачем? Домой не доедешь, придется оставаться, завтра на работу...."
    • Калина / 21 фев 2014
      Не всем текст показался пустым. Абсурдом здесь и не пахнет, потому что то история из реальной жизни. Просто нужно внимательнее читать. Впрочем, не читайте, если вам это кажется пустой тратой времени. Можно, конечно, метровыми буквами написать почему герой поступил так и так, чувствует то и то. вот это уже будет абсурд.
    • а что автору делать, если одним не нравится, а другие в восторге? Только благодарить, что прочитали ))) абсурда никакого нет, все по жизни
  • Мир-ра / 21 фев 2014
    Рассказ понравился, прочитала отзывы и задумалась про однобокость героев. С одной стороны действительно - жена стервь, Иришка ангел. Но с другой, повествование же ведется с точки зрения ГГ. От третьего лица, но это тем не менее, рассказчик в данном случае практически тождественен герою. И для него такая предвзятость органична. При этом неверно, что-де автор утверждает, что во всем виновата жена - ГГ же признается, что он ее игнорирует, и что ее поведение - реакция на этот игнор со стороны мужа. При этом он чувствует, что чувствует - имеет право. Кроме этого, весьма хорош язык и попытка разбавить засилье женских сопелек трезвым мужским подходом. На мой взгляд, герой и "мужской" стиль изложения вам удался - довольно делово, без тысячи эпитетов и детальных разборов эмоциональных состояний. Вместо тысячи прилагательных - одна сценка с разбитой чашкой всё объясняет. В целом, я считаю, пока что лучший рассаказ в этом месяце.
    • Калина / 21 фев 2014
      Спасибо, МИР-РА. Особенно за отсутствие сопелек - сама их не люблю. спасибо.
  • Очень хорошо!, Калина! Просто замечательно! Музыка Марриконе - символ чувственности - выключена. Прагматизм берет верх над чувствами. Всё к месту, всё - в меру! Если придираться, то только к преувеличенной однозначности. Жена безупречно плохая, Ирина безупречно хорошая ))) Но и так можно. Почему нет? Плюс!!!!
    • Калина / 19 фев 2014
      Спасибо за хороший отзыв! Они такие разные сейчас - от очень плохо до замечательно. Спасибо. а почему вам показалось, что Тамара и Ирина однозначные?
      • ну в смысле одна плохая до упора, другая - едва ли не святая ))) Вы показываете причины перемены отношения мужа к жене в поведении жены - это авторский вариант и он имеет право быть. Однако тоньше и интересней, когда без видимых причин тянет мужчину к молодой женщине. Причины в природе: женщины раньше взрослеют и раньше стареют, факт. Но и так, как вы написали, тоже бывает. Мне ход с музыкой понравился ))) Верю, что такой вот, статусный мужик из спецслужб сумеет подавить в себе зародыш чувства
        • если жена превратилась в стервь, то, вряд ли... а Морриконе можно опять включить)))
  • Чипулёнок / 19 фев 2014
    Для меня показплся очень тяжелый текст. И сути не уловила(((
  • Вполне житейская достоверная история. И закончил вовремя...Есть о чем подумать! А вот к конкурсу этот рассказ притянут за уши. Включенная и выключенная музыка... Упоминание о музыке не органично, а просто вставлено, чтобы соответствовать тематике. Хоть история банальная, но написано неплохо, за исключением штампов- тема жены, например. Никто не бывает однозначен. Вообщем " и хочется, и колется, и мамка не велит"))))))))))Удачи писателю!
    • Калина / 19 фев 2014
      Спасибо. Как по мне, Тамара не совсем однозначная, в молодости одна, сейчас другая. так бывает. Иногда жизнь вскывает то, что было спрятано глубоко и не давало о себе знать.
      • вскрывает, случается, но то, что было не исчезает бесследно. Жена прошла путь рядом с мужем и сыграла свою роль в его становлении, вряд она так долго была скрытой стервой )))
        • Вот-вот! Лучше написать о жене))))))) Мыкалась по всяким гарнизонам, 30 лет заботилась- ах-стерва стала) Понятно, что молоденькая лучше. Только если уже от женщины, которую всю жизнь знал, иногда не знаешь, что ожидать. То что говорить о молоденькой! Дай ей достаток и власть-что из нее получится? Вот где интрига)))))))))))Прошу продолжения истории))) Жена то верно угадала, чего ему захотелось))))))))))))
  • Ну и что? О чем рассказ? Оборвали на кульминации - мусолили, мусолили мысли героя, пережевывали, пришло время развязки, и тут бац! - конец. Плохо, Калина, очень плохо.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору