На главную
 
 
 

Пирог с малиной
Автор: Ирина Лео / 13.01.2004

"Не все "я" в тексте от моего лица. Читатель, дай простор для манёвра!"
По мотивам жизни.

Пирог с малинойЯ плохо помню, как мы встретились. Наверное, как-то банально.
Зато я очень хорошо помню, как мы расстались.
Вообще, оглядываясь назад, иронично прищурившись, закурив сигарету и "с высоты прожитых лет" оценивая всё произошедшее тогда, я отчетливо понимаю: вся эта история была банальна до приторности и ой, как не нова.
И только ее окончание… Оно запомнилось.

Что такое роман с женатым мужчиной? Многие женщины знают.
Да, Боже мой - тележка романтики, вагоны недоговоренностей, украденные минуты, ночные слёзы, вспышки подозрений, молнии безотчетного слепого страха.
Сбрасываете все это в один бокал, заливаете отчаянной, безудержной и "конечно-же-на-всю-жизнь" любовью и пьёте залпом, безо льда условностей.
Запиваете остывшим чаем, дрожащими руками прикуриваете сигарету со стороны фильтра, удивляетесь, морщитесь и щуритесь от счастья.
Я поступала именно так.

Художник-иллюстратор, вот кто он был. Детские книжки, открытки, работа в издательстве. Иногда графика и пастель - для себя.
Внешность…да что описывать, все как у всех - глаза, нос, губы. Только все - особенное, ясно же.
Характер нестабильный.
"Творческая натура!" - вздыхалось мне тогда.
"Такая натура, ничего не поделаешь!" - думается мне сейчас.

Творческая натура уехала в командировку, а я, девятнадцатилетняя дурочка, наскоро собравшись, поехала на дачу. Я редко там бывала, но тогда вдруг захотелось - страдать, тоскливо таращась на быструю речку, дышать соснами и дремать в гамаке, представляя скорую встречу.
В электричке было на удивление мало народу. Я сидела у окна, жевала грушу, и тут, как в плохом кино, "появился Он". Он подошел ко мне, доверчиво заглянул в лицо и очень серьезно спросил: "Тут не занято? Вот эта лавочка свободна?"
Я фыркнула. Зрелище было преуморительное. Надо сказать, что в то время дети еще мало волновали меня, никакие материнские инстинкты не пробудились и редкие малыши вызывали в моей душе эмоции. А вот этот серьезный мальчишка сразу очаровал меня, даже не знаю чем. Смышленые глазки, огромные и загнутые ресницы, как бывает часто у маленьких детей, забавный веснушчатый нос.
"Просто рекламный ребенок" - думаю я сейчас.
- Свободно, присаживайся, пожалуйста!
- Это я маме место занял - сообщил мальчик.
Мама тут же и появилась, волоча две, с виду совершенно неподъемные, сумки. Сразу стало понятно на кого похож рассудительный малыш - те же веснушки на курносом носу, длиннющие ресницы и какие-то лучистые, теплые глаза.
"Когда сын похож на маму - вырастет счастливым" - подумала я тогда.

Все два часа в дороге мы проболтали. Выяснилось, что Катя (так звали маму веснушчатого носа) снимает дачу через дом от нас. От станции мы шли, конечно, вместе и маленький Женька то обгонял нас, гоняясь за бабочкой ("Мама, а чего бабочки такие сердитые? У них таааакие усы, ты видела?"), то грохотал позади нас, нагружая в свой игрушечный грузовик очень нужные камни.
Я была рада, когда, поставив у калитки одну из катиных сумок, получила приглашение на пирог с малиной.
- Заходи, ну чего тебе одной? Готовить не будешь, почаёвничаем, да и мы с Женюрой тоже одни. Приходи обязательно!

Спрашивать, почему они с Женюрой одни я не стала, мало ли почему. И в девять вечера уже сидела на веранде тёти Любы, у которой снимали дачу веснушчатая Катя и серьёзный Женюра. И пирог был очень вкусный, и чай какой-то особенный, со смородиновым листом, и два бокала вина тяжелыми волнами перекатывались в моей голове, и вдруг подступили слёзы, и захотелось рассказать-пожаловаться о своей несчастной, но такой счастливой и сладкой любви, и я уже начала собирать слова и мысли во что-то связное, и Катя приготовилась слушать…
- Как у вас уютно, Кать, - выдохнула я. - Вы даже вдвоём…- я запнулась. - …даже вдвоём…такая семья. Настоящая. Это так чувствуется и это так здорово!
- Ну почему вдвоём? Никита послезавтра приедет. У нас просто папа в командировке, да, Жень? - Катя подмигнула сыну.
"Никита" - отозвалось в моей голове. И я тут же увидела его - обстоятельный Женюра незамедлительно притащил красивый синий альбом с фотографиями. Ткнул пальцем - сюда смотри, тётя. Тётя смотрела.
Я до сих пор помню эту фотографию: мама, папа и сын. Настоящая счастливая семья. И такое необыкновенное единение было в этой улыбающейся троице, такое ощущение неподдельного счастья и покоя, так все было пронизано любовью, да, именно любовью - что я заревела.

Я плохо помню остаток вечера. Катя утешала меня, я что-то бормотала, Женюра озадаченно смотрел на плачущую тётю, а я все отворачивалась от его внимательных глаз, не знаю, почему. Может быть потому, что дети порой видят и чувствуют больше взрослых. Потом я помню себя, сидящую на траве возле своей калитки. Помню девочку на велосипеде (что она делала там, в темноте?). Она рассматривала меня молча, а потом спросила: "Вы Таня?".
Я горестно кивнула.
"Тётя?" - уточнила девочка.
"Вроде тётя" - согласилась я.
"Тётя Таня, Вас там тётя Катя ищет".
"Спасибо", - вежливо сказала я и поплелась в свой дом.
Девочка бодро тренькнула велосипедным звонком и укатила. Я помню эту бессонную ночь. Помню ее не всю, потому что заглушала звенящие, острые и обжигающие мысли водкой, найденной в буфете.

К утру я была абсолютно пьяна от этой самой водки и от принятого решения. К решению я шла мелкими неровными шажками, то трусливо отступая, то мучительно двигаясь вперед.
В два часа ночи я не хотела больше жить.
В три ночи я решила "бороться за свое счастье и увести из семьи".
В четыре вспоминала-вспоминала-вспоминала…руки, глаза, губы, шепот и крик. И чуть не сошла с ума.
А в пять утра я закрыла красные от слёз глаза и увидела, чётко увидела ту самую фотографию счастливой семьи, Катин пирог и веснушчатый Женюрин нос. Увидела и ужаснулась - этот, в общем-то, чужой нос со смешными конопушками показался важнее, чем… не знаю, чем что.
"Чем всё, черт побери!" - думаю я сейчас.

К вечеру следующего дня я была уже в Москве, застывшая, окаменевшая, в охапку с принятым решением. Отключила телефон и умерла на время. Не знаю, правильно ли я поступила тогда. Никиту я не спросила об этом. Не могла. В ту душную летнюю ночь я научилась принимать решения и нести за них ответственность, а еще я на всю жизнь запомнила рецепт пирога с малиной. Я помню это. Думаю, что помнит и он.

Два года назад, зимой, мы случайно столкнулись в супермаркете.
"Помнишь?" - спросили мы одновременно и стали вспоминать. Мне было легко и спокойно, потому что наши общие воспоминания были светлыми. А мои… Мои воспоминания помогли мне повзрослеть. Ну, не рассказывать же ему, в самом деле, о километрах боли, литрах слёз и тоннах тоски. Зачем?
"Кате привет!" - сказала я на прощание.
"Маленькой или большой? У нас теперь еще дочка, Катюша-младшая!" - просиял он своей улыбкой с фотографии.
"Обеим!" - сказала я - "И купи им малины!"



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору