На главную
 
 
 

Молодость-молодость!
Автор: Ирина Литвинова / 13.06.2017

Когда отец мне предложил выкурить сигарету в конце девятого класса, чтобы поняла, что это такое, я честно отказалась наотрез. «Никогда не буду эту дрянь в рот брать!»

Поговорила с отцом и дунула в город. Так уж события по времени совпали, что мне надо было срочно выходить на ответственное комсомольское задание. Обеспечить пачкой сигарет девчонок. Собирались в летний трудовой лагерь, хотели там, на месте, в тайне от мальчишек, торжественно коллективно приобщиться.

Копейки пересчитала, по 10 копеек собирали, оказалось — 60. Вытаращилась пай-девочка отличница на красивые пачки за стеклом табачного киоска и соображает, что делать? Какие брать? Чтобы не ошибиться, купила самые дорогие по 55 копеек. «Золотое руно» назывались.

Вы уже понимаете, чем это закончилось! Ароматизированные, блиннннннннн! Кто же знал, что так тошнить будет, даже если не затянуться, а так только, для вида, во рту дым полоскать. Затянуться из девиц не смог никто. Старались, конечно, от души старались, сознавали ответственность исторического момента.

Потом долго никакого желания не было даже смотреть на эту дрянь. Более тошнотворных сигарет в жизни не встречала! Точный божественный расчет.

Похерили идею на корню. Прямо там, в темноте, подальше от палаток и самодельного деревянного туалета, как и настил для спуска в воду, сооруженного руками наших мальчишек. Пущино-на-Наре. Деревня. Километров двадцать от Серпухова.

Река Нара. Не обращали внимания, что самая холодная погода в Московской области стабильно держится в Нарофоминске? Река с дном, густо усеянным бьющими ключами. В жару прогреваются верхние десять сантиметров воды. Так и плаваешь, в расплюснутом состоянии, придерживаясь этих верхних сантиметров, чтобы не окоченеть.

Усадьба старинная недалеко стояла. Руины. Полезли по внутренней стене пятиэтажных обломков наверх. Не помню кто, но точно помню, что висела какая-то одноклассница головой вниз, зацепившись ногой за остатки ступенек, непонятно как свисающих вдоль стен. И орала. Спасли, конечно. Дуракам, особенно молодым, сильно везет.

С алкоголем так же не свезло по первости, как и с куревом. За год до Пущина-на-Наре. После восьмого. В Крыму. В селе Николаевка. Теперь — шикарный курорт. А тогда — село Николаевка Евпаторийского района. Море в ста метрах от Дома культуры сельского типа, точной копии нашего родного ДК. Мы жили в спортзале и работали в саду колхоза имени Ленина. Мне почему-то в жизни совхозы и колхозы только этого имени попадались. Персики, яблоки, сливы Ренклод:

— Девочки, персиков покушайте! — ставили в спортзале взрослые перед нами ящик с персиками.

— Бееее, — морщились девочки.

Объелись не на шутку. Свободны были сразу после обеда в столовке. Чем заняться? От моря тошнит. Персиков не хочется. Где экзотика? Надо попробовать напиться.

Объелись не на шутку. Свободны были сразу после обеда в столовке. Чем заняться? От моря тошнит. Персиков не хочется. Где экзотика? Надо попробовать напиться.

Мальчики неудачно попробовали. Двое. Изучали работу винных автоматов по 20 копеек. Отдыхали потом на теплых мраморных плитах местного кладбища. Проснулись от холода каждый на своей могиле — и в спортзал. Один тихо лежал, потом так и пил каждый день оставшейся жизни, ровно до сорока. Другой, с красной мордой и с чалмой из мокрого полотенца на голове шатался, как неприкаянный, и об стенки стукался. Долго. Пока взрослые не заметили. Комсомольское собрание. Мы с Лялей отбили товарища. Я отбивала, Ляля вдохновляла:

— Вова наш товарищ. Он хороший парень. Мы считаем своим комсомольским долгом взять его на поруки. Кто за взять на поруки?

Единогласно. Не удалось взрослым свой вопрос на голосование поставить — об отправке домой.

Вовка имел проблемы в жизни, но живой пока. Комсомол помог.

Трагичность момента заключалась в том, что все девочки переживали момент острой влюбленности в Вовку и сморкали сопли своего разочарования в единственную на весь дом культуры сельского типа раковину, мешая нам с Лялей элементарно постирать в ней носки. Мы в Вовика были влюблены в седьмом, давно протрезвели и были единственными, кто мог помочь другу в беде.

Так вот. Я уже имела к тому времени представление об алкоголе. Отец летом по редким выходным меня с какой-нибудь подружкой на семейный пикник брал. Как на грех лимонад регулярно забывали прихватить. Пили после бадминтона шампанское из полиэтиленовых стаканчиков.

Но ведь еще никогда не пьянела. Надо попробовать. На воле. Где же еще?

С твердым намерением напиться, выполнить принятое накануне вечером судьбоносное решение, мы с Лялей после обеда гордо прошествовали в единственное на все село кафе-мороженое. Там крымское «Игристое» продавалось. В бокалах. Вошли.

Облом! Девицы из вражеского лагеря во главе с Лебедевой мороженое лопают за столиком. Вся троица — Мяушка, Зеленова и Лебедева — подозрительно на нас косится тремя парами глаз, как подлый трехглавый змей. Скисли мы с Лялей. Прикинулись приличными и заказали мороженое.

Почему я так хорошо помню, как нам его накладывали в вазочки? Прямо каждый сантиметр движения половничка, выковыривающего шарики из дымящейся морозной массы. Садиться не стали. Стоя гордо слизали с ложечек ненужный трофей, дойдя до дна стальных вазочек, и пошли слоняться на жару.

Дай, думаем, персик купим. Настоящий персик, какие только на рынке бывают. Персик был огромным. Грамм 600, не меньше. Вернулись в спортзал. Добыли перочинный ножик. Нашли скамейку в тени. Разделили персик на четыре части. Ели долго. С отдыхом. Устали даже.

А тут взрослые то самое комсомольское собрание и созывают, где Вовку с чалмой из мокрого полотенца на голове из беды вызволять пришлось. Видать, могучие идеи посещают разные головы с поразительной синхронностью. Но некоторым все-таки удается довести дело до конца.

Кто же знал, что в тот момент, когда мы с Лялей только думали, как бы так напиться понезаметнее, мальчишки уже приступили к задуманному, обходили стройные ряды винных автоматов, которые в Крыму в то время стояли повсеместно?

Недолго пришлось горевать, что мечту не осуществили. Соображать начали, как друга спасать. Комсомол пришелся как нельзя кстати. Если бы взрослые не додумались показушное лицемерное мероприятие провести, не спасли бы мы Вовика, уехал бы домой без разговоров.

Лет через тридцать случайно узнала, что в этой истории был еще один прикол. Девицам из противоположного лагеря мы своим нежданным появлением тоже кайф обломали. Они в кафе с той же целью пришли. И тоже не смогли напиться.

Даже и не буду добавлять, как наши мальчишки пудер-клозет типа сортир на улице рядом с ДК подорвали, и одна из сопровождавших нас родительниц выскочила с задранной юбкой, подтягивая штаны на ходу. Кинули самодельную бомбу в мужскую лунку, а дерьмо сфонтанировало из женских, через стенку. Отмывали общественный туалет дежурные девочки. А подрывали дежурные мальчики.

Молодость, молодость!



 

Ваше мнение 2  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору