←  предыдущий все рассказы следующий  →
 

Хорошо живем

    Отправить рассказ

Хорошо живемЛюся домывала после завтрака посуду, соображая, что бы приготовить семье на обед и ужин. Для этого надо было сначала сходить на рынок. Перед тем бросить в стиральную машинку детские вещи, чтобы к ее возвращению они были выстираны. Потом, пока варится бульон, нужно пропылесосить и протереть полы. Тут главное, чтобы Борис пошел погулять с детьми, а то, когда они все путаются под ногами, не до уборки.

— Борюсь, тебе сегодня с детьми погулять! — крикнула Люся мужу в открытую дверь кухни.
— Ура! Ура! — послышались радостные крики дочки и сына.
— Люсь, ну ты чё? Какая прогулка? Сегодня же финал ралли. Прямая трансляция. Да я ж этого полмесяца ждал, — на пороге появился Борис.
— Во-во! — громыхнула кастрюлей Люся. — Ты только в телик и пялишься! Последнее время это просто невыносимо! Ну ладно, на меня тебе наплевать, но о детях-то можно позаботиться? Я же не могу разорваться на сто дел одновременно?!
— Ну началось! — схватился за голову Борис. — Завела свою шарманку. Вот умеешь ты настроение с утра испортить.
— Что? Это я тебе настроение порчу?! Это ты мне каждый день настроение портишь! Зачем я вообще за тебя замуж вышла? Жила бы себе сейчас спокойно, а то кручусь целыми днями, как белка в колесе. А от тебя помощи, как от козла молока.
— А вот оскорблений не надо! — нахмурился Борис.
— Пап, мам, так мы гулять идем? — в кухню забежали пятилетние двойняшки.
— Нет! — хором гаркнули родители.

— Это и твои дети! — Люся вбежала следом за ним в комнату. Скинув фартук, она швырнула им в лежащего на диване мужа.

Дети переглянулись, скривили недовольные мины и заныли.

— Да утихомирь ты их, — махнул рукой Борис и вышел из кухни.
— Это и твои дети! — Люся вбежала следом за ним в комнату. Скинув фартук, она швырнула им в лежащего на диване мужа.

Борис из-за газеты следил, как жена надевает джинсы и свитер, подкрашивает перед зеркалом ресницы.

— Ты чего это на базар красишься? — не выдержав, спросил он.
— Ни на какой базар я сегодня не пойду, — поставила руки в боки Люся. — Хочешь есть, поднимай задницу с дивана и вместе с детьми иди за продуктами. А у меня сегодня вы-ход-ной! — схватив сумочку, Люся направилась к выходу.
— Что значит «выходной»? — следом засеменил Борис. — Ты это куда?
— Отдыхать! — Люся схватила куртку и выскочила, громыхнув дверью.

Выйдя из подъезда, она оглянулась по сторонам. Куда идти? По привычке ноги сами направились в сторону рынка. Сделав несколько шагов, Люся остановилась. «Ну, конечно, — хмыкнула она, — куда еще я могу пойти? Ведь кроме работы, детсада и рынка я в последние годы вообще никуда не хожу. Как робот заведенный. Надоело!»

Она резко развернулась и пошла в противоположную сторону. Колючий январский ветер ударил в лицо, Люся поежилась. Рука потянулась поправить забытый дома шарф. Хорошо еще у куртки был капюшон. Накинула его на голову, она побрела куда глаза глядят. Под ногами чавкал подтаявший снег, на душе было так же гадко и холодно. Продрогнув окончательно, Люся решила зайти погреться в торговый центр. Вот уже год, как он открылся, а она ни разу там не была. Да и зачем ходить в подобные места с пустым кошельком?

Бестолково рассматривая витрины, Люся переходила от одного отдела к другому, с первого этажа на второй, потом на третий. И вот там она застыла в восхищении перед манекеном в шубе из чернобурки. Ах, до чего же она была хороша!

«А что если набраться наглости, зайти и померить? — пришла шальная мысль. Нет-нет, это неудобно. Да и продавщица стразу поймет, что мне у них в отделе делать нечего», — Люся с тоской посмотрела на свой пуховик, купленный в секонд-хенде прошлой зимой. Еще вчера она была им вполне довольна. А теперь…

— Вам понравилась шубка? — спросила продавщица. — Хотите примерить?
— Я? А можно?

Люся давно не помнила такого восторга. Она крутилась перед огромным зеркалом в шикарной шубе, такой мягкой и легкой, словно платье.

— Вам очень идет, — услышала Люся мужской голос. — Красивая женщина достойна красивых вещей.

— Вам тоже идет, очень стильная куртка, — улыбнулась Люся. А про себя подумала: «Вот бы Борису такую, а то на его страшно смотреть».

К зеркалу подошел мужчина, примеряющий кожаную куртку с меховым воротником.

— Вам тоже идет, очень стильная куртка, — улыбнулась Люся. А про себя подумала: «Вот бы Борису такую, а то на его страшно смотреть».

— Обратите внимание, меховой воротник отстегивается, подстежка тоже. Так что ее можно носить и в более теплую погоду, — лилейным голоском щебетала продавщица.
— Она мне немного жмет в плечах, — сказал мужчина. — Можно примерить вон ту?
— Конечно-конечно, — засуетилась девушка и, повернувшись к Люсе, спросила: — Вам тоже другую показать?
— Спасибо, не надо, — потупила взгляд Люся, — я в другой раз зайду.
— Угу, — скривила улыбку продавщица, — кто бы сомневался.

Люся как ошпаренная вылетела из торгового центра.

«Какой стыд! Вот дура, зачем надо было примерять эту шубу? Представляю, как сейчас продавщицы меня обсуждают. И все из-за этой нищеты. Перебиваемся от аванса до получки. Даже детей побаловать лишний раз не можем, не говоря уже о шубе. Надоело! Сколько можно это терпеть? У других мужья — добытчики, а мой… Третий год на б/ушную машину копит — не накопит. А я ему как рабыня. Ни денег, ни помощи. Всю неделю на работе пашешь, потом двойную смену на выходных дома вкалываешь. А ему лишь бы на диване полежать», — эти и многие подобные мысли разрывали сознание Люси. Наконец, самосожаление взяло верх и вырвалось наружу потоками слез. Люся присела на краешек скамейки в сквере, достала из кармана пуховика несвежий носовой платок и спряталась в нем от всего мира.

— Девонька, тебе плохо? Я могу помочь? — пожилая женщина дотронулась до Люсиного плеча.

Та подняла на нее глаза, высморкалась и мотнула головой:
— Нет, не можете. Мне вообще никто помочь не может.
— Тогда тебе одна дорога, — серьезно сказала старушка.
— Да? — шмыгнула носом Люся. — И куда, на кладбище?
— Ну зачем же, — улыбнулась бабуля, — ты лучше в церковь сходи. Глядишь, и полегчает.

Люся посмотрела в конец аллеи, где за голыми деревьями сверкали золотые купола.

— Думаете, поможет? — спросила она, но старушки и след простыл.

«Никуда я не пойду», — подумала Люся, вставая со скамьи, да непослушные ноги сами повели ее к узорчатым воротам небольшой церквушки.

«Никуда я не пойду», — подумала Люся, вставая со скамьи, да непослушные ноги сами повели ее к узорчатым воротам небольшой церквушки.

Внутри было тепло и малолюдно. Пахло ладаном, мерцание свеч успокаивало. Люся стояла в стороне, не зная, как молиться и куда поставить свечку. Она не плакала — все слезы были собраны в платок и лежали в кармане. Она смотрела на распятье и беззвучными губами говорила Ему о наболевшем.

Сколько прошло времени, Люся не знала. Но когда она вышла на улицу, двор освещали фонари.

— Ну, наконец-то, Люсь, — Борис встретил ее у порога. — Я уже переживать стал. Ты где была?

Люся молча разделась и прошла на кухню.

— Ну ты чё, обиделась, да? — семенил следом Борис. — Ну перестань.
— Дети где? — спросила Люся.
— Спят уже. Я их ужином накормил и даже сказку перед сном рассказал.
— Сказку? — приподняла бровь Люся.
— Ага, — расплылся в улыбке Борис.
— А чем ты их накормил?
— Так я это, макароны с сосисками сварил, — отчитался Борис — А сам вот не ужинаю, тебя жду. Садись.

Люся опустилась на табуретку. На столе тут же появилась сковорода с макаронами, сосиски и банка с солеными огурчиками.

То ли от голода, то ли еще почему, но ужин показался Люсе сказочно вкусным, а напившись горячего чаю, ее потянуло ко сну.

— Ты иди, ложись. Я сам приберу, — предложил Борис.
— Спасибо, — тихо сказала Люся и впервые за день улыбнулась.

Она уже погружалась в сон, когда под одеяло нырнул муж.

— Люсь, ты спишь? — спросил он. Она не ответила. — А мы еще сегодня с детьми на рынок сходили, я картошки с яблоками купил. Нам ведь надо было? — не унимался Борис.
— Угу, — ответила Люся, — спи давай.

Обхватив жену рукой, Борис громко вздохнул и произнес:
— Хорошо мы с тобой живем, Люсь. Да?

Люся притихла. А Борис продолжал:
— А что? Жена у меня — хозяюшка, дети — умницы, я тоже молодец. Уже почти на машину накопил. Не новую, конечно, но ничего. Пойдет для начала. Я уже в интернете подходящую присмотрел. Люсь, ты слышишь? Пробег небольшой, движок — зверь. А с виду просто как новенькая.

То ли от голода, то ли еще почему, но ужин показался Люсе сказочно вкусным, а напившись горячего чаю, ее потянуло ко сну.

Не дождавшись реакции, Борис отпрянул:
— Люсь, ну ты чего молчишь? Даже не спросишь, какого цвета. Не рада, что ли?

Люся не отвечала.

— Ну, не хочешь машину, давай завтра пойдем и купим тебе шубу! — выпалил Борис, не ожидая от себя такого.
— Тоже придумаешь — «шубу», — пропела Люся, разворачиваясь к мужу.
— Я не шучу, Люсь, — серьезным тоном ответил он. — Точно говорю: пойдем и купим. Ты у меня самой лучшей шубы достойна.
— Это я и без тебя знаю, — Люся прижалась к его плечу. — Но ведь это для нас очень дорого.
— Ничего страшного. Зимой шуба важнее, чем автомобиль. А на него я еще накоплю.
— Меня и мой пуховик устраивает, — сказала Люся. — Качество хорошее, немецкий как-никак. А вот твоя куртеночка совсем свое изжила. Ты же ее еще до свадьбы купил. Столько лет прошло.
— Да ладно тебе, мне многого не надо, — буркнул Борис, — главное, чтобы ты улыбалась.
— Ой подлиза, — Люся потрепала мужа по щеке. — Знаешь, я сегодня такую мужскую куртку классную присмотрела — закачаешься. Размер как раз твой. Завтра же с утра пойдем и купим, пока другие не забрали.
— Куртку? Мне? Ну ты даешь! — Борис чмокнул жену в разгоряченную щеку и добавил: — Все-таки хорошо мы живем.

 

Mati
23.01.13
Все статьи рубрики «Конкурс»