На главную
 
 
 

Морок
Автор: RA / 07.10.2014

Лето пролетело как один день. В отпуск вырваться не удалось.

«Не переживай, дорогая, — сказал муж. — Сейчас при наличии денег лето может быть круглый год. Махнем, например, на Мальдивы — вот тебе и лето!» И купил.

«Как хорошо. Летим через две недели. А еще столько дел: вещи в дорогу собрать, сынишке зуб вылечить, две презентации».

Но сколько она ни пыталась переключить свои мысли, они все время возвращались в исходную точку. Сегодня она идет на встречу. Юрка Сазонов открыл свое кафе и решил блеснуть этим фактом перед одноклассниками. Валя на эти встречи не ходила, а в этот раз решила пойти. Хватит прятаться! — какая теперь разница. Все в прошлом. Имеет она право, в конце концов, увидеть старых друзей. Да и что греха таить — блеснуть своим новым костюмом, купленным в Париже, своей новой прической и своей успешностью.

Но сколько она ни пыталась переключить свои мысли, они все время возвращались в исходную точку.

…Они дружили с седьмого класса. Оба симпатичные, спортивные. Он — высокий блондин, она — хорошенькая брюнетка. Поначалу в школе их парочка вызывала жгучий интерес, а потом все привыкли. В институты они поступили разные, но все равно вели себя как два попугая-«неразлучника». Наконец, после третьего курса было решено пожениться. Это было красивое торжество. Родственники выдохнули. Сколько же можно дружить? Женька перебрался к Валентине. Так было решено на семейном совете. Она жила вдвоем с матерью, а у Женьки было тесновато.

Семейная жизнь оказалась не безоблачной. Выяснилось, что в ней полно важных мелочей. И постепенно Валентину стало многое раздражать: по утрам Женька бегал домой, чтобы выгуливать любимую собаку, по дому он практически ничего не делал. Валентина и раньше знала, что к домашним делам он мало приспособлен, но почему-то думала, что он изменится. То, что он теперь глава их маленькой семьи — не понимал. Денег вечно не хватало. Приходилось часто жить за мамин счет, это было неприятно и унизительно. Получилось, что вместо помощи на шею ей она повесила еще и Женьку. Особенно ее взбесил случай, когда они с мамой, настряпав два листа пирогов, ушли прибраться в парикмахерскую, где вечерами подрабатывала мать. А когда вернулись, Женька в компании своих спортивных приятелей сидел на кухне, уплетая последний пирог с блюда.

— Как вкусно было! Спасибо, Наталья Николаевна! Пироги удивительные.

— На здоровье! — сказала мать и рассмеялась.

А Валентине захотелось плакать и дать ему этим блюдом по довольной роже.

— Почему вы все съели? — спросила она чуть позже, когда немного успокоилась.

— Я думал, вы поели, а мы после тренировки, и чего ты опять начинаешь цепляться? Делов-то, — сказал он безмятежно, совершенно не ощущая никакой вины.

Он вообще не собирался менять свои привычки. Днем учился, вечером ходил на тренировки, качал бицепсы и трицепсы.

— Может быть, тебе тоже следует где-то устроиться?

Он вообще не собирался менять свои привычки. Днем учился, вечером ходил на тренировки, качал бицепсы и трицепсы.

После института она бегала теперь убирать пару офисов недалеко от дома.

— А как же тренировки? — удивленно спросил он. — Мама сказала, чтоб я не вздумал бросать учебу и спорт. Они же подкидывают нам денег.

— А почему они должны нам подкидывать? Ну, участвуешь ты в институтских соревнованиях и что? Занимайся для себя, для поддержания формы. И маме не пора ли помочь?

— Зачем? Мои хорошо зарабатывают. Вот учебу закончим, будем работать, перестанем одалживаться. Брось дуться, зайка, иди ко мне!

Но Валентина развернулась и ушла в комнату матери. Там она привалилась к ней, уткнулась в ее плечо.

— Что с тобой происходит?

— Он меня бесит, мама. Зачем надо было жениться? Ну и встречались бы. Так все было хорошо! Ни забот, ни проблем.

— Семейная жизнь — это большой труд, — мягко заметила мать. — Он же добрый, хороший мальчик, и ты его любишь.

— Вот именно — мальчик. Вечный мальчик!

— Он изменится. Просто мужчины созревают позже.

— Не знаю, мама. Я уже ничего не знаю и ни в чем не уверена.

…Через год они развелись. Вернее, расстались. Однажды, после очередной ссоры, он не стал ее успокаивать, а ушел к родителям. Вещи он собрал позже. Они почти не разговаривали. Мать металась от одного к другому, плакала, но взаимное раздражение уже не позволяло найти общий язык. Свекровь обиженно поджимала губы. Жалея родителей, решили пока не разводиться, а просто взять паузу в отношениях. Но пауза затянулась.

Жалея родителей, решили пока не разводиться, а просто взять паузу в отношениях. Но пауза затянулась.

Валя познакомилась с Юрием Сергеевичем. Он был старше ее всего лет на семь, но был уже весьма успешным бизнесменом. Ей он казался неприступным и самодовольным. Но однажды он задержался на работе и с удивлением разглядел, какая прелестная девушка уверенно намывает полы его офиса. Они разговорились. Юрий оказался славным, добрым и заботливым. Роман стремительно закрутился. И тогда она подала на развод. Всем занимался знакомый юрист. Детей не было, претензий тоже — развели их быстро. Вот и все! Как будто ничего и не было.

Началась новая жизнь. Родился сынишка. Валентина ладила с мужем, у нее был дом, мама ни в чем не нуждалась, неплохо шли дела на работе. Она знала, что Женька тоже женился, у него родился сын.

…Было весело, громко играла музыка. Уже больше часа они веселились в кафе, Валентина расслабилась — не пришел. Но он все же появился. И хотя она сидела спиной к двери, почувствовала, что вошел именно он. Все радостно зашумели, Валентина тоже повернулась и быстро оглядела его — все тот же, вот только лицо утратило прежнюю беспечность. Выглядел он каким-то утомленным и казался старше своих лет. Их взгляды встретились. У Валентины что-то дрогнуло в душе, ей стало нехорошо. Чуть позже она, стараясь не привлекать лишнего внимания, вышла на улицу, почти не сомневалась, что он выйдет следом. Он появился через несколько минут. Они упали друг к другу в объятья. «Эх ты, Валя — Валентинка моя!» — сказал он, коснувшись ее волос. Она гладила его родное лицо, все черточки которого были знакомы до боли. Сердце бешено колотилось, он целовал ее мокрые от слез щеки. Он все еще любил ее! Время замерло...

В кафе они не вернулись — долго бродили по знакомым улочкам. Казалось странным, как они могли не видеться так долго, как они могли жить друг без друга? Глубокой ночью, с трудом оторвавшись от него и клятвенно пообещав встретиться с ним завтра, Валентина села в такси. У нее болела душа. Она никогда не знала до этого, что страдания души могут доставлять физическую боль в груди. За стеклом мелькали огни города.

«Что же делать теперь?» Уже подъезжая к дому, она отчетливо осознала, что расстаться вновь немыслимо, но они, как Гулливер в стране лилипутов, привязаны к своей теперешней жизни таким огромным количеством почти невидимых нитей, рвать которые придется с кровью.

Домашние спали. Валентина открыла дверь в комнату матери. Та, проснувшись, с тревогой посмотрела на ее лицо и сразу все поняла.

«Нельзя войти в одну реку дважды… нельзя… нельзя». Эта известная мысль была выстрадана кем-то. Наверное, он выкрикнул это в отчаянии, пытаясь вернуть ускользнувшее прошлое и понимая, что изменить или исправить его невозможно.

Домашние спали. Валентина открыла дверь в комнату матери. Та, проснувшись, с тревогой посмотрела на ее лицо и сразу все поняла. Валентина прилегла к ней и уткнулась в ее теплое и родное плечо.

— Что же я наделала, мама? Как же теперь все будет?

— Утро вечера мудренее, — сказала по обыкновению мать. — Поспи! Ты все решишь завтра.

…Утром Валентина проснулась от телефонного звонка. Звонила одноклассница Лариска, вечное «радио», которая всегда знала все и обо всех.

— Что, старая любовь не ржавеет? — спросила она, засмеявшись. — Ушли вчера по-английски. Даже поговорить с тобой не успели.

— Да что-то стало нехорошо, — соврала Валентина, с болью вспомнив вчерашний вечер. — Пришлось вызвать такси и ехать домой.

— Ну-ну! Понятно! А я уж думала… С Женькой-то хоть пообщались? Вышел за тобой и привет!

— Ну, перекинулись парой слов, пока машину ждали. Он сказал, что просто заскочил со всеми поздороваться, у него дела какие-то были, — снова соврала Валентина.

— Ой! Дела у него! Знаем мы эти дела. Да ну его. А вот ты... Ты вообще, так изменилась. Класс! — восхитилась Лариска. — Молодец, хорошо устроилась. Прямо красавица! А Сазонов вчера так перебрал на радостях. Жена его прям шипела вся к концу вечера, как змеюка... Вообще все изменились. Только Женька твой вот совсем не меняется.

— Какой он мой? Давно уже не мой.

— Ну, это я к слову. Привыкли же в школе к вашей парочке. Думали — не расстанетесь... А вообще, правильно, что ты его бросила. Я сейчас с его женой работаю, ну, в одном отделе. Вкалывает, как лошадь ломовая. Мы ее все жалеем. Всё на ней: работа, мальчишка, дача. Он в своем НИИ штаны протирает за гроши, а потом мышцы, блин, качает вечерами. Да еще на рыбалку повадился. Знаем мы эту рыбалку. Лишь бы дома ни черта не делать. Чего она его терпит? Мы все удивляемся.

— Да что-то стало нехорошо, — соврала Валентина, с болью вспомнив вчерашний вечер. — Пришлось вызвать такси и ехать домой.

— Любит, наверное.

— Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда, — Лариска засмеялась своему остроумию. — Что это за любовь такая? Игра в одни ворота. Внешность да фигура — не главное. Хорошо, что ты его раскусила — инфантил. Вроде добрый и ласковый, но эгоист, вечный мальчик. В гробу я видала такую любовь!

Они еще немного поболтали. Положив телефон, Валентина еще полежала, гоняя невеселые мысли.

«Что это было вчера? Что? Нельзя сказать, что он больше не волнует меня — я, пожалуй, все еще люблю его! — но только иллюзии на его счет развеялись. Лариска права — он, видимо, так и останется инфантильным мальчиком. Еще встречу наобещала. Зачем?... Не ожидала от себя таких страстей. Морок какой-то».

Она решительно встала, подошла к зеркалу.

«Да… Какая я уже Валентинка? Скорее, Валентина Ивановна! — мать семейства... Не надо нам встречаться... Незачем… Ой, сегодня же нам с Юрой на презентацию, на прическу в три записана, а еще не решила, что надеть…

Она накинула халат и вышла из спальни. Снизу, из гостиной, слышался довольный смех мамы, счастливое повизгивание сына и веселый лай собаки.

«Родные мои! Как соскучилась. Опять Юра его подбрасывает, еще уронит, не дай бог. Интересно, чем они вечером занимались?»

И она стала быстро спускаться по лестнице, навстречу новому дню.



 

Ваше мнение 7  

Оставить комментарий
  • Первая часть рассказа у Вас, Ra, хорошо написана. Если бы не досадная ошибка про "Юрка Сазонов открыл кафе" и трампампам. Хотели написать "Женька", но, видимо, запутались :) Бывает. А вот вторая часть как будто...как будто другим человеком написана. И тавтология, и какая-то скомканность и шаблонность. Но, если это только первые шаги, то совсем не страшно :) Всё получится. Успехов Вам.
    • НУ и критика) В основном читаю, редко комментирую, но этот коммент развеселил. Понятно, что Юрка там какой то открыл кафе и собрал одноклассников, где пришлось героям встретиться) причем тут Женька? И вторая часть абсолютно выверена и отражает смятение и сомнения . Очень грамотно и логично все . Рассказ удачный, автору респект)
  • Эх, вот так вот судьбы и ломаются! Воображение и разум живут каждые своею жизнью... Повезло, что остановил звонок всезнающей одноклассницы. Хотя, кто знает, встретит в очередной раз свою любовь нержавеющую, и снова "крышу" снесет. Хороший рассказ, затягивает на размышления.
  • Глория / 8 окт 2014
    Не поняла, отчего Женькино "лицо утратило прежнюю беспечность. Выглядел он каким-то утомленным и казался старше своих лет", если он ведет прежний, комфортный для себя образ жизни, "в НИИ штаны протирает за гроши, а потом мышцы, блин, качает вечерами. Да еще на рыбалку повадился"? Неужели по старой любви сохнет? Что-то не верится в его лебединую верность, не тот человек. В общем и целом- идея мне понра, не фиг менять нормального мужика и любящего отца на абы что с трицепсами)))
  • Забава Путятишна / 7 окт 2014
    Драматично… романтично… грустно… Тотальные инфантилы – примета времени… как жить?..)
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору