На главную
 
 
 

Кукла
Автор: иЮль / 20.08.2013

Кукла сидела у помойки на стопке книг. Запросто, растопырив крепкие фарфоровые ноги. Штрудель обнюхал, примерился было поднять лапу, но Инга тихонько цыкнула:

— Совесть твоя где? — и такса, укоризненно глянув черными сливинами, засеменила дальше.

У куклы было фарфоровое лицо с маленьким ртом, ниткой бровей и глазами-плошками. Краска местами стерлась. Платье обветшало, одна нога была обута в самодельный, грубо сшитый носок.

Инга взяла находку в руки. Однако, винтаж. Включилось профессиональное: белая бязь, синий бархат. Этакая горниШная, через ш. В наколке. Волосы подсобрать, завить мелким бесом. Или: алый атлас, пышный рукав, поверх — шубка. Шляпка на голове. Барышня из Михайловского сада…

Она прижала добычу к себе. Кто ж выкинул такое чудо? Тряпичное туловище успело намокнуть.

— Идем сушиться, — сказала кукле и зачем-то огляделась: Штрудель деловито семенил в утренней мороси. Кликнула собаку и поспешила домой.

 

У куклы было фарфоровое лицо с маленьким ртом, ниткой бровей и глазами-плошками.

— Ингуля, — голос в трубке сипел и хлюпал. — Сегодня должны прийти! Умоляю!..

— Конечно, — не отрывая глаз от рисунка, отбивалась Инга, — как контмарочки на премьерку или бронхитить в теплой постельке — так это Олег. А как пожарная инспекция — Ингуля, естественно!

— Инга! — в трубке раздался то ли лай, то ли всхрип.

Балеринка с эскиза смотрела пустыми глазами и не оживала. Не хватало фишки. Инга отложила карандаш.

— Прекрати на меня кашлять, симулянт, — сдалась она, — ладно.

…У чиновника были узкие глаза и толстые щеки. Найдя огнетушители, он почему-то обиделся. Недовольно ходил по мастерской, а Инга таскалась следом. Коллеги прикидывались глухонемыми.

Открыв подсобку, пожарник оказался погребен под рулонами, гапитами и тряпьем. Обрадовался, сделал пометки в блокноте. Сел в директорское кресло и стал ждать взятку. Инга прикинулась тупой, как балеринка с эскиза. Инспектор в отместку закатил ей лекцию по безопасности.

Когда ушел, она взяла чистый ватман. Через час с эскиза смотрел щекастый бай в парчовом халате с широким поясом в самоцветах. Пальцы-сосиски вцепились в огнетушитель, на голове красовалась пожарная каска.

Подошел мастер, заглянул через плечо:

— Красавец! — одобрил он. — Как живой! Забираю, пожалуй…

— Погоди, — остановила она и дорисовала толстяку на носу бородавку.

 

— Не мистифицируй, — говорили друзья. — Это всего лишь куклы. Ты ж химик, хоть и бывший… смотри на вещи трезво.

— Менделеев тоже был химик, — смеялась Инга, — а таблица ему приснилась! Не мистика, скажете?

…Вот как объяснить? Пригоршня бусин, лоскут, колечко — и вдруг, неуловимо, потянулись ассоциации. «Синдром папы Карло», шутили коллеги, когда она шла вдоль столов, трогая то одно, то другое. Пальцы словно прислушивались. А под сердцем уже зрело, билось. Неуверенно, вслепую почти, карандаш начинал водить по бумаге. И неожиданным был миг, когда бесцельные штрихи проявляли суть…

Или ловила себя на том, что мысленно говорит с персонажем. И опять не удалось поймать момент, точку одушевления... Кукла уже есть. Состоялась.

В последний раз у нее забирали Царя: маленького, скрюченного, в горностаевой мантии и с огромным носом.

Мистификация? Но ведь она не одна такая… для кукловодов они тоже живые.

…В последний раз у нее забирали Царя: маленького, скрюченного, в горностаевой мантии и с огромным носом. В нос самодержцу Инга вмонтировала пищалку.

Кукловод, пышноусый гигант и миляга, приветствовал:

— Инга, ваш Дон Жуан на последней репетиции на меня так посмотрел…

Царь сидел на стуле для посетителей, свесив нос.

— Что-то не очень он грозный, — придирчиво заметил актер. Обошел куклу, присматриваясь. Супил брови, бормотал. Наконец, приподнял, так, что вровень оказались человек и кукла. Обитатели мастерской подтянулись ближе. Актер зарычал:

— Что это они на нас уставились?! Ничтожества! Как смеют! Вели отрубить им головы.

Горбун в короне глядел бесстрастно.

— Что молчишь? Ты царь или нет? Смотри мне в глаза!

Их лица сближались, пока благородный актерский профиль не уперся в кукольный крючковатый нос. Раздался писк.

Инга фыркнула: царь сумел поставить нахала на место. Кукловод вздрогнул и быстренько посадил горностаевое величество обратно. Коллеги хихикали.

— Вот, значит, как, — пробормотал актер, перейдя с куклой на «вы». — Вот вы какой, ваше величество! — с почтением посадил злодея на сгиб локтя, отвесил общий поклон и отбыл.

 

Вечером все вертела куклу, прикидывая, как половчей сделать, не испортив. Круглые глаза смотрели пусто. Инга ее не чувствовала. Такое бывало редко.

— Что молчишь, Зойка?.. — бормотала она, засыпая. И сама удивилась: почему вдруг — Зойка?..

…Снились кошмары: ледяные ступеньки к проруби, впереди кто-то огромный, толстый, с ведром. Сугробы в рост. Навстречу грузовик, в нем тела застывшие, вповалку. Женские волосы по ветру…

…и вдруг, словно переключили программу: трава, яркая, зеленая, аж глазам больно. Молоко течет, ведро переполнено… и вот уже стол, на нем каравай, и веселая тетка режет хлеб, и все не может остановиться. Куски мельче, мельче, пока не остаются совсем маленькие. Инга тянет руку, чтоб взять — немного, крохотный кусочек, но хлеб превращается в льдинку, взвихряется снег. И опять вокруг холод, темь, и кто-то с ведром впереди…

Стоило дочке получить приз на конкурсе бальных танцев, и на листах теснились принцессы и розовокрылые феи.

Тут и проснулась. За окошком светло, ногам никак не нашарить тапки, а кукла безучастно глядит с подоконника.

 

Дорогой на работу она вдруг неприятно поразилась новеньким, черным, аж лоснящимся, конягам Аничкова моста. Кольнуло досадливо: они должны быть зеленые! Зачем убрали патину? Теперь будто фальшивые. И сама удивилась мысли.

…В мастерской было тихо. Коллеги не спрашивали, как дела, лишь смотрели, над чем она работает. Если на столе отталкивающего вида горбун — значит, повздорила с мужем. Прощелыги и разбойники выходили в такие дни живые до омерзения.

Зато стоило дочке получить приз на конкурсе бальных танцев, и на листах теснились принцессы и розовокрылые феи.

Сейчас муж торчал в командировке, а дочь с бабушкой на даче собирала малину и купалась в озере.

— Творишь? — через плечо заглянул начальник. Он все еще сипел, горло было обмотано арафаткой.

Она рассеяно посмотрела на бумагу и только сейчас осознала, что вместо нового эскиза лист расчерчен волнистыми линиями: то ли топографические горизонтали, то ли раковина морская, то ли гриб-волнушка, такой большой, что не поместился на лист.

Шеф повертел рисунок. Перевернул. Хмыкнул:

— Приступ гигантомании?

Инга вздрогнула: на листе красовалось огромное человеческое ухо.

— Странный ракурс, м-да, — шеф покосился на нее, но не стал ничего уточнять. — А я тебе конверт принес от козаностры.

В конверте лежало несколько стодолларовых купюр и визитка. Шеф взял ее с почтением:

— Отдай мне, а? Я в права суну, ни один ДПСник не привяжется.

…История с козанострой вышла странная. Как-то в мастерскую заглянул вежливый седой господин. Пара охранников осталась у входа. Он попросил Ингу сделать куклу по фотографии. С портрета смотрел молодой красавец-брюнет.

— Это должна быть марионетка, — тихо уточнил посетитель. — Непременно марионетка, прошу вас. Такая… с ниточками, — и для наглядности пошевелил пальцами.

«Это должна быть марионетка, — тихо уточнил посетитель. — Непременно марионетка, прошу вас».

Куклу Инга сделала, стараясь не думать, зачем она понадобилась. Судя по гонорару, заказчик остался доволен.

 

…Вечером долго не спалось. Все вертела находку, с ней и заснула.

Снились карты; горизонтали замкнутыми кривыми вплетались в сон. Черно-белые, они наливались розовым, нежным, как… волнушка? Нет, не гриб. Огромное ухо, в розовой мочке — сережка. Вместе с ухом в сон вплыло лицо: пухлые губы, голубые, с темным ободком глаза. Девочка, лет семи. Но почему такая большая? Или… может, это Инга уменьшилась? Она оглядела свои фарфоровые руки. Девочка подхватила ее и понесла. Раскачиваясь вправо-влево, Инга увидела четыре колонны, торчащие из-под клетчатой ткани, толстенную бочку с распахнутым зевом, в котором пылал огонь. Печка.

И тут вдруг бухнуло, так, что зазвенели стекла, и взвыло, низко и оглушительно.

Девочка прижала Ингу к себе:

— Не бойся, Зойка. Не бойся, глупая. Мама сказала, как загудит, вниз бежать.

Схватила ее и потащила, гигантскими ступенями вниз. Раскачиваясь, Инга видела зеленые стены и людей, огромных, как девочка. На мгновение промелькнул такой же, как она, заяц с жуткими вышитыми глазами, а потом опять грохотнуло, совсем близко. Ее подбросило. От дыма с каменным крошевом сделалось невозможно вздохнуть.

…Истошный лай выдернул из сна. Она рывком села, хватая воздух, и все никак не могла надышаться. Навалилась паника: показалось, стены вот-вот рухнут, нужно бежать. Сердце стучало. Накинула халат, выскочила на лестницу. Штрудель рванул первым. Она увидела в зубах у собаки злосчастную куклу.

— Стой, — закричала и кинулась следом.

— Куда, сволочь?! — взревело двумя этажами ниже. — Шницель, мать твою, ты чё творишь?

Чьи-то ноги застучали по лестнице. У двери подъезда, по счастью, закрытой, она догнала таксу. Кукла лежала у лап, Штрудель рычал и скалился на соседа. Тот, здоровый, мордатый и обычно добродушный, смотрел на собаку со злостью.

— Что за фокусы? — набросился он на Ингу. — Я ща сам его покусаю! Отбери куклу, а то я за себя не ручаюсь.

Инга, тяжело дыша, осторожно забрала добычу у собаки.

— Твоя? А зачем тогда на помойку выбрасывал? — парировала она.

Штрудель молотил хвостом, влюбленно глядя на хозяина: хорошо, что вернулся! Я тут такого с ней натерпелся!

Лицо соседа налилось краской.

— На ппп…помойку?! — повторил он. — Это ж реликвия! Бабкина! Она всю жизнь ее с собой возила… ей лет знаешь сколько! Я приехал, гляжу — нету, весь дом перерыл. К жене мать в гости приезжала, так я на дачу свалил, от греха…— пояснил он и вдруг покраснел еще больше. — Теща! Это ее бзик — все выбрасывать… я им устрою! — и, прижав к себе куклу, зашагал по лестнице.

 

Муж приехал раньше, как чувствовал. Штрудель молотил хвостом, влюбленно глядя на хозяина: хорошо, что вернулся! Я тут такого с ней натерпелся!

— Думаешь, вру? — спросила Инга.

Он задумался.

— Не знаю... Ты — человечек впечатлительный…

— Я спятила, да?

— Вряд ли, — сказал он. — Кто знает, куда ты заглядываешь, когда творишь? В какие такие пределы? — он помолчал. — И что выглянет, если смотреть слишком долго…

Инга не ответила. Перед глазами стояли зеленые стены убежища и чей-то страшненький заяц с вышитыми глазами.

 



 

Ваше мнение 67  

Оставить комментарий
  • oslic (Владимир) / 1 сен 2013
    иЮль, поздравляю с победой! Замечательный рассказ!
  • Yara (Минск) / 1 сен 2013
    Поздравляю, иЮль! Чудесный рассказ, мне всегда нравится вас читать!
  • иЮль, рада видеть Вас в призовой тройке! От души поздравляю!!!
  • Лю (Морской) / 1 сен 2013
    Мое сердце отдано именно этому рассказу. Конечно, не важно, какое место в клео-рейтинге, это вообще не критерий. Юль, спасибо тебе за "измерения", за разные дверки, которые можно приоткрыть и заглянуть туда.
  • New Moon (Интернет) / 1 сен 2013
    Юлечка, поздравляю с заслуженным призовым местом! Ура! Наконец-то достойный конкурс и достойные итоги! Ждем новых шедевров!
    • иЮль / 1 сен 2013
      Спасибо, Мариш! Каникулы кончились, все отдохнули, думаю, теперь рассказов на конкурсе станет больше)
  • Литературная крыса / 27 авг 2013
    Июль, ну до чего же я вас люблю, не сказать просто. Пара вопросов только. 1. Коза ностра. Там интересное развитие намечается, почему ей неинтересно было, что с куклой станет? 2. Почему она эту свою куклу не могла почувствовать?
    • Здравствуйте, ЛК! Рада встрече) 1.Есть вопросы, которые лучше не задавать: "А что это вы подсыпали в бокальчик?" "Мам, а зачем эти качки того дядю в багажник запихивают?" "Дорогой, а что за дверку открывает этот ключик?"... и т.д. В лучшем случае, марионетка, как Ремарковский Карл, сделана в воспитательных целях. В худшем... учитывая репутацию козаностры, героиня предпочитает об этом не думать. 2.Инга по профессиональной привычке смотрит на куклу с позиций творца: кем ее сделать? ГорниШной? Или нарядить в матросский костюмчик, и чтоб "Потемкинъ" на бескозырке?.. Но чует: не то. Фальшиво. Должно быть что-то другое. Недоумевает. На смену активности приходит тишина. А в тишине уже можно расслышать иное. Трансформация чувств, с которой иногда сталкивается тот, кто творит: действие по накатанной схеме, раз, ощущение фальши, два, недоуменное молчание, три, внутренняя тишина, четыре, и, если повезет, инсайт. Камертоном - нежелание фальши. Уффф! Этих ответов я не знала, пока не прочла ваши вопросы. Прям коуч-сессия какая-то у нас получилась)
  • Хорошо. Витиевато. Немного жуть.
  • иЮль, Вы неповторимы в своем творчестве! Можно зачитаться Вашими рассказами для детей, про "...идеальную любовь", а теперь еще и новый мир - за-реал. Мои восхищения Вашей многогранностью!
  • Татьяна / 21 авг 2013
    Ну, вот все "звезды" и в сборе - в комментах )))))! Рассказ замечательный, прочитала - проглотила на одном дыхании; Вы - замечательный автор! Отлично...
  • Yara (Минск) / 21 авг 2013
    Классно! Язык шикарный! Очень живо все представляется. Я успела испугаться, что героиня увязнет в за-реале и так в кукле и останется.
    • Yara, спасибо. Рада вам очень) А еще, тому, что термин "за-реал" так легко прижился. Я сейчас расскажу, откуда он взялся. Мой покойный свекр, замечательный поэт Юрий Кашук, написал письмо сыну (мужу моему), году этак в 88-м, о том, что в жизни каждого человека, кроме работы, семьи, текущих дел, друзей и так далее, должно быть место чему-то, чему названия нет. За-реальности, тому, что НАД всем этим. Иначе, как он писал, твоя жизнь просто не будет настоящей жизнью. "За-реал" - его определение, Юрия Кашука. Это письмо мой муж нашел, не распечатанное, когда бати уже в живых не было - в 2008 году. Двадцать лет спустя, представляете?! Когда дядь Юра это писал, не было еще Интернета в Советском Союзе, "реал", виртуал" никто не говорил. Вот как это, а? У меня нет ответа. Я только радуюсь этому чуду. И светлой памятью Дядь Юру поминаю.
      • Yara (Минск) / 22 авг 2013
        Я погуглила. Это тот Юрий Кашук, который основал журнал "Делин"? Автор Месяцеслова? По-видимому, уникальный человек был. Светлая ему память.
  • Здорово! Спасибо!
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 20 авг 2013
    Хочется спросить "что курил автор?" в хорошем смысле!-:)) Язык как всегда отличный. Рассказу удачный.
    • Жужа, это самый экстравагантный и приятный отзыв за сегодня))) Я теперь его стану цитировать))) Спасибо!
  • Рассказ, безусловно, отличный! Но соглашусь с Розой - автор сильно снизила градус завязки обыденным финалом. Ещё лично у меня осталось ощущение недосказанности. Ничего, в сущности не произошло. Жила-была кукольница - мастер, самородок (хотя лично для меня она обычная - среди известных мне кукольниц нет ни одной, кто не видит в своих творениях живых душ), она увидела "третьим глазом" историю спасенной куклы. Всё. Зачем автор нам это рассказала? Для чего? В принципе, каждый человек способен заглянуть в за-реал. Это может повлиять на него, а может пройти бесследно. Здесь прошло бесследно. ИМХО+тысяча извинений: если бы сюжетный поворот был иным, если бы мастерица стала понимать душу всех кукол после спасения той, военной куклы, или вдруг ее творения начали бы оживать и для других людей, было бы интересней. Появились бы недостающая мораль и история самородка.
    • Я - Коломбина / 20 авг 2013
      Ну вот, пошла веселуха))) "...она увидела "третьим глазом" историю спасенной куклы. Всё. Зачем автор нам это рассказала? Для чего?" Как вариант. Для того, чтобы понять - не всякую старую куклу можно (нужно) реставрировать - переделывать. Некоторым старым куклам (как и людям) это противопоказано:))) "В принципе, каждый человек способен заглянуть в за-реал" Неа, не каждый. И не во всякий за-реал. «если бы сюжетный поворот был иным, если бы мастерица стала понимать душу всех кукол после спасения той, военной куклы, или вдруг ее творения начали бы оживать и для других людей, было бы интересней. Появились бы недостающая мораль и история самородка» Инга и так понимает души своих кукол - осечка случилась именно с этой - раз. Ее творения, как видно из рассказа, только тем и занимаются, что оживают для других людей - два. Мораль и история в наличии, если бы автор последовала вашим советам, замечательная идея пропала бы… финал стал бы заурядно- предсказуемым, каких тысячи - три.
      • Спасибо за ответ, но не убедили. Вы читатель и я читатель. У вас свой опыт жизни, у меня - свой. Я хорошо знаю мир кукольников, потому что долго работала в Театре кукол и дано коллекционирую кукол. Мой опыт мне говорит, что души кукол понимают все, кто с ними работает: и мастера-кукольники и актеры-кукловоды, искусно сделанные куклы все для них живые. Послушали бы вы их рассказы про случаи явные и навные (в терминологии автора: из реала и из за-реала)! Что отличает ГГ от других таких же мастериц? Лично для меня - ничего. Я в ней самородка не увидела и ничего для себя в рассказе не открыла, хотя отметила прекрасный слог талантливого автора. Вы для себя что-то открыли? Это прекрасно! Но я имею право на свое мнение. Абсолютно без претензий на истину в последней инстанции.
        • Я - Коломбина / 20 авг 2013
          "...души кукол понимают все, кто с ними работает: и мастера-кукольники и актеры-кукловоды, искусно сделанные куклы все для них живые. Послушали бы вы их рассказы про случаи явные и навные (в терминологии автора: из реала и из за-реала)! Что отличает ГГ от других таких же мастериц? Лично для меня - ничего" Простите, а какого ж рожна - простите, самородка вам еще надобно?))) ВСЕ хорошие поэты (писатели)- самородки, ВСЕ настоящие кукольники- самородки, ВСЕ педагоги (инженеры, врачи) от Бога - самородки, ВСЕ люди, умеющие бескорыстно любить ближнего своего - самородки. "Вы для себя что-то открыли?" Открыла, да. Не таскать вещи в дом с помойки - раз, не пытаться прорваться в за-реал, если тебя туда по какой-то причине не пускают – два, доверять своей собаке - три, ну и, как уже ранее писала – «винтаж» далеко не всегда нуждается в переделке – реставрации, иногда лучше оставить все как есть)))) У меня есть очень старая скатерть моей бабушки (когда-то она лежала на столе во время ее свадьбы с дедушкой) – необыкновенно красивая, ручная вышивка, ришелье, еще чего-то труднопроизносимое… но местами в прорехах от старости… И вот я решила ее отреставрировать. Штопала, отрезала, шила белыми нитками… Все испортила, очарование пропало. Вот так вот.
          • Вы много для себя открыли. Я за вас искренне рада. Но все ваши открытия для меня уже много лет как старая-престарая банальная истина. И я не считаю всех подряд специалистов своего дела или просто хороших людей самородками. Как я и написала: у вас свой опыт жизни, у меня - свой. Не нужно так настойчиво продавливать среди меня ваше мнение)) дайте уже, наконец, мне право на ИМХО
            • Я - Коломбина / 21 авг 2013
              "...дайте уже, наконец, мне право на ИМХО" Ну дык... и вы мне дайте это право, три звезды. Плииииз. Вы спросили у меня: "вы для себя что-то открыли?"- я вам ответила. Мое мнение тож сугубо имхо, разве это нужно долбить как дятел под каждой строкой? Хорошо, буду долбить. «я не считаю всех подряд специалистов своего дела или просто хороших людей самородками ...души кукол понимают все, кто с ними работает: и мастера-кукольники и актеры-кукловоды» А я, кажется, наконец поняла вашу логику, ИМХО. Вор-цыган, сочинивший 20 стихов – самородок, а Пушкин, зарабатывавший своим творчеством на жизнь - нет. Булгаков (поскольку он имел диплом врача) - самородок, а талантливо пишущий писатель с дипломом филфака или журфака - нет, ни в коем разе. Инженер- экономист, мастерящий на досуге кукол - самородок, а профессиональная кукольница, работающая в театральной мастерской - нет, не катит. Доярка Маня Ватрушкина, умеющая делать фуэте – самородок, а Уланова – нет, пуантой не вышла. Все жесткое ИМХО (жирным шрифтом)
          • Да не напрягайтесь вы так. Зачем излагать мою мысль своими словами? Вы её неверно изложили, примитивизировали, извратили, потому что совершенно не поняли. Но в этом и нет необходимости, ведь не вы автор, не вам адресована моя критика. Почему-то я уверена, что автор всё поняла как надо.
  • автору респект и поздравления с удачным рассказом. А вы присылали уже что - нибудь на Клео? Я в том смысле, что зочу найти и почитать.
    • Dosia, спасибо на добом слове. Да, в майском конкурсе есть мой рассказ - "Травести"
  • Замечательный язык и живые, волшебные, осязаемые образы. Так и захотелось нарисовать илюстрации...
    • Yasashi, спасибо огромное! если текст вдохновляет кого-то на творчество - это здорово! Если вдруг нарисуете, буду счастлива. Только сегодня думала: какие у моих сказочек могли бы быть иллюстрации?
  • иЮль, замечательно написано, впрочем как всегда))) Динамично-захватывающее начало, интригующе-описательная середина. И такой буднично-скучный и невнятный конец. Обида и разочарование. Я понимаю, что это только мое понимание мистических историй, но конец может и должен был бы быть другим. Каким - не знаю, но у Вас фантазии, конечно, хватит. Только не говорите, что вариант финала был только один!
    • Я - Коломбина / 20 авг 2013
      Позвольте с вами не согласиться, Роза. Мне кажется, что финал у автора получился сильным и единственно верным, логичным. Ингу нужно было любым способом выдернуть из за-реала, такие путешествия могут плохо кончиться. Кукла вернулась к наследнику хозяйки, в свой дом – все «правильно», все на месте. Единственное, что немного царапнуло – вот эта фраза: «На мгновение промелькнул такой же, как она, заяц с жуткими вышитыми глазами, а потом опять грохотнуло, совсем близко» Вроде все понятно, «такой же, как она»- кукольный, ненастоящий, но по мне слова «такой же как она» лишние, без них будет лучше. Вы со мной согласны, иЮль?
      • "финал у автора получился сильным и единственно верным, логичным" Знаете, Коломбина, я все-таки считаю этот рассказ мистическим. А у мистики своя логика. То, что кажется логичным завершением простой жизненной истории (без всяких закидонов о пророчествах, вещих снах, призраках и прочей эзотерики) - совершенно не годится для завершения мистической драмы. Конечно, финал, предложенный иЮль имеет право на существование, но мне он не очень нравится, уж простите. ИМХО.
        • Я - Коломбина / 20 авг 2013
          Да ради Бога, Роза - мой интерес тут, сами понимаете, чисто условный))) «я все-таки считаю этот рассказ мистическим. А у мистики своя логика» Рассказ безусловно с долей мистики – Инга «вживается» в куклу и проваливается вместе с ней в прошлое… Верный Штрудель «вытаскивает» свою хозяйку из небытия единственно возможным для него способом – уволакивает злосчастную куклу, которая (кто знает?) способна погубить Ингу. Наверное, у меня плохо с фантазией, но я другого финала придумать не могу - разве что гибель кукольницы в бомбоубежище прошлого… Но мне авторский вариант нравится значительно больше)))
      • Да. "Такой же, как она" - речь о размере. Все вокруг огромные, только они с зайцем одного роста. Без них лучше, согласна.
    • Здравствуйте, Роза. Рада вам) Конечно, не один. Я выбрала тот, что мне самой ближе. Если долго смотреть в бездну, бездна тоже начинает смотреть на тебя - это относится как к героине, так и к автору. На ЭТОТ раз мы обе (Инга и я) не были готовы нырять слишком глубоко. Не от малодушия, просто другие задачи стояли. Мне было важней рассказать о том, что чувствует мастер, как видит мир, чем покрыть мурашками читателей)
  • Лю (Морской) / 20 авг 2013
    Изумительно, Юль. Полусон. Грань реальности с нереальностью. Прелесть.
    • Это называется за-реал. И не убеждай меня, что ты ни разу туда не заглядывала: в твоих текстах он отлично просвечивает, несмотря на реализм) Спасибо, Любаш.
  • иЮль, совершенно потрясающий рассказ! Живые не только герои, но и куклы. Богатое воображение и очень образное. ОТЛИЧНО!!!
  • Mati (Симферополь) / 20 авг 2013
    Захватывающе Поверила всему, словно сама пережила Конечно, 5

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору