На главную
 
 
 

Клубника
Автор: Ася Шторман / 26.05.2010

КлубникаМой дедушка очень любит клубнику. Из всех ягод, появляющихся на рынках сибирских городов практически одновременно, он предпочитает ту, что заведомо кислее, скорее портится, превращаясь в неупотребимый кисель. Я, к слову, люблю малину. Мы очень разные с моим дедом…

— Почем клубничка? — невысокий старичок в шляпе-пирожке, скрывающей безупречную «блондинистость» аккуратной шевелюры, присматривается к кровавой горе вычурных ягод. Он старается опираться на палочку с максимальной небрежностью, как бы доказывая, что вот этот полукруг его спины — неприятное следствие неудобной длины дурацкой подпорки.
— Двести, — равнодушно отвечает зефирная тетка за прилавком, демонстрируя старику свой состоящий из одних одутловатостей профиль.
— Откуда? — дедушка не сдается.
— Голландия, — со вздохом отвечает тетка, стараясь дать понять всем количеством одномоментно выпущенного воздуха, что торг тут не уместен, и вообще она, конечно, не собирается мириться с тем, что ее старшая привела домой нового хахаля с серьгой в губе.
— А ведь не пахнет совсем, — говорит сочувственно старик и смотрит прямо в левый единственно видный ему теткин глаз.

— Как не пахнет! Да вы, дедуля, уже ничего и не чувствуете! Нюх-то потеряли совсем! У нее запах тонкий, голландский! Не пахнет, придумали!

Тут-то она и поворачивает к нему оба, а еще распухший от тяжелой жизни нос и рот, жирно подведенной кармином:
— Как не пахнет! Да вы, дедуля, уже ничего и не чувствуете! Нюх-то потеряли совсем! У нее запах тонкий, голландский! Не пахнет, придумали!

Старик молча уходит прочь. Всю жизнь у него было отличное чутьё. На войне он служил разведчиком, и по запаху мог определить приближение немецкого отряда. А уж услышать клубничный аромат…

В 1941-м он, 17-летний еврейский юноша с золотой есенинской головой, жил в Киеве. В подвале дома на улице Ленина. Там, в небольшой каморке, ютилась вся его семья: мать, отец, его старшая сестра и две младших: Фанечка и Розочка. Работал на заводе, производящем шарикоподшипники, часто в ночную смену. С работы возвращался под утро привычным пешим ходом.

Летний утренний Киев пах миллионом разных вещей: успевающей остыть за ночь каштановой корой, перезревшими абрикосами, землей и зеленью, типографской краской развозимых по городу газетах, мокрым асфальтом…

Утром 22 июня эта галерея ароматов пополнилась еще одним: сладковатым запахом летящих бомбовых снарядов. Немцы бомбили военный авиазавод, который был неподалеку от дедушкиного, гражданской направленности.

— А что, думаешь, надолго это? — 17-летний дедушка отбросил золотой чуб и затянулся самодельной серой папироской, стоя на пороге проходной.
— Да ну. Сталин быстро это уладит. Кто они, и кто мы? — дедушкин напарник был моложе на год, но ему уже приходилось кормить целую семью: мать и двух маленьких братьев-погодок. Отец год назад умер от дизентерии.
— А вдруг завтра наш завод бомбить начнут?
— Не начнут, это пугают они просто. Я слышал от Зойкиной матери, у которой деверь в Москве, что эта война только на пару дней…
— Ну… пойду я.
— Давай.

Если бы не эти пронзительные звуки близкой бомбежки, его путь с работы домой утром 22 июня 41-го ничем не отличался бы от обычного. Как обычно, хотелось есть. И еще хотелось купаться. Он думал о том, что через несколько дней получка, и можно будет купить Фанечке и Розочке по леденцовому петушку, а маме — цветной платок. Родив четверых, она оставалась удивительно красивой женщиной, и, глядя на нее, отец часто замирал с маленьким молоточком в руке, которым он вбивал заклепки в подошвы сапог и ботинок, приносимых на починку…

Как всегда, чтобы немного срезать, он пошел через площадь, на которой развернулся один из лучших киевских рынков — разве что после Бессарабки и Подола — Евбаз, еврейский базар. Рабочий день только начинался, но здесь уже вовсю кипела жизнь.

— А что, если заберут Бориса на фронт? Неужто ты, Милка, за Жору пойдешь!
— Бросай болтать, дурында, вон покупатель к тебе… — пухлая хохлушка в сером застиранном фартуке стрельнула глазами в сторону светловолосого паренька. — Эй, красавчик, рыбки не хочешь?

Неловко улыбнувшись, он покачал головой. Денег было совсем чуть-чуть. Правда, и в животе уже урчало немилосердно.

Он проходил сквозь пестрые, шуршащие, гомонящие торговые ряды — сладковатый запах войны здесь совсем не чувствовался.

Он проходил сквозь пестрые, шуршащие, гомонящие торговые ряды — сладковатый запах войны здесь совсем не чувствовался. Его перебивали щемящие, дурманящие сознание запахи зелени, свежей рыбы, овощей…

У одного из самых крайних к выходу прилавков стоял мужичок с густыми, жгучими, как у советского вождя, усами. Сам он был щуплого телосложения, но усищи как будто делали его вид значительнее — как орден за отвагу или вроде того. На блеклой клеенке перед ним лежала клубника, выложенная небольшими алыми кучками. Мужичок стоял молча, никого не зазывая, только поводя иногда головой и шумно втягивая воздух в усы. Только что робко отказавший прекрасной торговке, парень остановился и мучительно принюхался к товару. Так они стояли некоторое время друг напротив друга. Продавец уставился на потенциального покупателя маленькими живыми глазами, как будто проверяя, достоин ли тот его ягоды. Потом просто сказал:
— Сколько?
— Немного… грамм триста? — мысленно молодой рабочий пересчитал свои скудные финансы — вроде должно хватить…

Мужичок отвесил названное количество в бумажный кулёк, ни на секунду не проявив удивления или других чувств.

На скромную треть килограмма потянуло ягод десять-двенадцать — крупных, налитых глубоким бордо, пахнущих самым лучшим запахом на свете — миром, счастьем? Отойдя от рынка пару шагов, их полноправный теперь владелец быстро проглотил все содержание кулька — прямо с маковыми крошками чернозёма и зелёными ожерельями черешков…

Затем он скомкал упаковочную бумагу, всю в сладких розовых пятнах, и шутливо запустил этим комком в жирного голубя, дремлющего на краю тротуара. Тот тяжело поднялся с места…

После того случая 22-го июня 41-го года дед не ел клубнику много лет.


Меньше месяца спустя он вместе с другими юношами и девушками, не достигшими призывного возраста, покинет Киев. Большей пешей колонной их отправят в сторону Донбасса, а потом на товарняках — в Грузию… Добравшись до Сухуми, он скажется совершеннолетним, чтобы побыстрее уйти на фронт. В Киев он попадёт уже в 45-м, после второго ранения, после Победы… Вернувшись, узнает, что его отца, мать, маленьких Фанечку и Розочку расстреляли немцы…



 

Ваше мнение 30  

Оставить комментарий
  • тетя Мотя / 29 мая 2010
    про еврейский вопрос. если подумать, то именно израильская разведка разыскала и призвала к ответу нацистских преступников, бежавших после войны во все уголки света. именно евреи не забыли и не простили. моя знакомая была в еврейском молодежном лагере. их разделили на небольшие группы, усадили в круг, рассказали о Холокосте, затем попросили написать имена 10 своих самых близких людей. а потом зажгли свечу, погасили свет, зачитывали имена всех 10 близких и сжигали в пламени свечи, давая возможность представить, что означает потерять свою семью. моя знакомая сказала, что это было одно из самых сильных эмоциональных потрясений в ее жизни. вот так без лишних слов и пафоса молодых учат помнить и чтить и это достойно уважения. с другой стороны, мне не нравится, когда говорят, что евре настрадались больше всех. я прекрасно знаю о страданиях и лишениях своей семьи и буду рассказывать об этом своим детям. чтобы помнили.
  • Прозора / 28 мая 2010
    Асенька!. Мне очень понравился Ваш рассказ. Спасибо
  • Понравилось. Из дискуссии о евреях и белорусах ничего не поняла. Если мальчик был еврейский, почему это сионизм? Вспомнила одного придурка-русофила, который ненавидит татар и заодно монголов за татаро-монгольское иго на Руси :-)) Чума какая-то..
  • Мне понравился рассказ, он как полотно импрессиониста - много красок, запахов, деталей, проникаешься даже не самим сюжетом, а его исполнением. Спасибо Вам, Ася)))) Что касается решения "еврейского вопроса", мне кажется, это немного неуважительно по отношению к Автору, тем более, когда дело доходит уже даже до оскорблений. Мы ведь тут рассказы обсуждаем. Все народы пострадали от этой войны, дай Бог, чтоб такого больше никогда не повторилось.
  • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 26 мая 2010
    Не могу не прокоментировать некоторые комментарии. Во-первых, сионизм - движение за создание еверйского государства, которое благополучно завершилось провозглашением государства Израиль. Действие рассказа происходит в Киеве, герой рассказа воевал на территории Советского Союза и за свободу Советского Союза. Никакого отношения к сионизму данный рассказ не имеет, равно как и к любому иному политико-социальному движению. Что касается того, натерпелись ли евреи больше или меньше других наций, тут, конечно, измерить трудно, но вся фишка еврейского вопроса во Второй Мировой войне заключалась в том, что евреи (и цыгане) натерпелись исключительно и только за то, что они евреи и цыгане. Никто не уничтожал белорусов просто потому, что в паспорте у них значилось "белорус". Как и русских, поляков, французов, англичан. Понимаете разницу? С русскими (белорусами, украинцами, французами) воевали, евреев - истребляли. А по рассказу - он одновременно и трогателен, и несовершенен. Да, прекрасные описания, и товаров, и людей, и запахов. Но конец - никакой, я бы сказала репортажный (журналистский), а не литературный (художественный), это конечно недоработано. И по мелочи, кое-что можно набрать: "Золотая голова" обычно говорят про хорошо работающие мозги. В контексте, с добавлением слова "есенинская" уместнее было бы "золотоволосая". Про старушую сестру верно заметили, потерялась. "неприятное следствие неудобной длины дурацкой подпорки. " - очень неудобочитаемая конструция, была попытка как бы с юмором, но юмора особого не вышло, и понять трудно. Но в целом очень неплохо, спасибо
  • Асенька... вы очень тонко чувствуете и широко мыслите.. а что еще нужно автору? честно проголосовала за ваш рассказ пятеркой, если можно было, поставила бы и более высокую оценку. спасибо вам!
  • Вкусный рассказ. Вкусный язык!
  • очень сочное описание
  • тинка / 26 мая 2010
    по рассказу..может как то и сумбурно всё написано, но какие великолепные описания..я прям как в реальности почувствовала те запахи которые описываются, представила тетку-торгашку, базар суетливый и т.д.)) за это плюсик!!
  • Смутное ощущение от рассказа. Вроде и задумка неплохая, но все в нем наперекосяк.
  • Пoсле фразы - "17-летний еврейский юноша с золотой есенинской головой" - читать уже расхотелось..
  • Дорогая Елена Сергеевна / 26 мая 2010
    Опять еврейский юноша... Как-то уже набила оскомину не только тема, но и настойчивое проявление сионизма в рассказах.
    • Ну зачем Вы так? Разве мало евреи в войну натерпелись? Я на 100% русская, но насчет сионизма в рассказе -это перебор, ИМХО
      • Галочка / 26 мая 2010
        Рассказ про еврея, проявление сионизма в рассказе это не перебор, а просто констатация факта.
      • Дорогая Елена Сергеевна / 26 мая 2010
        Габи, Вы меня немножко неправильно поняли. Евреи натерпелись не больше и не меньше других угнетённых фашизмом наций. Возьмите ту же Беларусь, там населения полегло никак не меньше, но у белорусов есть удивительная и достойная уважения способность прощать. Во всём мире, а особенно в Германии, где я часто бываю, евреи открыто претендуют на статус "особенной и вечно угнетённой нации". Я предполагаю, сколько камней счас полетит в моём направлении, но евреи, пожалуй, единственный народ, не приемлющий в свой адрес абсолютно никакой критики и настаивающий на своей исключительности,и не важно, касается ли это темы второй мировой войны или бомбардировок ВВС Израиля сектора Газа. Сама плачу каждый раз на финале фильма "Список Шиндлера", но современное поколение, на мой весьма субъективный взгляд, использует эту трагедию в своих частенько меркантильных интересах. ИМХО
        • неа,камни не полетят.о таких,как вы, и о вас лично побрезгуют мараться....
        • А что человеку делать, если у него дедушка еврей был? В этом рассказе меркантильности особой не заметила, имхо. В принципе - да, есть такое дело, но есть у евреев и абсолютно замечательные качества -отношение к своим детям, чувство юмора потрясающее, отношение к своим единоверцам и пр. Русским можно поучиться у них многому!
        • Лёнка / 26 мая 2010
          Дорогая Е.С.,да Вы откровенно не обременённая интеллектом барышня. Написать эдакую чушь:"Евреи натерпелись не больше и не меньше других угнетённых фашизмом наций. " Да будет Вам известно,что до войны население Беларуссии на три четверти состояло из евреев.А белорусы потому немцев и прощают,что они у них в полицаях ходили и сами же евреев и расстреливали. Хорошо что мой предыдущий пост не перевёлся на русский язык и его вытерли.Полностью поддерживаю пост Елки:о Вас даже мараться противно.Сначала попыталась что-то объяснить,а потом поняла:продираться через Вашу дремучесть-зря время терять.
          • Откуда у Вас такие сведения о Беларуси, уважаемая? А то, что каждый четвертый белорус погиб это как по-Вашему? Из-за любви к немцам с собой кончали? Что-то вас не в ту степь понесло, барышни! Хвати того, что после войны узников концлагерей по сталинским лагерям сажали, а тех, кто был на оккупированных землях, на работу никуда не брали. Давайте еще здесь "еврейский вопрос" порешаем, так что-ли? А на меесте белорусов я бы на Вас сильно обиделась! У меня отец -белорус, и Вам от меня большое "Фи"!
          • Д.Е,С. / 27 мая 2010
            Знаете, дремучестью страдаете как раз Вы, Лёнка. Чтобы про белорусов такое написать нужно либо совсем в истории не ориентироваться,либо невероятной узколобостью страдать, нет слов, короче... Вас лично я не оскорбляла,поэтому читайте больше, в том числе о ВОВ, а не только бульварные романы. Глядишь и Вы научитесь себя корректно вести, а то прям как из зоопарка.
      • тинка / 26 мая 2010
        а я согласна с Еленой Сергеевной..не являюсь антисемитом, но действительно как то уж в глазах рябит от описаний притеснений именно конкретной народности; в конце концов это литературный конкурс посвящен памяти ВСЕХ людей и народов, пострадаших в войне...
  • Клубника на картинке неживая какая-то. Неестественная, что ли? Чувствуете к чему я придираюсь?))) Это потому что больше не к чему - очень красивый текст! Написано очень хорошо! Я люблю запахи... Спасибо Вам.
  • Ася, спасибо за рассказ! На самом деле впечатлилась: все эти запахи, первый день воны, описание мирной жизни - все прочувствовала, представила... Очень интерсный ход - рассказать не о победе, война принесла много горя, но именно 22 июня на меня до сих пор наводит ужас: Сегодня началась война - так я пишу каждый год в своем блоге... Ася, очень хорошо! И ещё раз СПАСИБО всем, кто стоял за Родину!
  • Низкий поклон Вашему деду! Рассказ - изумительный!
  • Маруся / 26 мая 2010
    Очень хорошо шло, но конец не то, что скомкан, а просто оборван на полуслове. Жаль, понимаю, что нехватка места, но все же... Но, несмотря на это, большое спасибо, Ася, за рассказ, до глубины души тронула незатейливая правдивость и искренность чувств.
  • Здорово! Как клубникой запахло... Поклон Вашему деду и Вам спасибо!
  • тетя Мотя / 26 мая 2010
    очень трогательно и слог хороший.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору