На главную
 
 
 

Мнимая болезнь
Автор: Шардане / 23.08.2010

Мнимая болезнь— Господи, какая ж она махонькая, бледнющая... Кожа да кости. Как же ей рожать-то… — пронеслось в голове Савишны.

Тоненькую, почти прозрачную девочку Данила потянул за руку. Легкая, в кофейном платье, Надя впорхнула в комнату. В ушах блестели капельки серебра, а в глазах застыло море. Синее, глубокое и печальное, обрамленное облаком ресниц.
— Знакомьтесь, моя невеста, — Данила улыбался, пожимая пальчики невесты. Кисть ее руки утонула, обмякла в широкой, мясистой ладони Данилы.

Хрустнул кожаный диван — то нарушила тишину Ангелина Андреевна. Села, грузно продавив красную глянцевую обивку. Потянулась к зажигалке. Французские ноготки царапнули лакированный дуб. Сизый дым обволакивал, растворялся и появлялся тонкой струйкой выдыхаемого недовольства. Савишна опомнилась. Затеребила накрахмаленную салфетку и понеслась уткой на кухню. Вычурная, чешского стекла пепельница норовила выскользнуть из рук. В гостиной слышался нарочито вежливый говор Антона Cеменовича. Савишна знала, что хозяин взял под локоток гостью и вальяжно ступая, повел ее в смежную комнату.

На невесомых стеклянных полочках царствовали китайские императоры и африканские боги. Со стен зазывали венецианские гондолы и манил Пьер Боннар.
— А вот эта вещица передалась от моей прабабки, — Антон Семенович бережно вынул из расписной шкатулки нефритовую подвеску, — она изумительна. Старый еврей сделал ее на заказ.

Легкая, в кофейном платье, Надя впорхнула в комнату. В ушах блестели капельки серебра, а в глазах застыло море.

Ангелина Андреевна вошла в комнату. Гладкая прическа отливала яркими каштановыми бликами, розоватый жемчуг обнимал холеную шею. Выщипанная стрелка брови поползла вверх, когда Антон Семенович согрел в ладонях прохладный камень и протянул невестке. Савишна охнула, что-то всколыхнуло в груди, на глаза набежали слезы. Свадьбу сыграли через две недели.

Данилу Савишна любила еще, когда он рос в утробе Ангелины. Своих детей у Савишны не было, бог не дал. Даньку она пеленала сама и подолгу раскачивалась на стуле, напевая вполголоса. Обнимала мирно посапывающего крепыша и вспоминала деревенскую жизнь.

В юности крепко сложенную, неразговорчивую Марью Саввину любили за трудолюбие. Все хозяйство тащила на себе Марья. Отец рано спился. Мать была тихая, болезненная женщина, не смевшая прикрикнуть на своих сыновей. Троих сорванцов-братьев Марья воспитывала сама. Делала уроки с младшим Сенькой, пока мать хворала. Все у нее ладилось: самые пышные пироги, лучшие соленья, живописные узоры гладью. А в семнадцать, когда Марья, подоткнув края длинной юбки в выцветший передник, простоволосая и босая, возилась на грядке, ее окликнул соседский паренек. Это был коренастый весельчак Петр с нежным румянцем, уходящим в волосы. Девки его любили, на гармони играл — бабы слезы утирали. Марья откинула рыжеватую косу, рывком одернула юбку и раскраснелась. С мужем они были счастливы пять лет. Петр погиб, разбился на грузовике, отвозя бидоны с молоком в город. Марья осунулась, стала увядать, забор покосился, дом посерел.

В ту пору заезжал в колхоз с московскими гостями Семен Иванович. Импозантный московский чиновник жил в просторной квартире с видом на кремль. На выходные он затевал пиршество, а у кухарки Клавы внучок попал в больницу. Тут и заприметил Семен Иванович хваленую на весь колхоз стряпуху. Тяжеловесная, апатичная, Марья покинула дом на следующий день, перекинув через плечо тряпичную сумку с нехитрыми пожитками. Через год женился сын чиновника — Антон Семенович. И невестка Ангелина родила Даньку — радость и отраду Савишны.

— Смотреть на нее не могу спокойно, — Ангелина Андреевна пила чай, запахнувшись в шелковый халат. Ложка выпрыгнула из тонких пальцев и со звоном плюхнулась на блюдце. Савишна смахнула крошки и опустилась на стул.
— Где он подобрал эту особу? Ни родни, ни образования, провинциальные замашки. Вот Ольга — это другое. Утонченные манеры. Статная, просто красавица. А как они смотрятся с Данькой..
В уголках губ Савишны спряталась печаль. Она молчала и слушала. Каждодневные претензии к невестке, нервозность, переходящую в дикую истерию. Остервенелый бойкот между матерью и сыном. Рыданья Нади, глухие, в подушку. Отрывистые, пасмурные «да» и «нет» Данилы.

Подведенные глаза сияли надменно, обтянутые бедра соблазнительно покачивались, немыслимой высоты каблуки продавливали длинный ворс ковра.

Савишна хлопотала на кухне целый день, в дымке сладостного пара. Прозрачная косынка небрежно покосилась, выбились седые прядки. Круглая, улыбающаяся, она несла собой аромат свежеиспеченных блинчиков и запеченной индейки. К ее горячей, розовой щеке наклонился и прижался виском Данька:
— Бубуль, пошел я.. Мне пора.. Что тебе прихватить из маркета?
Минутное прикосновение, и Данила уже выскользнул, схватил кейс и помчался к двери. Савишна махнула рукой. Спешный Данькин поцелуй в Надину щечку. На часах полвосьмого утра. Надо все успеть, сегодня именины Ангелины Андреевны. Будут гости.

Терпкий, жасминовый ветерок забавлялся с воздушной занавесью. Утро было чудесное, листья деревьев упивались солнечной лаской, газон просил прилечь и насладиться покоем. Только сердце Савишны тревожно щемило. Тяжесть легла на душу.

Надя завтракала на кухне, согреваясь под теплым взглядом Савишны. Здесь ей было уютно и спокойно. Она отдыхала, наслаждаясь аппетитными запахами.
— Исхудала ты совсем, деточка моя. Ты ешь… Нуу, будет тебе, — Савишна легонько погладила угловатое плечико Нади, — не надо плакать, все обойдется… Принарядись к вечеру, Ангелина Андреевна зовет подруг.

Савишна вынимала из духового шкафа шоколадные профитроли, когда раздался звонок в дверь. Надя составляла узор из нарезанных овощей. Бросила огуречное колечко и полетела встречать мужа. Савишна засеменила, перекачиваясь с боку на боку — что-то Данька сегодня припозднился.

Данила пропустил вперед себя яркую девицу:
— Здравствуйте, Ангелина Андреевна, а это я, — кокетливая головка склонилась на бок, отутюженная прядь шелком скользнула по декольте. Подведенные глаза сияли надменно, обтянутые бедра соблазнительно покачивались, немыслимой высоты каблуки продавливали длинный ворс ковра.
— Оленька, как я рада! Какой сюрприз! Ты балуешь нас своим вниманием! Как поживает Татьяна Сергеевна? Боже, ты цветешь и пахнешь! Надя, неси быстрее фрукты и шампанское!

Савишна сняла с плеча кухонное полотенце и наблюдала, как притворно сладостно обхаживала старую приятельницу Данилы Ангелина Андреевна. Надя убежала на кухню.

— Марья, дорогая моя! Ольга погостит у нас два дня, ее родители в Европе. Подготовь комнату и скажи Наде, чтобы принесла профитролей, — Ангелина Андреевна положила руку на колено Ольге и заговорщицки улыбнулась.

Она вздохнула, присела на край кровати, удивляясь неопрятности молодежи: ну как можно спать в обуви. Но стягивать туфли не стала.

— Не к добру все это. Замыслила стервозница что-то пакостное, — Савишну обдало жаром.

Десятью минутами позже нагрянули гости, балаганисто и весело. Из гостиной то и дело доносились манерно брошенные иностранные словечки, гудела музыка, и раздавался безудержный смех Ангелины Андреевны.

Надя закрутилась на кухне, превращаясь в повариху. Савишна дружелюбно ворчала, подсказывая, как накладывать блюда. Ловко обвязала Надю фартуком, подхватила поднос и направилась в гостиную. Веселье поутихло. Моложавый усатый брюнет легко перебирал пальцами. Звучал Шопен, слышался восхищенный шепот. Данилы в гостиной не было.

Савишна бросилась искать Данилу. Тяжело дыша, сновала по всем комнатам. Нашла его крепко спящим в спальне молодоженов. На резной тумбочке стоял опустошенный бокал. Она вздохнула, присела на край кровати, удивляясь неопрятности молодежи: ну как можно спать в обуви. Но стягивать туфли не стала. Молочного цвета, тонкой кожи косметичку небрежно бросили у зеркала. Савишна знала, дорогих вещей у Нади не было.

— Ой, деточка моя, плохо мне, что-то нехорошо, — Савишна стянула косынку и медленно скользила вниз по стенке. Надя кинулась к ней, расплескивая стакан с водой: — Что с вами? Давайте я скорую вызову! Сейчас, секундочку! Я позову Данилу, Антона Семеновича!
— Не надо, милая, давай в сад… Мне просто воздуху свежего глотнуть, — вцепилась что было силы в Надину руку.

На скамье под березой Надя испуганно обмахивала фартуком Савишну. Старуха запричитала, что подобное творится с ней давно и пора б в больницу, да некогда.
— Не надо никому говорить, свози меня туда и обратно, не зови шофера. Мы испортим людям праздник. Ну, давай же, милая, помоги мне встать.

В вестибюле больницы к Наде вышел врач, с минуту угрюмо помолчал:
— Кем приходится Вам эта женщина?
— Подготовьте к обследованию, — крикнул пробегавшей медсестре, сбросив с переносицы очки. Наде показалось, во взгляде мелькнуло что-то знакомое.

Савишна не отпускала Надю ни на минуту. Сбивчиво рассказывала о детских шалостях Даньки. И только через пару часов, когда сумерки совсем поглотили город, Надя вырвалась из палаты и позвонила домой.

Ольгу мучило раздражение, то, утихая, в предчувствии скорого апогея, то нарастая. Мысли сваливались в одну кучу, в груди стучало бешенство.

Данила спал, предусмотрительно раздетый, рядом с полуголой Ольгой. Часы отсчитывали десять вечера, последние гости расходились. Ольгу мучило раздражение, то, утихая, в предчувствии скорого апогея, то нарастая. Мысли сваливались в одну кучу, в груди стучало бешенство. Её и Данилу, шутя, поженили еще в детстве. Её, получившую образование в Лондоне, запросто водившую знакомства с известностями, красавицу, с врожденным изысканным вкусом, отвергли. А ее место заняла тихоня-провинциалка, серая, неприглядная мышь. Ольга подняла с пола лакированную туфельку — она должна была ступать в этом доме как королева, каждое ее движение Данила должен был предупреждать и обожествлять.

— Савишна, напугала ты нас… Бросились к тебе, как только позвонила Надя, — Антон Семенович сидел у изголовья и гладил ее морщинистую, в тонкую розовую сеточку. Ангелина стояла у окна, отрешенная, безучастная.

Савишну выписывали день спустя. Доктор снял очки, аккуратно сложил и опустил в карман. Наклонился к сидящей на кровати женщине. В глазах запрыгали озорные огоньки: — Ну, мать, ты даешь. Мнимый упадок сил и предынфарктное состояние… Ради того, чтобы задержать девчонку? Тьфу ты. Будь не ладна. Берегись, Марья, заколю до смерти, если диагноз подтвердится.
— Не ёрничай, Сеня. Что ты понимаешь, — Савишна закалывала седую косу. Брат нежно обхватил ее голову, заглянул в глаза и звонко поцеловал в лоб.

Дом встречал неприбранным. Савишна неуклюже задела боком Антона Семеновича и помчалась вперед. Данила мирно посапывал на смятой постели. Стильная косметичка исчезла.

Неделю спустя Антон Семенович и Савишна провожали молодых с чемоданами.
— Все остальное я заберу позже. Самое главное у меня уже есть, — Данила обнял за плечи и прижал к себе смеющуюся Надю. Савишна украдкой смахнула непрошенную слезу и перекрестила молодых.

 



 

Ваше мнение 38  

Оставить комментарий
  • lica (Калининград) / 25 авг 2010
    Неудачный сюжет и в написании огрехи. Пыталась представить "облако ресниц", но так и не смогла. Тавтология встречается. Можно совет? Когда такой маленький объем, нужно и персонажей поменьше, чтобы у читателей не возникало путаницы в именах и родственных связях.
  • Получается, что женская мудрость это хитрость и притворство? Не согласна!
  • Спасибо, рассказ хороший. Единственное, в родственных связях слегка сначала была путаница.
  • Слишком много гламура, делайте фразы попроще, не надо обширной описательности в таком коротком тексте. А в целом удачи!
  • Здорово... Удивительно, что такой содержательный рассказ поместился в “рамки” конкурса.
    • Да, сама не думала, если честно, что разместят;) Но очень рада этому, поскольку увидела много того, над чем надо работать.
    • Сама не думала, что разместят. А эту "сожержательность"...мм..постараюсь не увлекаться))
  • Тортила (Подольск) / 23 авг 2010
    Хорошая идея, удачное воплощение. Хотя не без огрехов, конечно. Что-то нужно с пунктуацией сделать - есть лишние запятые, кое-где просятся другие знаки препинания, не только запятые. Саввина или Савишна? Либо фамилия, либо отчество, а то глаз спотыкается. "крепко сложенную" - может, крепко сбитую? "сладостного пара" ? В кухонной страде это прилагательное не совсем на месте. "знакомства с известностями" - смущает "известности", речь идет о популярных людях? Тогда слово не подходит совсем. В общем, подчистить текст бы, подшлифовать еще. Но неплохой рассказ. Действительно, мудрая женщина эта Савишна.
    • Текст действительно не вычищен, не отлежался. Многое стало заметно потом, когда поздно;)Спасибо большое Вам за поддержку и советы.
  • Кучеряво как-то... Много разнообразных метафор и сюжет абсолютно для женского сериала. Про недочеты уже написали. Не мое, но скорее плюс, чем минус ))
  • Да уж, этот сюжет российскими кинематографистами затерт до дыр. Нашла много нестыковок: 1.Савишна бегает, ищет Данилу, который спокойно спит в своей комнате, а жена, Надя - ей это неинтересно? Она девушку не заметила? 2. Почему бы свекрови не подсуетится до свадьбы сына с неугодной Надей, причем Оленька, по идее, должна благополучно забеременеть? 3. Где вы видили, Автор, чтобы посетителей пускали в кардиологическое отделение даже с очень близким родственником? И не выпускали оттуда два дня? Тем более "в прединфактном состояние" человек не в состоянии рассказывать "о детских шалостях Даньки". Это из области фантастики.
    • 1. Ну, вроде как заметила, но не до того ей было, на кухне вертелась, чтобы быть подальше от свекрови и ее гостей. 2. ТОже вариант - вам бы идеи подкидывать - неплохо получается;)) 3. Вы, похоже, не дочитали до конца..или я неясно изложила. Они ж с братом все это подстроили). А в кардиологическое - надо туда попасть, чтобы уточнить как да что,для уточнения так сказать;). Спасибо в любом случае.
      • Ни один врач, даже будучи братом (кстати, такого типа "розыгрыши" -уголовно наказуемое дело, в это время может погибать ДЕЙСТВИТЕЛЬНО умирающий человек) НЕ МОЖЕТ провести постороннего в отделение кардиологиии на два дня. И Надя, как бы наивна она не была, НЕ МОЖЕТ не увидеть, что Савишна не так уж опасна больна - она (Надя) вполне может уехать домой.
  • Как глоток свежего воздуха с утра! Про минусы писать не буду, не заметила, т.к. прочла на одном дыхании. Единственно, в первых двух абзацах запуталась в именах, кто есть кто. Очень обрадовала концовка. Пишите ещё, буду с нетерпением ждать!!! От меня пятерка!!!
    • Спасибо большое Вам. С именами - это да..напутала, перегрузила..Я не ожидала столь теплых отзывов, готовилась к..самоисбичевалась, одним словом))
  • вот! наконец-то настоящая женская мудрость :)
  • Маруся / 23 авг 2010
    Автор, я поняла - это Вы сценарист фильма "И все-таки я люблю"! Здесь опубликована часть этого сценария с видоизмененным окончанием. Все герои очень узнаваемы, описания внешнсти в точности совпадают с экранными героями. Написано замечательно!
    • Фильм не смотрела, в вот название - очь знакомое. Утонченно иронизируете, дорогая Маруся;) Думаю, что почти все о любви, мудрости и пр.. уже написано либо малость известными, но безумно талантливыми, либо просто гениальными людьми. Ни к тем, ни к другим себя не отношу (упаси Бог). Значит, что-то похожее вышло? Посмотрю фильм обязательно! Спасибо за мнение)!
      • Такой сюжет не в одном фильме был, я тоже помню. Это не мудрость, а хитрость женская -кто кого перехитрит: свекровь Надина или Савишна? А закончится такая хитрость могла и по-другому: Оленька могла "забеременить", Данила мог на нее запасть и предпочесть жене, Свекровь могда поведать невестке об измене мужа и т.п. Не факт, что все сработало бы так, как планировалось
        • ПО сути, Надя Савишне никто, поэтому тут хитростью, и блюдением своим интересов как то и не пахнет, ИМХО. Могло это все закончится иначе, спору нет. НО это будет уже другая история.
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 23 авг 2010
    Мне понравился стиль и сюжет, читалось очень легко. Я на название рассказов не обращаю внимание, поэтому до конца следила за сюжетом. Автору удачи!
  • Сначала запуталась в именах, но конец очень порадовал!
  • "Терпкий, жасминовый ветерок забавлялся с воздушной занавесью. Утро было чудесное, листья деревьев упивались солнечной лаской, газон просил прилечь и насладиться покоем." Все. \после этих слов я Ваша навеки.
  • Ларисс-ка / 23 авг 2010
    Шардане, рассказ понравился неизбитым сюжетом, это несомненный плюс) Теперь о минусах: Во-первых - название. Зачем еще до прочтения давать разгадку интриге? Опять же, мнимая болезнь - это та, которой не существует, но в существование которой человек свято убежден. Сравните "Мнимый больной" Мольера. Во-вторых, четверть рассказа гадала, кто кому приходится, Савишна, Ангелина, Антон, Данила. Это несколько подпортило впечатление. В-третьих: "понеслась уткой". Утки вроде как не носятся? Наоборот, ходят медленно, вперевалку. "Данилу Савишна любила еще, когда он рос в утробе Ангелины" Утроба, ИМХО, как-то неблагозвучно. "с видом на кремль" Кремль, кажется, пишется с большой буквы? "Антон Семенович сидел у изголовья и гладил ее морщинистую, в тонкую розовую сеточку" Что гладил, руку? Ну это так, придирки. А если по сюжету? Если бы Савишна поняла неправильно, и, устранив Надю, сыграла бы на руку коварной Ольге? Если бы ее хитрость обернулась бы против Нади?
    • Ага, про руку- не знаю почему, не дописалось, зависло в воздухе;) ПРо линию сюжета - надо бы досконально прокрутить сначала в голове, а уж потом на бумагу..мне не придумалось и не додумалось ничего боле.Но еще не поздно...для себя))и на будущее.(для читателя) Спасибо большое за такие подсказки и ваше мнение!
  • Шардане, поздравляю с публикацией! Мое мнение Вы уже знаете, про утку повторяться не буду))) От меня 4 балла и удачи!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору