На главную
 
 
 

Последний кандидат
Автор: oslic / 26.12.2006

Последний кандидатЛариса Сергеевна очень серьезно относилась к покупкам. К любым – начиная от зубочистки и кончая шкафом для посуды. Придирчивая рассматривая и сковыривая пальцем бугорки и царапинки на нескольких дюжинах литых алюминиевых сковородок, она в течение полутора часов доводила до бешенства тихого продавца хозяйственного отдела. Такую же тщательность она проявляла и в овощном, и в цветочном, и в продуктовом… (да, впрочем, во всех!) магазинах. Что и говорить – Лариса Сергеевна была очень щепетильной женщиной.

Поэтому к выбору мужа она, конечно же, отнеслась со всей ответственностью, руководствуясь одной интересной теорией, которую ей поведали в годы ее учебы в институте. Суть этой теории сводилась к тому, что потенциальная невеста должна прикинуть возможное количество претендентов на ее руку и разделить это число на три равные части. Первую группу женихов нужно отвергнуть: нельзя же выходить замуж за первого попавшегося! Последняя группа тоже не должна приниматься во внимание – там остались самые завалящие. А уважающая себя женщина не должна допускать ситуации, когда ей остается последний шанс. Выбирать надо самого лучшего кандидата из средней группы…

Так Лариса Сергеевна и поступала. Шли годы. Как в калейдоскопе, менялись лица окружавших ее людей, а она все ждала свою "золотую середину". Пока, наконец, не осознала, что ей уже за тридцать, а рядом-то почти никого и нет, остались лишь те самые, "завалящие", из последней группы…

И Лариса Сергеевна решила: сейчас – или никогда! Встречаясь со своими кавалерами, да и просто знакомыми холостыми мужчинами, она уже начала их оценивать и примерять к себе, примерно так же, как недавно примеряла платье в центральном универмаге.

Потенциальные мужья оказались так себе (чего ожидать от "завалящих"). Одного Лариса Сергеевна отвергла сразу – не вышел ростом. У другого короткие брюки. Третий храпел во сне. А четвертый – чего Лариса Сергеевна уж совсем терпеть не могла – носил полосатые носки.

В конце концов, в результате долгого и мучительного отбора, остался один кандидат. Тот самый, в полосатых носках. Им оказался тихий и скромный инженер, кандидат наук, Александр Анатольевич Шепчук. Одинокий холостяк, он никак не мог решиться на то, чтобы изменить свой привычный уклад жизни, хотя Лариса Сергеевна ему и нравилась. Красивая энергичная женщина. Как раз в его вкусе. А какая хозяйственная! К тому же медик, что при его язве было немаловажно. В конце концов, после долгих подбадриваний и незаметных поощрений Ларисой Сергеевной, он, восторженно глядя прищуренными близорукими глазами на объект своего обожания, сделал ей предложение.

Выбор нашей героини, надо сказать, был довольно удачный. Александр Анатольевич оказался на редкость домовитым и преданным мужем. А, кроме того, непьющим и некурящим. И зарплату приносил домой исправно. Золото, а не муж. Но, тем не менее, был у него один недостаток, который перевешивал все. Ну, не любила его супруга. Казалось, чего еще надо – он и посуду вымоет, и приготовит, и постирает. Лоджию вон как отделал! Сказка! Но Лариса Сергеевна всегда была недовольна. Скривившись, словно от зубной боли, она сквозь зубы цедила, что все не так. Что все сделано безвкусно, нелепо, неумело… Что другая бы на ее месте такое терпеть бы не стала – давно б ушла.

И Александр Анатольевич постепенно утверждался в мысли, что без своей жены он был бы полным ничтожеством. А уверенность, что как мужчина он тоже никуда не годится, подкреплялась в нем каждый раз, когда он делил с женой брачное ложе.

Супружеские отношения в семье Шепчуков были строго регламентированы. Каждый вечер, когда Александр Анатольевич имел право заключить в своих объятиях жену - а это случалось раз в месяц, - он беспрекословно плелся в ванную комнату и два часа мылся, брился, чистил зубы, после чего обрабатывал антисептиком спальню. Это было обязательным условием близости, на которую, даже после всех этих процедур, Лариса Сергеевна соглашалась крайне неохотно, даже с некоторой долей брезгливости. Робкие ласки мужа не вызывали в ней никаких желаний, кроме одного – чтобы все это поскорее закончилось.

Конечно, после таких ночей Александр Анатольевич особенно остро ощущал свою неполноценность. Женщин он избегал, разговоры в курилке не поддерживал. А походы в кабинет к директору заканчивались приступами язвенной болезни, которая все чаще давала о себе знать… Так бы все и продолжалось у наших героев, если бы не один случай.

Как-то раз Лариса Сергеевна, большая любительница кофе, купила целый пакет зерен "Арабика". Дегустация же этого густого дымящегося напитка все время откладывалась: сломалась кофемолка. Позвонив подруге Наташе, Лариса Сергеевна отправила мужа к ней, вручив ему пакет с кофейными зернами. Подругу жены Александр Анатольевич хорошо знал, не ожидал от нее никакого подвоха, и потому довольно уверенно зашел к ней в квартиру. Сидя на краешке табурета, он следил за ловкими движениями Наташи, мелющей кофе, и даже согласился попить с ней чаю, когда вдруг увидел, как мелькнула ее острая грудь в некстати распахнувшемся от быстрых движений халатике… Жгучая волна желания, внезапно нахлынувшая на него, возбудила и его подозрения:

- Скажите, Наташа, а муж-то у Вас дома? – спросил он, уже заранее предполагая ее отрицательный ответ.
- Да он на работе – он сегодня во вторую смену, - ответила Наташа, наливая гостю чай "Камасутра", и тем самым все более утверждая его в мысли, что его жаждут соблазнить.
- А дочка, наверное, уже пришла из школы? – снова спросил Александр Анатольевич, с возрастающим беспокойством, разворачиваясь к выходу.
- Пришла. Уроки сделала, да к подруге убежала… Стойте, куда же вы? Кофе-то, кофе!..

Александр Анатольевич одной ногой уже был в коридоре. Повернувшись к Наташе, он, несколько помявшись, произнес:
- Вы знаете, я, наверное, немножко погуляю, пока кофе мелется. А потом за ним зайду… Язва, понимаете ли… Мне прогулки показаны.

С этими словами он исчез из Наташиной квартиры. Через два часа Александр Анатольевич забрал намолотый кофе, категорически отказавшись зайти в дом и приняв пакет через порог. А еще через час сидел дома, глотая таблетки – после пережитых волнений у него опять разбушевалась язва.

Непрекращающаяся болезнь мужа, его страдальческое выражение лица заставили, наконец, забеспокоиться Ларису Сергеевну. Как-никак, близкий человек, хоть и нелюбимый. Она приобрела супругу путевку в санаторий, после чего предприняла героические усилия, чтобы заставить его туда собраться - Александру Анатольевичу не хотелось ехать одному. Но, как всегда, Лариса Сергеевна одержала победу, и вот, наконец, несчастный муж прощался с нею на вокзале под аккомпанемент ее нетерпеливо стучавшей по асфальту ножки. А потом, обещав сразу написать, скрылся в вагоне поезда…

Прошла неделя, за ней другая. Обещанных писем не было. Дома у Ларисы Сергеевны все валилось из рук. Готовить не готовилось. Посуда не мылась. Ковры не чистились. Да и вообще домой идти не хотелось. По магазинам Лариса Сергеевна тоже ходила без былого азарта, и даже удивила знакомого продавца, взяв без предварительного осмотра какое-то чистящее средство. Правда, придя домой, она не обнаружила на упаковке инструкции на русском языке, после чего помчалась назад: а вдруг порошок ядовитый?..

После энергичных споров с директором магазина, раскрасневшаяся Лариса Сергеевна забежала к подруге. За чашкой чая она упомянула о муже, который – вот паразит! – уже давно не пишет, недели две точно… Наташа задумчиво посмотрела на нее, вспоминая странное поведение Александра Анатольевича в последний его приход.

- А не загулял ли он там? – сомневаясь, впрочем, в сказанном, спросила она.
- Да ты что? Да кому он нужен, этот малохольный?! – замахала руками Лариса Сергеевна. - Да на него никто не взглянет!
- Не скажи. Он у тебя мужик горячий. Знаешь, как он на меня давеча глядел? Я аж задрожала. Если бы ты не была моей подругой, точно бы увела его у тебя! А уж женщины на курортах живо его к рукам приберут, это - как пить дать! – уверила подругу Наташа и налила ей еще чашечку чаю.

Слова подруги запали в душу нашей героини. По ночам ей стало сниться, как ее муж страстно целуется с какой-то блондинкой, а та, впившись, как минога, ярко накрашенным хищным ртом в губы Александра Анатольевича, косила глазом на Ларису Сергеевну и ехидно его прищуривала. Этот нахальный взгляд и явно бессовестное поведение во сне Ларисиного мужа взволновали ее, как ничто раньше. Лариса Сергеевна стала ожидать приезда своего супруга все с большим нетерпением, замечая, что тот почему-то становится ей все более приятен, и что прежней нелюбви к нему она больше не испытывает.

В день приезда Александра Анатольевича Ларисе Сергеевне было уже совсем не по себе – писем от мужа так и не было. Поэтому, когда прозвенел звонок в квартиру, то она не поверила своим ушам. Бросившись открывать входную дверь, она увидела супруга, уже дорогого и желанного, с чемоданом в руках и со смущенным выражением на лице.

- Ты знаешь, - сказал он, краснея и переминаясь с ноги на ногу. - Я ведь хочу перед тобой повиниться. Я тебе изменил. У меня была женщина. Ты меня простишь? Я сам себе противен… Если хочешь – я уйду. Но если разрешишь остаться – все будет по-новому…

Лариса Сергеевна бросилась ему на шею…



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору