На главную
 
 
 

Лидочка
Автор: О. Панасьева / 17.02.2005

ЛидочкаЭта история приключилась много-много лет назад, когда нас воодушевляли пятилетками, когда пионерские лица сияли улыбками цветущего коммунизма, большевицкая ракета эдаким фаллосом разрубила космические просторы, а я еще жил в коммунальной квартире на Горького. Тогда это казались тяжелые времена, режим был безнадежным, посадили моего замечательного друга, по той самой, по политической, а сам я числился в черных списках за антисоветскую пропаганду. То было время всеобщего счастья, которое на нас настойчиво пытались навязать. Народ просто обязан был упиваться своим счастьем - вспомните-ка, ветераны, те коммунистические солнечные майские дни, характерное харканье газировочных автоматов, гордую непритязательность магазинного ассоримента, мамаш с негабаритными колясками, синие и коричневые дорожные сумки из искусственной кожи, и загорелую, глядящую в будущее пролетарскую улыбку из-под белого чуба, преследующую нас повсюду - начиная от школьного учебника и заканчивая плакатом на вокзале.

Я вел несколько затворнический образ жизни, проводя большую часть времени за чтением книг и до сих пор незаконченной диссертацией по истории перевода. Временами, все казалось уже не таким ужасным. Когда сидя у распахнутого окна (подоконник, сколько помню, был всегда исключительно захламлен) я, попивая свой чай, слушал церковные прелюдии Баха, его почему-то не запрещали, и с вожделением читал Бальмонта, Бенуа, Гессе - редчайшие издания, которые я правдой и неправдой добывал из алых рудников советского массолита.

У меня были очень советские соседи. И как говорил мой покойный друг Федя Шмидт, мы жили в вялотекущем симбиозе. Каждое утро, когда я на кухне варил себе овсянку на завтрак, шаркая разваливающимися тапочками, приходила Раиса, толстое бесполое существо. С оскалом мученической боли на лице, и даже не глядя на меня, она крутила мой шипящий "Меридиан", "Свобода", издав агонический хрип растворялась в волнистых шумах и потом, торжественный голос и мрачное пианино драматически наставляли нас на здоровый образ жизни и учили делать зарядку. Естественно, я молчал. Мне однажды рассекли бровь и здорово намяли бока, при чем ни за что - я выходил из сортира, а Раисин муж перепутал меня с кем-то. Это был единственный раз в моей жизни, когда я пытался драться. Несмотря на абсолютный и бесспорный провал, я был даже несколько доволен своим неожиданным проявлением мужественности. Все было безнадежно. Я как айсберг, обреченный на одиночество болтался в бесконечных волнах алого океана.
И когда я впервые увидел Кирилла Анского, мое сердце радостно подскочило, потому что этот молодой человек, когда по ошибке зашел в мою комнату, не просто извинился, а завидев томик Розанова, который я непредусмотрительно не успел завернуть, просиял улыбкой, и несколько робко, как бы не веря, произнес: "О…".

Анна Марковна умерла когда-то осенью. Я видел ее на октябрьские праздники, когда у нас горела занавеска на кухне. Стало быть, это случилось в конце октября, потому что я отлично помню эти четыре месяца пустующей комнаты с балконом, в которую все порывалось перебраться многодетное семейство, и где спала и громко плакала, спасаясь от мужниных нападок бедная Света, которая умерла от рака несколько лет спустя. Кирилл Анский появился еще раз под Новый Год, я лишь видел его спину в дверном проходе, где они что-то обсуждали с управдомом. И потом, когда мне пришлось выкидывать свою елочку, а сквер походил на замок изо льда, у меня появились новые соседи.
Я слышал звуки передвигаемой мебели за стенкой и соседские стенания в коридоре, и потом, когда я уже откладывал своего Петрарку чтоб пойти готовиться ко сну, в дверь робко постучали. На пороге стояла незнакомая девушка в джинсах (а тогда это была невиданная роскошь), ее светлые волосы, разделенные на прямой пробор гладко падали на плечи, а из-под соломенной челки на меня смотрели любопытные, совсем детские глаза.
- Добрый вечер, меня зовут Аврора. Для нас с Кириллом было бы большой честью пригласить вас к нам в гости, ведь мы теперь соседи, - сказала она серьезно и немного наиграно, как ребенок, рассказывающий стишок на школьном вечере.
Естественно, я был счастлив такому соседству.
Эта пара была одной из самых гармоничных, которые я когда либо встречал в своей жизни, они любили друг друга с красивым безумством и умудрялись существовать в этом тяжелом лживом мире совершенно с ним не соприкасаясь. Кирилл был старше Авроры лет на 10 и мне до сих пор сложно сказать, чем именно он занимался. Хотя мы об этом как-то и не говорили - я обнаружил людей, таких же отрешенных и неприспособленных к миру вокруг как и я сам, те редкие сливки интеллектуалов, общение с которыми подобно погруженною в наркотический дурман, с потерей трезвых связей со внешним миром, блаженное и страстное витание в иных сферах, духовое совокупление друг с другом.

Мы собирались где-то раз в неделю. Аврора (а это и было ее настоящее имя), любила джаз и мы, затаив дыхание, слушали на моем древнейшем грамафоне ее американские пластинки, и чувство доброй зависти переполняло меня, когда она, сидя к нам своей хрупкой спиной, подымала над головой ту или иную вещь, спрашивая наши предпочтения. Аврора обладала очень живым и тонким умом, она потрясающе пародировала всех наших соседей и некоторые ее ремарки, не смотря на необычайную колкость, были невероятно меткими. В их страсти друг к другу было что-то прирафаэлитское, необычайно драматичное, возвышенное. Не от мира сего. Они идеально дополняли друг друга - Кирилл, более тяжелый, более рассудительный несколько тянул ее вниз, а она, как воздушный шарик, упиваясь новизной и знаниями стремилась в лазоревый небосвод самопознания, и будто тяжело, нехотя отрываясь от земли, он следовал за ней, окрыленный своей любовью. Они всегда стояли в стороне не просто от общественной жизни, а и от жизни вообще и даже в моменты наших встреч чувство легкой непричастности не покидало меня. Возможно, большую часть стены между нами выстраивала Аврора, потому что буквально с третьего или четвертого вечера мы с ней вышли на неизбежную тропу некоего интеллектуального соперничества, и учитывая нашу более чем серьезную разницу в возрасте я невольно лидировал, что она воспринимала с забавной детской болезненностью.

Так или иначе, но наши встречи становились боле редкими, и потом весной, когда вернулась моя Зоя мы практически перестали общаться.
Это был наш первый и последний совместный вечер, когда нас Кирилл с Аврорй позвали к себе (обычно было наоборот) и мы ели какое-то особенное мясо, что приготовил Кирилл. Моя простодушная Зоя, воскликнула, что-то типично домохозяйкинское, что она бы мне не позволила даже близко к плите подойти, на что Аврора презрительно улыбнувшись, высыпала на бедняжку практически всю европейскую программу литературной критики и они возненавидели друг друга на веки. В этот же вечер мы с Зоей впервые серьезно поругались. А чуть позже я совершил фатальную ошибку, сказав Авроре в шутку, что в ее имени я вижу сильный советский прототип.

Но на этом история совсем не кончается.
Учитывая то, что мы все-таки были соседями и наши пути неизбежно пересекались несколько раз в день, я не мог не заметить, что полоса их эскапического блаженства, все тончает и банальная рутина таки разрушает духовные стены их идиллического гнезда и возникают проблемы. Однажды я стал невольным свидетелем их перепалки - стены у нас были очень тонкими, раньше это была одна большая комната, в которой потом поставили картонную перегородку. Помню, что Кирилл говорил достаточно неожиданные для меня вещи, например, что он хочет быть как все нормальные люди и иметь нормальную жену, а Аврора, всхлипывая, повторяла: "Но ты же меня любишь…".
Если объектом всеобщей шипящей ненависти был я и в меньшей мере Зоя, то теперь, в списке заклятых врагов нашей пролетарской коммуны бесспорно лидировала Аврора.
Все началось с самого первого утра. У нас в квартире был телефон, но в его пользовании возникали нюансы, так как требовалось просить Раисиного разрешения. Помню, какое чувство отеческой нежности тепло тронуло меня, когда Аврора, стоя на одной ноге, в голубой пижамке, держа трубку обеими руками, спрашивала, скорее всего у матери, как правильно готовить яичницу. А из-за угла, ей невидимая, скалилась Раиса, лелея свою не родившуюся громительную речь.

23 февраля, один из дней, когда я старался любой ценой не быть дома, и тем не менее волею случая, заболев гриппом остался лежать в кровати, произошло что-то странное. Они начали ссориться еще с утра и потом Кирилл ушел на работу а Аврора, оставив за собой в коридоре шлейф заграничного запаха тоже ушла, ближе к обеду, пронеслась мимо меня не поздоровавшись, с дорожной сумкой через плечо и громко хлопнула дверью. Улеглись звуки веселья, все переругались и уставшие и пьяные легли спать. Моя голова к тому времени раскалывалась, Зоя еще не приехала и я был совсем плох. Меня мучила бессонница и ненависть ко всему роду человеческому, имевшему для меня однозначное олицетворение в блюющем за стенкой быдле. Наконец, когда стало относительно тихо и я едва начал проваливаться в тяжелый болезненный сон, за стенкой, справа, ходуном заходила кровать. Я ясно слышал 9-ю симфонию Бетховена и голос Кирилла, это "Тише… Да тише ты, умоляю, не говори ничего" ржавой пилой ездило у меня в голове, и чей-то еще, довольно ойкающий голос, явно не Аврорин. Потом я кажется провалился в небытие, но сон мой длился не долго - где-то в начале пятого утра меня (да и не только меня, я думаю) разбудил оглушительный грохот огромного медного таза в коридоре и женский вопль, и через мгновение кто-то начал скрестись в мою дверь. Я, буквально кипящий от гнева, с раскалывающейся головой решил в бреду воззвать к их человеческой совести и распахнув дверь, увидел совсем не того, кого собирался увидеть. В следующее мгновение открылось сразу три двери и недовольные распухшие хари, щурясь смотрели в коридор.
Так я познакомился с Лидой.

На следующий день вернулась Аврора, я случайно увидел как они обнимались на кухне - застыли ледяным монументом, закрыв глаза и на его лице было выражение какой-то, я б даже сказал неприличной боли.
Я помню первое марта очень хорошо, потому что я настолько ждал прихода весны, пусть даже календарной, и подобное чувство радости жизни посещает меня достаточно редко. Я гулял по ул. Ленина, довольно поздно вечером, весь в предвкушении Зоиного приезда, и Кирилла заметил не сразу. Он разговаривал с кем-то на углу Кирова и Ленина. Сперва мне показалось, что это Аврора и я уже было хотел подойти поздороваться, но на всякий случай обогнув их по противоположной стороне, я увидел обращенное ко мне лицо девушки. Белое, какое-то мягкое, невидящее меня. Это была Лида.
Каюсь, любопытство раздирало меня и я пошел следом. Мне понравилась ее походка - какая-то несуразная, детская. Они скоро остановились перед невысоким домом на Энгельса, тихо падал снег, смешно висели из рукавов Лидины варежки и своей худенькой ручкой она вытирала лицо. Коротко обняв ее, Кирилл зашагал прочь, я едва успел спрятаться за мусорным баком. Подождав немного, я тоже пошел, обернулся - и там, на втором этаже будто окруженная золотисто-рыжим ореолом стояла женская фигурка, льнущая к стеклу.
Рано утром, на много раньше, чем нужно было, я вышел из дома, чтобы пойти встречать Зою. Так как-то вышло, что мой маршрут проходил мимо Лидиного дома, хотя было мне совсем другую сторону. В окне горел свет, ее печальный силуэт был словно продолжением этих противных зимних утренних сумерек.

Сказочной коммунистической весной, в преддверии майских праздников я часто видел ее. Она как душистый метеор, как яблоневый смерч врывалась в нашу квартиру, на ее лице всегда была улыбка, что бы ей не говорили, от нее шел поток колоссальной энергии, как солнечный зайчик она скакала по мрачным старым комнатам. И за очень короткий промежуток времени ее узнали все - Лидочка ходила за молоком для Клавдии Борисовны, Лидочка сидела с порутологодовалым Павликом... и однажды я видел ее на кухне с довольной Раисой. За то короткое время, которое требуется для того, что бы достать из холодильника кефир и налить его в чашку, я понял, что на самом деле Лидочка тут жить не будет, ведь они с Кириллом просто друзья.

Следующий раз, когда я их видел вместе, душистым жарким вечером, Раиса, тяжело навалившись на грязный стол, говорила ей: "Поживи для себя дура, для себя поживи…"
У Лиды была эта манера звонить в дверь - долго и протяжно, чтоб все знали. Кирилл предпринимал жалкие попытки отгородиться от нее и каждый раз, когда ей открывали, он даже не показывался в коридоре, принимая ее появление как полную неожиданность, при чем не очень приятную. Я любил открывать ей дверь - в темном прохладном коридоре стояла улыбка: "Здрасьте". Она всегда улыбалась, нарочито неуклюже проходила мимо меня в наш захламленный коридор, у нее часто была сильная отдышка, хотя жили мы на втором этаже. По дороге задевала либо ващенковский велосипед, либо вешалку с телогрейками, говорила "Ой", у нее рвался пакет с фруктами, она спотыкалась о ведро, и перед тем, как притронуться к заветной двери, оборачивалась на меня, и в полумраке я опять видел ее улыбку. Она оставалась ночевать достаточно редко.

Она пропадала, появлялась Аврора, Кирилл становился все спокойнее. Ходило к тому времени нимало легенд, но я всегда оставался далеким от народных сплетен.
Спустя где-то год, когда Зойка была готова вот-вот родить, случился экстраординарный случай - Кирилл впервые ругался с Лидой. Вернее, ругался именно он, швыряя вещи, называя ее ничтожеством, орал, что не любит ее и никогда не любил, и что хочет быть с другим человеком, и она, играя на его чувстве вины, держит его возле себя, и это все мрак, бессмыслица. А Лидочка молчала, будто ее там и не было.
Я слышал, как тихо закрылась дверь, метнулся к окну - она шла, этой своей детской походкой. Дошла до середины двора - обернулась. Стояла так - долго-долго, в своем синеньком платьице, этим опять-таки детским движением вытерла глаза, и пошла, поковыляла как медвежонок.



 

Ваше мнение 64  

Оставить комментарий
  • Безусловно, талатливо, отличный слог. Действительно, абсолютно нетипичный рассказ для Клео. Другой уровень. Но сыро и нет сюжета. Просто нечто таланливое и художественное.
  • О чем рассказ? - - - - - - -
  • Бесмысленный рассказ.
  • happy_meal / 24 фев 2005
    + А мне даже Маркеса напомнило..
  • Злобная / 24 фев 2005
    Рассказ вызвал противоречивые чувства. Некоторые места очень талантливо написаны, если не сказать гениально, то отчего-то сюжет кажется незаконченным и вызывает недоумение дикое количество опечаток и грамматических ошибок. Но за доставленное огромное удовольствие - плюс!
  • Могу сказать смело, что такого тут я ещё не читала. Нравилось многое, но это - что-то!
  • Мне нравится. Здесь много от мемуаров что ли. Хочется ностальгически заглянуть в прошлое, которое можно ругать, не принимать, стыдиться – каждому свое. Но мне стало уютно, тепло, несмотря на сложности бытия героев и орфографические, стилистические, синтаксические огрехи. Потому как рассказ правдив, герои – живые, зримые, понятные, родные. Свои. А те, кто посчитал это «советской диссидой», «бредом», «гадостью», ерундой» просто чуть-чуть не доросли до восприятия подобной литературы. Лет через пять-десять, даст Бог, поймут. Надеюсь. Но над ошибками все же поработайте. Плюс
  • Длиннооооо и ни о чем минус
  • Рассказ ни о чем.чушь несусветная.
  • niki-moskou / 18 фев 2005
    Такое впечатление, как будто, автор писал в захлеб! Быстро, извергаясь слюной и с широко распахнутыми глазами..... Стиль описания действий, почему-то напомнил "Дети Арбата" Анатолия Рыбакова, а вот разбивка текста на куски, больше воспринимаются как фильмы Квентина Тарантино.......короче, винигрет сплошной!!!
  • Слушайте, ну бред какой-то :( Такой редкой неудобоваримой гадости без начала без конца и совершенно без смысла я еще не читала :(
  • Хороший слог, но уж больно "декадансное" настроение. По началу все очень красочно и многообещающе. А вот концовочка смазанная и серая. К тому же название мало соответствует замыслу. Характер Лидочки абсолютно не прописан, а вот Аврора, в отличие от нее, очень яркий и интересный персонаж. За манеру писать - плюс. Остальное нейтрально.
  • Аноним / 18 фев 2005
    Написано великолепным языком, ярко, четко, образно. Мне очень понравивлось именно изложение. НО! что это было изложено-то?? я не уловила идеи, может, ума не хватило? Автор, обьясните... А вообще, я думаю, автор профессионал, или просто талант. Хотя я на полном серьезе несколько раз пыталась вникнуть, что значить порутологодовалый, пока до меня не дошло, что это - опечятка.. Такая смешная...
  • Аноним / 17 фев 2005
    Ерунда
  • Снежная / 17 фев 2005
    Длинно, в общем-то, красиво, но непонятно...
  • Да, ошибок куча. Но стиль хорош. Грубовато-обнаженно, по-мужски так написано. Интересно выписаны образы, но страдает сюжетная линия. Это как будто бы очень удачные и точные мазки краски легли на холст, но не создали картину, а только настроение. И то неплохо.
  • Дочитала до конца только потому, что стиль понравился. А смысл, извините, в чем???
  • Бублик / 17 фев 2005
    Плюс, нра.
  • Прочитала 5 строчек. на большее не хватило.
  • Эстерсита / 17 фев 2005
    И все-таки плюс
  • Мне понравилось, даже очень. Ошибки, однако, очень расстроили (их очень много для такого небольшого текста) - АВтор, будьте, пожалуйста, внимательней. В целом - плюс. С уважением,
  • Аноним / 17 фев 2005
    ПРЕРАФАЭЛИТЫ (от латинского prae - перед и Рафаэль), группа английских художников и писателей 19 в., избравшая идеалом "наивное" искусство средних веков и Возрождения (до Рафаэля). Члены "Братства прерафаэлитов " (1848 - 53; Д.Г. Россетти, Х. Хант и др.) сочетали скрупулезность передачи натуры с вычурной символикой. Поздние прерафаэлиты во главе с У. Моррисом стремились возродить средневековое ручное ремесло. И что там было в Авроре и Кирилле?
  • Гурман / 17 фев 2005
    Леконт,это не юшка ,а жареная картошка с чёрным хлебом . Жареная картошка -вкусно и сытно ,но её нужно кушать в другом сочетании,а не просто с чёрным хлебом.)
  • Леконт / 17 фев 2005
    А почему Лидочка-то?!! По морскому закону - кто последний, тем именем и назовем рассказ? Сюжета практически нет. Характеры где зоть каким-то боком выписаны, а где - как в случае той же Лидочки - автор считает: "ты, читатель, сам придумаешь, и вживешься, и с собой отождествишь, чего тут расписывать." Язык вроде есть, но не рассказный язык, повестушный - много лакун и лишних нагромождений образов... Я так понимаю, хотелось написать батальное полотно, но краски кончились, пришлось переделывать в миниатюру. В то, что писала это женщина, верится с трудом. В то, что автор знает, кто такие "прирафаэлиты" - тоже. Но, оглядываясь на остальных участников этого месяца, хочется сказать - побольше бы таких рассказов! Это ж не сопли в сахаре! Это ж юшка на подоконнике! Ура, товарищи! Итого - нейтрально
  • Повторю мнение многих. Поначалу казалось, что какой-то известный писатель почтил конкурс своим вниманием - что-то знакомое и "вкусное" в предложениях. А потом я просто запуталась в слове "она" - о ком в данный момент и вообще о чем повествование собственно?
  • Marana (Вильнюс) / 17 фев 2005
    Не знаю, конец какой-то никакой. В тексте сие произведение названо историей, но истории я тут никакой не вижу. Не могу сказать, что написано плохо, но всё равно как-то неинтересно читать (Вы уж не обижайтесь, автор). Моя оценка - нейтрально, поскольку читается все-таки лучше некоторых предыдущих опусов.
  • А почему "Лидочка"? Почему не "Кирилл", не "Аврора", не "Я и коммуналка", не "Раиса", наконец? Что-то не заметила я в рассказе особой нагрузки в появлении именно Лиды. Это раз. Второе. Столько умных слов - и столько детских вопиющих ошибок, не только в этих самых словах (типа "прИрафаэлитов"; кстати, никак не могу представить, прерафаэлитская страсть - это как?) Минус. Могло бы быть хорошо, с таким-то слогом, но такое дикое нагромождение ошибок низводит рассказ до уровня жалкой претензии на что-то умное. А жаль.
  • хрю-хрю / 17 фев 2005
    Не понимаю ваших восторгов. чушь полная и безграмотная
  • Барсик / 17 фев 2005
    Все очень как-то запутанно, вообщем чуть-чуть почитала и бросила.
  • Бред. Никак нр могу дочитать
  • Аноним / 17 фев 2005
    Смысла не вижу...
  • Кто? Кого? Где? Зачем? Бред сивой кобылы! И причем медный таз? Про орфографию вообще молчу
  • Просто какое-то "прирафаэлитское" произведение!..:) Если бы еще не такое обилие имен! +
  • Аноним / 17 фев 2005
    Как то все длинно...
  • Исправляйте - граммофон. - полуторагодовалым. И чуточку меньше коммунизма-большевизма. Упомянули эту эпоху пару раз и хватит. Возможно не очень чётко прописан сюжет.. А так, очень и очень прилично.
  • Обозреватель / 17 фев 2005
    Признаюсь, первые аккорды сего эссе заинтриговали неординарностью стиля. Но чем дальше читаешь, тем сложнее становится следить за нитью повествования. Грамотное красноречие, привлекающее в самом начале, постепенно превращается в обыкновенное словоблудие. А нить повествования, задрожавшая ещё где-то посередине, к концу вообще обрывается. К финалу приходишь с ощущением пустоты, которое обычно возникает после щквала, обрушившихся на тебя красивых, но по сути пустых фраз и выражении. От меня минус.
  • Лимон / 17 фев 2005
    Так по-литературному, но по-настоящему написано... огромный плюс. сказать, что тронуло, значит ничего не сказать.
  • То было время всеобщего счастья, которое на нас настойчиво пытались навязать. (Навязывают не на что-то а кому-то, т.е. НАМ навязать). Ну это просто ерунда на фоне полного отсутствия знаков препинания. Или это притензия на "авторское право"? Я не прочла и половины этого опуса. Сложно судить о стиле в дебрях такой безграмотности. Ну есть же, как минимум, в каждом ворде программа автоматической проверки ошибок, если уж самостоятельно расставить запятые сложно...
  • Утро началось хорошо. Несмотря на некоторые орфографические ошибки и пропущенные запятые, сиё произведение заслуживает внимания и уважения. Очень ярко и живо. Плюс.
  • Айрин / 17 фев 2005
    Мне такие рассказы просто не нравятся ...
  • Очень здорово, плюс.
  • Хороший слог. Действительно, нетипичный для клео рассказ. Сюжет в таких рассказах не так и важен, на мой взгляд поэтому комментировать не буду. По поводу раскрытия образов - согласна, что обе девушки получились у вас "детскими" и в целом похожими. Может быть такая и была задумка. Подпраьте, пожалуйста, орфографические ошибки (нимало в предпоследнем абзаце и др.) - когда все так ладно написано они очень сильно бросаются в глаза. Спсибо за рассказ.
  • Стиль, язык, роли и даже..щелочка-подглядывалка:о) - ПОНРАВИЛИСЬ! Хотелось бы читать автора еще и еще. +
  • Понравилось как зарисовка, или этюд. Но, как ни странно и не хочется развития сюжета. Характеры раскрыты, идея ясна. Но почему-то не люблю рассказов о закомплексованных героях. Хочется настоящих героев, с яркой харизмой, любящих сильно,страстно и по-настоящему. А подглядывать за чужой жизнью, которая ненамного отличается от твоей и брезгливо проживать начерно свою, ну грустно как-то все это!!! На самом деле "совок" тут ни при чем, он только декорация. Рассказу + за язык, действительно нечасто встречается сейчас, а уж здесь и совсем редко.
  • По-детски трогательно,не более того.
  • Самира / 17 фев 2005
    Язык колоритный, грамотный, интересный..но создаётся ощущение, что это отрывок из какой-то повести с множеством персонажей, а так как рассказ урезали, то многие личности получаются невыписанными. Так ведь, автор?
  • Плюшенция / 17 фев 2005
    Очень хороший слог, но мне рассказ показался немного неудобоваримым. Очень покоробила фраза: "большевицкая ракета эдаким фаллосом разрубила космические просторы". Плюс.
  • А в каком году дело происходит? "Свободу" перестали глушить где-то в 1989 году. Или он глушилки слушал? Что касается смысла рассказа, то я его так поняла: Герой, интеллигент в первом поколении, тяготится постоянно где-то пропадающей женой-домохозяйкой и грубыми советскими соседями. Он одинок. Друзья либо умерли, либо сели за правду. Герой не столь изможденн чтобы умереть, и не столь отчаянн чтобы сесть. Так, серединка на половинку. И тут на горизонте появляется ОН, Кирилл Анский. Бог, красавец и эстет, интеллектуальная сливка. Герою очень хочется быть с Кириллом, быть таким как Кирилл. Но так как Герой сам по себе ни рыба ни мясо, то он обречен топить печали в томике Бенуа "Путеводитель по картинной галерее Императорского Эрмитажа" и заламывать руки под аккомпанимент блюющего быдла справа и трахающейся интеллектуальной сливки слева. Подсматривать за Кириллом и его женщинами да тихо шептать: "На Его(Ее) месте должен был быть Я!..." В общем, без оценки.
  • Скучно до безобразия минус
  • Санди (Астана) / 17 фев 2005
    Соглашусь с 666. Не поняла по какому поводу восторги? Конечно по сравнению со всем остальным лучше, но не самое лучшее... Просто сомневаюсь, что будет что-то лучше этого. Нейтрально

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору