На главную
 
 
 

Крутится, вертится шар голубой
Автор: Ротарь Елена / 11.03.2011

Крутится, вертится шар голубойЯ стояла у камня в заброшенной части парка. У подножья лежали озябшие гвоздики. Пыталась выудить остатки знаний немецкого. Кажется, это переводится «На память». Кто же так долго помнит эту Анну из Тарау? Я оглянулась и увидела прохожего.

— Как, вы не знаете Анну из Тарау… — прошелестел голос пожилого мужчины. Он, покачивая головой, ушел от меня по дорожке.

Мне было стыдно за свое незнание. Сфотографировав на память укутанный снегом камень, с чувством неловкости я поехала домой.

В Калининграде решила провести свое расследование, благо делать было совершенно нечего. Нашла у себя в библиотеке копию старой немецкой карты, полазила по ней — и кусочек разгадки в руках. Tharau — это же Владимирово, рядом с дачей друзей. Они как раз приглашали погреться у камина.

Утром я первым делом поехала не в гости, а в сторону Тарау. Там загадочная Анхен родилась, возможно, жила.

Выворачивая по извилистой дороге, я прикидывала, как приступить к расспросам. Вспоминала, как это ловко делали детективы в фильмах. Делая очередной поворот, увидела огромную махину. Старинный собор возвышался на всю округу незримым стражем. Расследование так расследование. Мотор надрывно выл по крутому склону, но я упорно гнала свою машинку поближе к громадине.

Утром я первым делом поехала не в гости, а в сторону Тарау. Там загадочная Анхен родилась, возможно, жила.

Мои мучения привлекли внимание местных жителей, и один, не торопясь, направился вверх по склону.

Я выбралась из машины, стала оглядываться.

Вблизи стали видны шрамы, оставленные временем на его сводах. За спиной раздалось покашливание — подошел любопытствующий житель.

— Добрый день, погода сегодня холодная, — начал он разговор.
— Холодная, — согласилась я.

И мы минут пять обсуждали капризы погоды, как будто я лезла в гору только затем, что бы выяснить, будет ли завтра снег.

Но так водится у деревенских жителей. Прежде чем спросить, зачем нежданный гость пожаловал, надо приглядеться к нему.

— А собор у вас красивый, — закинула я удочку.
— Места-то замечательные, да проклятые… Немцы сколько раз приезжали, начинали восстанавливать, да все никак.

Я вежливо слушала.

Палыч, так представился собеседник, продолжил:
— Немцы сюда частенько приезжают, даже поют…
— Поют, — удивилась я.
— Ну, как это, Анхен, та-та-та, Анхен, ла-ла-ла, — скрипучий фальцет гулко ударился о темные стены собора.

Я вздрогнула, Анхен, неужели та самая?

Собеседник, конфузясь неудачной попытки, забормотал о своем, стариковском.
Я перебила собеседника.

— Анхен, Вы говорите. Это кто такая? — попыталась вернуть собеседника к интересующей теме.
— Известно какая, — буркнул собеседник и продолжил, что молодежь стариков не уважает.

Я еще раз попыталась его остановить. Палыч сурово поджал губы:
— А вы зачем сюда приехали? — задал он давно назревший вопрос. — Если без дела, так и проваливайте...

Чувствуя, что разговора не получится, я торопливо сделала несколько снимков и отправилась в гости к друзьям греться у камина.

— Анхен та-та-та, — каркал мне старый ворон на ухо.

Утром прямиком направилась в музей. Где, как не в музее можно узнать об истории старой Пруссии.

Я вздрогнула и села в кровати, приснится же такое. Пора заканчивать с самодеятельностью, а то и до кошмаров так недалеко.

Утром прямиком направилась в музей. Где, как не в музее можно узнать об истории старой Пруссии.

— Анна из Тарау. Ну, конечно же, камень в Черняховске, как не знать, — мой собеседник задумчиво замолчал и стал изучать мою физиономию. — А имена Ромео и Джульетта Вам что-нибудь говорят?

Я фыркнула. Мой новый знакомый усмехнулся и поманил рукой.

— Пойдемте со мной, я покажу вашу красавицу.

Историк повел меня в подсобку, порылся в старых папках, достал одну и положил передо мной. На старинной гравюре я увидела девушку приятной внешности. Мой собеседник интригующе молчал. Затем спросил:
— Как вы думаете, когда родилась эта красавица?

Я пожала плечами, гадать было неохота.

Историк торжествовал:
— Родилась Анна около 1620 года, родители умерли от чумы, и сирота отправилась к дяде на воспитание. Тяжелая судьба, — задумался он.

Почувствовав нетерпение, он неожиданно приятным баском пропел:
— Анхен из Тарау, мне мила она. Жизнь моя всецело в ней заключена. Чувствуете знакомую мелодию?

Я напряглась — поющий историк, странно… но в тактах действительно угадывались знакомые ноты:
— Крутится, вертится шар голубой. Крутится, вертится над головой.
— Постойте, ничего не понимаю, — заволновалась я.
— Да, — довольно усмехнулся мой собеседник, — эта миленькая девушка умудрилась остаться в веках не только в немецкой истории.
— Ну, давайте по порядку. — И, как старый добрый сказочник, начал: — Давным-давно, когда по всей Европе бушевала чума и Тридцатилетняя война, в 1637 году венчались Иоганес Партатиус и Анна Неадер — так было записано в приходской книге в церкви деревни Тарау.
— Так и думала, — отметила я про себя, — старый собор тут все-таки замешан.

— А вы зачем сюда приехали? — задал он давно назревший вопрос. — Если без дела, так и проваливайте...

Рассказчик продолжил:
— Присутствовал на свадьбе уже известный поэт и друг жениха Симон Дах. Именно он исполнил вместе с соборным органистом свадебный гимн, ставший народной песней на всем немецком пространстве.

— Анхен из Тарау, ты моя любовь,
Ты моё богатство, плоть моя и кровь.
Пусть ураганы, и грозы, и гром —
Выстоим мы непременно вдвоём. —
Уже речитативом процитировал мой собеседник.

— Поговаривали, что и поэт был безнадежно влюблен в невесту друга. Вы скажете, обычное дело — остаться в истории из-за влюбленного поэта, и будете неправы. Не только гимн поэта, но и сама свадьба, и обстоятельства, ей предшествующие и последующие, запомнилось современникам.

— Познакомились молодые случайно. Подвыпивший студент Иоганн, Ганс для приятелей, возвращался из пивнушки и остановился у кустов цветущей сирени. Сквозь лилово-розовые ветви он увидел идущую после церковной службы девушку. Колдовской запах сирени, пиво и красота незнакомки ударом молнии поразили его. Юноша выбрался из кустов, весь усыпанный лепестками, и заключил девушку в объятия. Он не обращал внимание на прохожих, на строгого дядю и, пылко целуя, стал признаваться в любви.
Опытный парфюмер сказал бы: ничего удивительного, запах сирени провоцирует и заставляет действовать, он, как дурманящее облако, окутывает и завораживает любого вдохнувшего его сладкую терпкость.

А в те времена говорили однозначно «околдован». Хорошо, что девушка слыла религиозной, а то вполне могли сжечь как ведьму, за то, что приворожила запахом сирени студента богослова.

— Да, да, Иоганн был будущий пастор, что, сами понимаете, только усложняло дело. Оскорбленный дядя добился, чтобы повесу посадили в тюрьму. Друзья у Ганса были верные, и вскоре, через ректора университета, где он учился, добились освобождения. Юноша, как только привел себя в порядок, отправился извиняться с букетом сирени.

Дядя Анхен даже на порог его не пустил. И пригрозил отлупить палкой. Однако девушке пришёлся по сердцу настойчивый студент. Между молодыми людьми завязалась тайная переписка. В каждую записку Ганс обязательно добавлял засушенный лиловый цветок, как символ его чувства. Молодые люди стали тайком встречаться.

Однажды Иоганн даже спас Анхен, которая чуть не утонула во время купания. Но дядя оставался непреклонен, на все попытки посвататься он отвечал категорическим отказом.

В каждую записку Ганс обязательно добавлял засушенный лиловый цветок, как символ его чувства.

Тем временем Ганс окончил Альбертину и принял пасторский сан, ему пора было ехать в маленький приход далеко от деревни любимой. В отчаянье он решается на рискованный шаг. По традиции в праздничный день при большом скоплении народа он произносит свою первую проповедь. И его проповедь «О любви», произнесённая в Альтштадтской кирхе, произвела настоящий фурор. Особенно поэтические строки, которые молодой пастор искусно вплел в «ткань» своей речи и которые звучали примерно так:

Кто никогда в глазах любимой
Не зрел божественную негу,
Тот, жизнь прожив земную, мимо
Любви прошёл, не зная неба.

Несмотря на то, что принц Фридрих Вильгельм, присутствовавший на проповеди, выразил одобрение, стихи и тема проповеди у многих вызвали раздражение.

А дядя Анхен неожиданно смягчился. Может, сказалось одобрение принца, а может, история ухаживания стала настолько известна, что другие женихи спешно ретировали. Все эти домыслы неважны, важен факт — дядюшка дал согласие на брак.

Я выдохнула, все закончилось хорошо, как в сказке.

Историк, уловив мой выдох, не давая вставить и слова, продолжил:
— Хотелось бы, чтобы все кончилось, как в сказке.

Но действительность распорядилась иначе. Анхен пережила мужа на 40 лет, и судьба приготовила ей еще немало испытаний. Но это было потом.

А после свадьбы молодожены отправились к месту службы молодого священника в Лаукишкине (пос. Саранское). Прожили супруги 10 лет до кончины Ганса.

В память об их случайной встрече Анна посадила на могилу мужа сирень. И жители поселка частенько видели ее скорбную фигуру в черном, усыпанную цветами. Но Анхен было всего 28 лет. По устоявшейся традиции новый пастор наследует не только приход, но и вдову предшественника. Анна стала супругой преемника Ганса, пастора Грубера.

Прошло несколько лет, и Груббер то же умер. Анна опять стала частой гостьей на могиле Ганса, казалось, сиреневые кусты утешали несчастную женщину.

Анна опять стала частой гостьей на могиле Ганса, казалось, сиреневые кусты утешали несчастную женщину.

И опять в поселок был назначен новый пастор, и смирившаяся Анхен вышла замуж за еще одного пастора. От трех мужей у нее было 13 детей. Овдовев в третий раз, уже пожилой женщиной Анна переехала к старшему сыну, тоже священнику.

Она умерла в 1689 г. Её похоронили на кладбище в Инстербурге (Черняховске), прах ее несколько раз переносили, и могилы не сохранилось.

— Рядом с кладбищем был установлен памятный камень, который вас так заинтриговал, — закончил историк.

Я все-таки вернулась в Черняховск, зашла в цветочный магазин, выбрала две гвоздики и отправилась к серому камню. Положила цветы на заснеженное подножье.

«Если б тебя от меня увели,
Скрыли во мраке у края земли,
Через пустыню пройти я готов
И сквозь железные рати врагов…» — звучал в голове гимн любви.

Рядом остановилась молодая пара. Посмотрели на меня, на кровавые кляксы гвоздик в снегу, и девушка спросила:
— Кто это — Анна из Тарау?

Я молчала, потом решилась:
— Как, вы не знаете, кто такая Анна из Тарау?!
И, осуждающе покачав головой, ушла по заснеженной дорожке парка.

 



 

Ваше мнение 59  

Оставить комментарий
  • Автор / 16 мар 2011
    Еще раз перечитала отзывы и хотелось бы не ответить , но сообщить. Участвуя в конкурсе никогда не сомневалась в компетентности читателей, но в беспристрастности... На проверку отправила рассказ, который отправляла до этого в четыре немецких издания, уже на следующий день три редакции позвонили с предложением опубликоваться...История Анхен на германском пространстве любима и почитаема. Да, я капельку подогнала рассказ, втиснув сирень. Я теперь очень сомневаюсь, что когда либо сделаю попытку участвовать в конкурсе
    • А в чём вы увидели пристрастность?
    • Маруся / 16 мар 2011
      Автор, Вы зря обидились))) Если уж начистоту, то и Ваш отзыв, мягко говоря, безграмотен))) Что означает фраза: "никогда не сомневалась в компетентности читателей, но в беспристрастности..." Вы имели ввиду: "...не сомневалась в компетентности читателей и в их беспристрастности"? Понимаете, публика Клео весьма своебразна и требовательна. Она избалована "остреньким" и заточена под короткие, пробивающие на эмоциональное сопереживание(чаще всего -слезу) рассказы. Да, читательницам оказалась неинтересна сухо рассказанная Вами реальная история. Да, здешние дамочки предпочитают "над вымыслом слезами" обливаться))) И это их полное право))) Вас печатают немецкие издания, Вы - востребованный журналист, зачем Вам гламурный журнал? Это не Ваш уровень, ИМХО)))
      • Маруся, как читатель (а не только писатель))) могу сказать: если здесь и любят обливаться слезами, то над талантливо написанным рассказом. Дешевые и грубые попытки выдавить слезу вызывают негативные отзывы у здешней искушенной, грамотной публики. "заточена под короткие, пробивающие на эмоциональное сопереживание(чаще всего -слезу) рассказы" Короткие - не писательская вина, а условия, которые выдвигает Клео. А юмористические рассказы, если они талантливо написаны, встречают самый теплый прием. Как пример - победитель прошлого конкурса.
        • Маруся / 16 мар 2011
          Ларисс-ка, а разве рассказ Флер юмористический? Я бы сказала, что там стиль изложения иронический, но это никак не юмореска или стеб, согласитесь))))
    • Елена, а рассказ Вы отправляли на немецком языке? Если этот рассказ без купюр, на русском языке, то каков уровень журналов? Не обижайтесь на мое мнение, но рассказ надо поправить, сделать язык более благозвучным, ну и ошибок чтобы не было. "История Анхен на германском пространстве любима и почитаема" Ну а на русском совсем нет, кроме ранее популярной, а ныне забытой песни о шаре. Кстати, в передаче Что?Где?Когда? давно звучал вопрос об этой песне, оказывается, там надо петь не шар, а шарф))) Ну, как-то так.
  • Тяжело оценить, за историю спасибо, не знала этого факта) Но как-то неровно читается, впечатление рваное, души нет в рассказе, мне так показалось. Просто изложение фактов. Но попытка неплохая.
  • Тортила (Подольск) / 13 мар 2011
    Симпатичная зарисовка, конечно. Но не отшлифон рассказ, на мой взгляд, есть различные ошибки, будто на скорую руку написали и быстро отправили. Детективная история прослеживается полнамеками, но сама Анхен личность интересная - тут нет сомнений. О ней я прочитала с удовольствием. Из минусов стилистических, которые бросаются в глаза, отмечаю. : "Вблизи стали видны шрамы" - смущает. Хочется убрать глагол "стали" - для усиления впечатления. "Делая очередной поворот, увидела огромную махину. " Может, "на очередном повороте"? И я не слышу в начальных строках мелодии нашу известную песню "Крутится, вертится шар голубой". Ритмически не попадает напрочь... Вот смотрите. Анхен из Тарау, мне мила она. Жизнь моя всецело в ней заключена. Эти не походят. Здесь явно звучат четыре четверти. Пусть ураганы, и грозы, и гром — Выстоим мы непременно вдвоём. — А вот последние две строчки уже вальсовые три четверти - вполне ложатся на музыку "шара голубого". Что-то тут не докручено.
  • Солярская / 12 мар 2011
    Какие замечательные рассказы в марте! Дорогие клеовицы, не находите? Какие замечательные небанальные сюжеты! И хоть к рассказам можно придраться в плане литературного несовершенства, но уж никак нельзя упрекнуть в банальности, или в розовой гламурности, что у нас дружно последнее время порицается… Забавляет, впрочем, что почти во всех рассказах выписаны линии отношений «мама-дочка». Видимо, 8 марта повлияло. Где дедушки, курящие «Беломор»? Где сюрреал-медузы, летящие над баобабами и пахнущие укропом? :)))) Сюжет об Анхен совсем неплох. Что меня покоробило – это то, что героиня заразилась местечковым снобизмом. Но это лишь мое субьективное восприятие, не более того. Мне кажется, что рассказу немного не хватает харАктерности. Мы видим снобизм, видим, что местные жители носятся с легендой на пустом месте… Стоило бы посему тоньше прописать реакцию ГГ на презрительность и надутость «знатоков истории». И если уж ГГ подхватывает «вирус», то тоже – несколькими штрихами – этапы смены настроения. Но это, как я уже упомянула – личное ИМХО. Нда, и сирени бы, сирени – побольше:) Т.е.нарядить в сирень не только легенду, но и – все остальное:)
  • Написано не очень-то, блох полно, Мати уже показала. Сюжет об Анхен интересный, но подача не впечатлила. А информация историка - сплошная компиляция. Не рассказ - очерк, скучный и затянутый. А как можно было обыграть эту легенду! Согласна с Моряной, если бы не Симон Дах, вряд ли бы до нас дошло имя Анхен.
  • ХОРОШО. Но я не любитель истории. Поэтому на мой взгляд - рассказ одноразовый. Почитала и забыла 9(( Извините, Автор.
  • История Ваша ценна, во-первых, самой историей (простите за повтор). Подозреваю, что далеко не многие знали об Анхен. За это огромное спасибо. Во-вторых, совершенно очевидно, что Вы пишете о том, что Вам доступно, а, стало быть, близко; и Вами любимо. Потому, история приобрела не хрестоматийный облик, а человеческий (в научной лит-ре это, порой, пренебрежительно называют "массовой"). Немного бы подкорректировать технические ошибки. В остальном же, по моему мнению, история удалась.
  • Вопрос к редактору / 11 мар 2011
    Уважаемый редактор литконкурса! В прошлом месяце Вы не напечатали рассказ Моряны, мотивируя свое решение тем, что ее рассказ был опубликован ранее (хотя, по утверждению Моряны, рассказ был практически переписан).Так вот - этот рассказ практически был опубликован на портале для журналистов "Живое слово" (год не указан). Автор добавил только запах сирени в свой старый рассказ, остальное -без изменений. Как это понимать? Объясните, пожалуйста))))
  • Красивый рассказ
  • Маруся / 11 мар 2011
    Интересная история))) Но почему гг не ответила на вопрос молодой пары? Она провела целое расследование, прониклась историей Анны, но не хочет делится своими знаниями. Почему? Честно говоря, мне немного не хватило чувств самой Анны. Подчеркнуть бы, что ее "наследовали" без ее согласия, что ли... Интересно, а если бы у вновь назначенного пастора была бы своя жена (как у Иоганна), что было бы с Анной? И почему Анну "могли сжечь как ведьму, за то, что приворожила запахом сирени студента богослова"? Если пастор может (должен?) жениться, чтобы получить приход, почему он не может ухаживать за девушкой, а девушка не может его "привораживать"?
    • Маруся, а потому и не ответила, чтобы закольцевать рассказ, с чего началось тем и закончилось) Вполне оправданный ход, пусть теперь эта парочка попыхтит и повыясняет)
  • Согласна с Моряной. Разве бы кто-нибудь знал о Наталье Гончаровой, не будь она женой Пушкина? А Анна Керн - кто она была бы в людской памяти, не будь "чудного мгновенья". А кто Форнарина без Рафаэля? Мона Лиза без да Винчи? Эти женщины замечательны тем, что их любили талантливые, незаурядные люди. Да, они светят, но отраженным светом. И чем ярче светит Светило, тем и предмет любви ярче. Мне нравится мартовский конкурс. Интересные рассказы.
  • Mati (Симферополь) / 11 мар 2011
    А мне было скучно, настолько, что стала "ловить блох":( Поделюсь увиденным с автором, пусть при желании исправит: - Как, вы не знаете Анну из Тарау… или — Поют, — удивилась я. - тут напрашивается в конце предложения знак вопроса. Собеседник, конфузясь неудачной попытки, забормотал о своем, стариковском. Я перебила собеседника. — Анхен, Вы говорите. Это кто такая? — попыталась вернуть собеседника к интересующей теме. — Известно какая, — буркнул собеседник и продолжил, что молодежь стариков не уважает. - столько СОБЕСЕДНИКОВ на один квадратный сантиметр - это слишком:( — Пойдемте со мной, я покажу вашу красавицу. — Как вы думаете, когда родилась эта красавица? - опять повтор А имена Ромео и Джульетта Вам что-нибудь говорят? - в диалогах личные местоимения пишутся с маленькой буквы. Еще - неправильное оформление рассказа историка – как диалог, что очень путает читателя. Думаю автор начинающий, поэтому не увидел явных "ляпов" В следующий раз непременно будет лучше
    • Мати, автор - не начинающий. В октябрьском конкурсе рассказ Елены Ротарь занял первое место. И раньше она публиковалась. Думаю, рассказ просто не отшлифован.
      • Mati (Симферополь) / 11 мар 2011
        Извиняюсь, не читала. Но тогда автор явно поспешила. Хотя, я уже об этом писала, у каждого автора разные рассказы. Но и вкусы у всех разные.
        • Mati (Симферополь) / 11 мар 2011
          Ой, призовой рассказ читала, просто не связала его с этим. Что ж, если бы автор не указала своего имени, думаю, многие бы приняли ее за начинающего.
  • Наверное, в каждом крае есть свои легенды. У нас их предостаточно. Я с интересом прочитала очерк Елены о музе поэта Симона Даха (примерно как Керн для нашего Пушкина). Думаю, если бы не поэт Симон Дах, вряд ли имя Анхен пережило бы века. Как-то так: Забвенье Так много жизней, тусклых или ярких - Все вычистит забвения метла. Ну, кто б была Лаура без Петрарки И без Дали прекрасная ГалА? Наступит время, и придет забвенье. В веках не вспомнят, кто когда-то жил. Забыли б Керн без «Чудного мгновенья», Оленину без строк «Я Вас любил». У временнОй реки свои пороги, И память – не гранитная скала. Меня забудут, как забыли многих – Я для великих Музой не была.
    • Очень красиво))) Это Ваши стихи, Моряна?
    • Какое хорошее стихотворение. Моряна, это чье, ваше?
    • Замечательные стихи!
    • Лиса Лисистая / 11 мар 2011
      Красиво и правильно. Здорово, Моряна! Очень понравилось!
    • Маруся / 11 мар 2011
      Хорошие стихи))) Но, Моряна, в жизни всегда есть место подвигу))) Кроме Лауры и Беатриче были и Клеопатра, Жанна Д*Арк, Екатерина II, Мария Кюри и Алла Пугачева))) А еще - Сафо, Цветаева, Агата Кристи и Жорж Санд)))
    • Правда! Моряна, можно, я расскажу одну историю? Были знакомые, мама (не моя - его) приятеля ко мне сватала, дружили семьями. Мама, как-будто, уговаривая меня, сказала чуть-чуть об отношениях со своим мужем: "Я при нем - королева!" Тогда мне казалось: смешные. Дом содержат, с огородом, курами, поросятами... А она, и правда, в его глазах была королева! Он стихов ей не писал, конечно.. но он жизнь жил ради нее.
  • вайвайвай / 11 мар 2011
    Такая большая тетенька и ничего не поняла. Анхен - роковая женщина. Вот и все.
  • Очень красиво и познавательно))) Спасибо, автор. В этом месяце такие рассказы все интересные, несмотря на сложную тему. Я думаю, что Анна знаменита тем, что написанный в ее честь венчальный гимн пережил века. Я этого не знала, Вы очень интерсную тему выбрали, Автор. И написано замечательно. Отлично!
  • Написано наспех, во всяком случае, создается такое впечатление. Спотыкалась на каждом абзаце - "рваные" предложения так и цепляли. Анна из Тарау...я ее тоже не знала, и, откровенно говоря, не вижу в ее истории нечего трогательного или выдающегося, чтобы стыдно было этого не знать.
  • А все так хорошо начиналось... От последней фразы испортилось все впечатление от рассказа. Написано в целом неплохо, этакое эссе для местной газеты.
  • "Груббер то же умер", тоже в данном случае пишется слитно. ГруБер или ГруББер? Думаю, эти ошибки от небрежности, их вполне можно было бы откорректировать редакции... Прочитала с интересом. После прочтения осталось чувство досады. Была такая Анна, которой и камень памятный поставили и песню посвятили и третировали тех, кто о ней не знает. Думается о ней сперва, как о человеке незаурядном, сделавшем что-то необыкновенное. А что оказывается? Ну, жила, ну имела трех мужей-пасторов и тринадцать детей. В принципе, вполне себе обыкновенная для тех времен женская судьба. Знаменита только любовью первого мужа... И почему о ней должны все знать? Такое же чувство у меня осталось после прочтения "Грамматики любви" Бунина. Такая же вот ничем не примечательная Лушка, которая смогла внушить страстную любовь к себе. Вот и все, что можно о ней сказать.
  • Aniona (Красноярск) / 11 мар 2011
    так плохо что и комментировать не хочется...
  • Ясенка / 11 мар 2011
    Нудно. А запах тут при чем?
    • Mati (Симферополь) / 11 мар 2011
      Да, запах тут едва уловим, можно сказать: почти не чувствуется
  • Мне понравилось, хорошо написано. Единственное, раздражает осуждение героев за незнание Анны. Все знать невозможно. Осуждение, высокомерие и недружелюбие как-то отталкивают. Если бы со мной так говорили, у меня бы пропало всякое желание узнать кто такая ихняя Анна. :)
  • elesha2112 (Москва) / 11 мар 2011
    Честно говоря, непонятно, чем женщина знаменита- что троих мужей пережила? Если идет сравнение с Ромео и Джульеттой, то она должна была если не покончить с собой после смерти первого мужа,что противно религии, то по крайней мере тихо угаснуть от тоски по нему. А по стилю- в лучшем случае очерк газетный.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору