На главную
 
 
 

Грустный рассказ про смешную собаку
Автор: Letiziya / 21.10.2010

Грустный рассказ про смешную собаку— Ксюша, быстро в машину!
— Мамочка, ну пожалуйста, давай Дика возьмём с собой, миленькая, хорошенькая!
— Ксюшенька, не плачь! Он не пропадет, будет ловить мышек в лесу, а на следующее лето мы приедем, и Дик нас встретит… Ты у меня добрая девочка! Но мы не можем взять собаку в квартиру — там паркет… Иди в машину, я тебе сказала!
— Марина, ты скоро? Нам ехать шесть часов!
— Подожди, Лёнь, у нас тут истерика…
— А-а-а… Дик, соба-а-аченька моя-а-а!
— Гав! Гав-гав-гав!
— В машину, черт побери!
— Убери псину с дороги!

«Бах! Трах!» — хлопнули двери Джипа. «Р-р-р», — пробуксовали колеса в грязи, замешанной на холодном осеннем дожде, и семья Крутовых, три месяца снимавшая дом в деревне Гулькино, отбыла в город.

Ксюша рыдала, Марина попыталась отвлечь её внимание:
— Смотри, малыш, зайчик бежит беленький…
— Где? — слезы зависают в детских глазах, и Ксюша с любопытством вглядывается в затемнённое стекло.
— Проехали уже. Хочешь яблочко?

Она со вчерашнего дня искала жёлтый автомобиль с черно-белыми шашечками на боку, умчавший её хозяйку неизвестно куда…

Девочка не видела, как Дик бежал за Джипом, как испугался потока автомобилей и остановился у шоссе, недоуменно глядя вслед черной машине, увозящей его любимых людей.

Не видела, как прилёг у обочины усталый «беленький зайчик» — болонка Тяпа. Она со вчерашнего дня искала жёлтый автомобиль с черно-белыми шашечками на боку, умчавший её хозяйку неизвестно куда…

***

— Ну что, жрать хотите? — Вожак презрительно посмотрел на чужаков. Маленький черный Плюш у его ног подобострастно хихикнул:
— Хотят, конечно! Им же ни хрена запасов не оставили. Идите, говорят, в лес мышек ловить!

Плюш родился в подворотне от неизвестных родителей. Выжил он только благодаря своей льстивой покорности, малым размерам да фантастической всеядности — мог переварить даже синтетическую колбасную шкурку. Больше всего вечно голодный Плюш беспокоился о своем желудке.

— Вожак, прогони их, зачем нам лишние рты?

Рыжая «как бы сеттер» Айна ревниво смотрела на Тяпу. Подругу Вожака раздражала эта блондинистая кудла, зато нравился свисавший с Тяпиной головы потрепанный, но очень симпатичный красный бантик. Айна вообще была неравнодушна к ярким вещам. Она и потерялась-то, увязавшись за мальчишками, гнавшими желтый мяч. Весело добежав до остановки, они все вместе заскочили в автобус. В конце маршрута Айну выгнала из салона кондуктор. Пошатавшись по селу, молодая жизнерадостная сука прибилась к Вожаку.

— У-у, стерва! — рыкнула Айна. — Вожак, ты видишь, какая она гламурная? Её наверняка ищут. Найдут — все спалимся.

Старый Джек тихо вздохнул. Слабый, беззубый, он уже предчувствовал свою смерть. Плешивые бока впали, глаза потухли, но память хранила нежность женской руки. Как трепала она лохматое ухо, как ставила полную миску в угол… Лица хозяйки, скончавшейся зимой в своем дачном доме, Джек не помнил, а морщинистая рука с серебряным браслетом часто снилась ему, вызывая дикую тоску… Наследники известной художницы шустро вывезли с дачи ценные картины, оставив ветхого пса горевать на могильном холмике. С кладбища Джека увел Вожак.

Вожак — большой серый пёс без имени, выросший на воле, был признанным лидером Стаи. Хитрый, осторожный, изобретательный, он наводил страх не только на животных, но и на людей.

— У-у, стерва! — рыкнула Айна. — Вожак, ты видишь, какая она гламурная? Её наверняка ищут. Найдут — все спалимся.

Судьба эта была уготована псу ещё до его рождения.

Хромой Митрич вычитал где-то, что если течную суку привязать в лесу, то к ней непременно придет волк. Родившиеся от хищника щенки будут лучшими в мире охранниками: молчаливыми и злыми. На грядущий помет выстроилась очередь. Взять уникального сторожа хотели и фермер Семенов, и директор лесопилки Гукасян, и шашлычник с трассы Муса Мусаилов.

Митрич отвел свою овчарку Стрелку подальше в лес, привязал и… запил.
Через неделю он с трудом нашел в чаще дерево с обрывком веревки. А спустя год все окрестные деревни загудели: в лесу появилась собачья Стая. Предводитель её невероятно умён, и не только поймать, даже увидеть его пока никому не удалось. Псы таскают домашних кошек, кур и другую мелкую живность, хитроумно проникая во дворы и сарайчики. А недавно даже на бабку Зотову напали. Не тронули, правда, но облаяли и до уссачки напугали. Конечно, бабка и сама виновата: выпивши была, на собак палкой замахивалась, но всё равно страшно.

Участковый Пал Палыч Мотыгин во всем винил дачников:
— Каждый год в округе по два-три барбоса остаются беспризорными. Люди летом набалуются живой игрушкой, а осенью бросят и отчалят по городам! Наказать их — закона нет. И отловить четвероногих бродяг невозможно — поди, прочеши наши леса…

***

Но Стая жила не в лесу. Холодно там, неуютно.
Вожак, унаследовавший от отца звериное чутье, а от матери бесстрашие перед человеком и его громыхающей вонючей цивилизацией, поселил Стаю в яме возле дороги. Там, где вдоль асфальтовой ленты проходит труба тепломагистрали. Потому вырытая Вожаком яма круглый год тёплая.

— Вот, еще двое… Ишь, аристократы! — презрительно думал Вожак, глядя на красный бантик Тяпы и кожаный с заклепками ошейник Дика. — Небось, породистые, а все равно никому не нужны.

Он пристально рассматривал новичков, пытаясь прочувствовать, будет ли от них толк на охоте? Не станет ли холёный Дик ему соперником?

Никакой жалости к новоявленным бомжам Вожак не испытывал. Он просто отлично знал, что чем больше Стая, тем она сильнее, да и… В самом крайнем случае можно кого-нибудь съесть. Прошлой зимой съели Дружка. Он все равно пропадал. Когда Муса выплеснул ведро грязной воды в бак, там как раз Дружок объедки искал. Вымок пёс на морозе, заболел, а у Вожака тогда совсем брюхо подвело, ну и…. Сейчас вот Джек доходит, но голод пока не мучает, и Стая нападать на старика не собирается.

— Значит, так, — Вожак прищурил на новичков желтые волчьи глаза. — Наши главные враги — люди. Это самые подлые, самые злобные и самые хитрые животные, и ненавидят нас, даже когда кормят. Они бросают собак, травят и стреляют в них. За что? Скажи… как тебя? Дик? Что ты сделал плохого своим хозяевам?

Он пристально рассматривал новичков, пытаясь прочувствовать, будет ли от них толк на охоте? Не станет ли холёный Дик ему соперником?

Дик вспомнил хохотушку Ксюшу, которую полюбил в тот самый день, как Маринина подруга Галя привезла его в Гулькино и подарила Ксюше на день рождения. Марина поворчала, но согласилась, что собаку взять проще, чем родить братика, которого клянчит дочка… Вспомнил всегда хмурого хозяина Лёню, который Дика не баловал, но и не обижал… Марину пёс вспомнил с особой любовью: она кормила его импортным «Ройял Канином»…

В животе заурчало, Дик лег, грустно опустив голову на лапы. Ему не нравился Вожак, от которого несло зверем, не нравилась жадная грязная Стая. В генах у Дика не было злобы, только желание служить Человеку, только любовь к Нему. Пёс молча отвернулся.

— А ты, с бантиком?! Тяпа? Блин, Тяпа-растяпа. Тебе-то за что от дома отказали? Сожрала хозяйские котлеты?

Тяпа игриво тявкнула и закружилась. Бабушка Нина, у которой жила Тяпа, научила её разным фокусам. Тяпа умела ловить свой хвост, ходить на задних лапах и лаять по команде «голос!» Но вдруг, бабушка села в машину и уехала. Почему? Кто такая «невестка», испугавшаяся, что из-за Тяпы «у ребёнка заведутся глисты»? Почему бабушка Нина плача называла себя «инвалидкой» и жаловалась, что её «заставили продать дом и жить в чужом углу»? Разве нельзя было выгнать вон ту самую трусиху-невестку, а не Тяпу? Собачонка вдруг опрокинулась на спину, демонстрируя Вожаку, как выражение наивысшего доверия, беззащитный пушистый живот.

Тяпе Вожак очень приглянулся. Она понимала, что зимой не пропадет за его мощной серой спиной. Зато от Айны исходила смертельная угроза. Подруга главаря уже приняла решение не пускать в Стаю «эту кокетку», и Тяпа чувствовала, что не выдержит соперничества. Даже бантик не поможет.

— ВСЕ люди нам враги! — продолжил Вожак. — Все. Даже дети. Мы их пока не трогаем, но придёт время, нападём дружно по моему сигналу. Поняли?
— Да! — Плюш, Джек и Айна преданно смотрели на Вожака.

Дик и Тяпа молча ожидали решения своей участи.

Внезапно Дик всем своим существом осознал, что никогда из его памяти не исчезнут Ксюша, Марина и Лёня, а из сердца — любовь к ним. Они — самые лучшие и не могли его бросить. Не могли! Они обязательно приедут, а он… а его нету!

Дик вскочил, и, не оборачиваясь, побежал к родному дому. Пусто. Надо ждать. Пёс лег у двери: надо — значит, будет ждать. Всегда. Всю оставшуюся жизнь.

Дик вздохнул облегчённо и закрыл глаза — он сделал свой выбор.

Вожак зло усмехнулся: многие не соглашались с ним и уходили. И что? Одни сдохли от истощения, другие вернулись в Стаю и служат ей. Голод — не тётка.

Дик вскочил, и, не оборачиваясь, побежал к родному дому. Пусто. Надо ждать. Пёс лег у двери: надо — значит, будет ждать. Всегда. Всю оставшуюся жизнь.

— Ну, а ты, кудрявая? — Вожак благосклонно потянулся к болонке.

Вдруг между ними встала Айна и угрожающе зарычала. Тяпа всё поняла. Она испуганно поджала хвостик и потрусила в ту сторону, куда в жёлтой машине уехала бабушка Нина — к станции.

Вожак равнодушно посмотрел Тяпе вслед и порадовался, что можно будет не расширять яму…

***

— Марин, ты в этом году дом в Гулькино арендовала?
— Нет, Галюня. Лёнечка снял виллу в Черногории. Там прикольно: море, нету мух и комаров. А в Гулькино, говорят, небезопасно стало — волки в лесу развелись! Страшно. А ты?
— Я — да! Мне там нравится. Про волков ничего не слышала. Собак бездомных, правда, много… Знаешь, я когда ездила туда выбирать домик, спросила местных, не видел ли кто черного лабрадора? Помнишь, ты рассказывала, как ваш Дик за сучкой увязался и пропал?.. Так вот, говорят, у директора лесопилки в коттедже похожий живет. Может, это Дик? А?.. Ой, Мариш, ещё я на станции такую забавную собачонку видела! Она как услышит, что кто-то пакетом с едой зашуршал, встаёт на задние лапы и подходит. А потом кружится, ловит свой хвост и лает по команде! Грязная вся, в репьях, ленточка какая-то рваная на голове. Потерялась, наверное, но не пропала, сама себе на хлеб зарабатывает! Представляешь, какая умора!? Алло, ты чего молчишь?..

Марина тряхнула головой, прогоняя из сознания образ собаки, бегущей по раскисшему от холодного осеннего дождя просёлку.

— Да, Галюнь, — выдавила она через сжавшееся вдруг горло. — В самом деле, смешно. Очень. Хорошего тебе отдыха! И… знаешь что? Не заводи собаку, пожалуйста, а то убежит ещё, как наш Дик, ищи её потом, мучайся…

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору