На главную
 
 
 

Немец
Автор: Taiwana / 10.11.2008

НемецВасилий Иванович любил лес. Он часто в одиночку уходил бродить. Охотиться или рыбачить - ему было без разницы. Он просто уходил туда, где привольно, где ели пахнут смолистым дурманом, утка крякает в камышах лесного озерца, глупый линь плещет толстым хвостом… Он любил свою новгородскую землю, любил нутром, первобытно, так любят Мать, так любят Дом, так любят Родину.

Октябрьским морозцеватым утром Василий Иванович поднялся рано, собрался, свистнул собаку Рексу и отправился туда, где его давно ждали. Конечно, никто его не ждал в лесу. Но в минуты грусти его охватывало… нет, не желание, а непреодолимая тяга к лесу и к «тому» месту. Будто долг. А невозможность объяснить домашним, разделить с ними, выгоняла его из дома пораньше, пока все спали и можно было уйти, не объясняясь.

Да-а… Тут все изменилось, но и осталось прежним. Спокойно. Василий Иванович долго смотрел вдаль, на розовые от раннего солнца макушки деревьев, потом опомнился, метрах в двадцати обнаружил подходящий островок еще сухой травы и решил сделать привал. Рекса припадала на передние лапы, взлаивала, будто спрашивала: «Ну, что ты возишься, а? Вот же, посмотри, все хорошо, тут мы с тобой и устроимся!»

Рекса улеглась возле огня и все смотрела на хозяина, мол, видишь, как я все хорошо придумала, какое место я тебе нашла!

«Ну, пусть будет тут, - подумал Василий Иванович, - ничем и не хуже».
Он неторопливо и основательно устроил маленький привал, огляделся, притащил веток, разжег костерок. Рекса улеглась возле огня и все смотрела на хозяина, мол, видишь, как я все хорошо придумала, какое место я тебе нашла!

Василий Иванович погрел маленько руки, подумал, потом вытащил из рюкзака черный хлеб, шмат сала, пару огурцов, поллитру и стакан. Отхватил кусок от хлеба и от сала, кинул собаке. Покряхтел, подкинул полешку в костер, повозился немного, устроился. Открыл поллитру, отрезал хлеба. Плеснул в стакан…

***
1942 год

- Отец, ты в своем ли уме то, а? Да шо ты задумал то, прости хосподи? Ты о нас-то побойся!

Мать шептала так громко, что Васька проснулся. Проснулся и подумал, что он будет спать дальше. Или делать вид, что спит, но никак уж он не встанет! Рядом на печи всхрюкивали старшие сестры, Галька и Танька. Но мамкин шепот так бил Ваське в уши, что ему ничего не оставалось, как проснуться и прислушаться.

- Вань… ну, ты с ума сдурел, что ли? Ваня, что ты? Что люди-то скажут? Ведь проклянут же?
- Слушай, мать, ты мне тут сырость не разводи, поняла! Я те сказал, я сделаю. Ты меня знашь! Я решил уже. Да и пора мне…
- Ва-а-ня! - мать, удерживая голос, все же взвыла, от чего Васька перепугался, вытаращил глаза и заревел пятилетним басом: «Ма-ам!» И прислушался…

…А все уже стихло, шепот прекратился, Васька лишь услышал, как быстро хлопнула дверь.

Сестры спали. Галька чего-то бормотала, а Танька жевала палец во сне. Девчонки! Васька презрительно фыркнул, сполз с печки, шлепнул босыми пятками по холодному полу, вздрыгнул. У-ух!

Васька презрительно фыркнул, сполз с печки, шлепнул босыми пятками по холодному полу, вздрыгнул. У-ух!

В доме было тихо. Васька зевнул в последний раз, от стужи охолонул и пошел в сени, разведывать.
Бати нигде не было.

Он пробрался дальше, к сараю, и вдруг услышал мамкин сорванный голос: «Иже Еси На Небеси! Да Святится Имя Твое! Да Будет Царствие Твое! Ныне И Присно И Во Веки Веков!»
Васька пожался от холода и побег в дом.

***
«Шнеллер, шнеллер!»
«Курки, яйки!»

Немецкие войска остановились в деревне. Не сильно зверствовали, нет. Кого-то угнали. Кого-то расселили в сараи, скотники и землянки, но в целом оставили в покое деревню. Только скот и продовольствие забрали. И население загнали работать на благо «великой Германии».

Ленинград был лакомой добычей. Прилегающие области - плацдармом, жатвой, кормушкой. Которую можно трепать. Новгородцы волей-неволей стали тем буфером, который защищал Ленинград. Ивана не призвали на фронт по причине туберкулеза, а в партизаны он рвался, да Валентина, жена, не пускала. А потом уже стало и поздно: началась оккупация. До войны Иван был бригадиром в колхозе, уважаемым человеком. Во время войны Иван принял решение пойти в старосты при немецкой управе.

***
... Василий Иванович вздрогнул: слишком близко наклонился над костром, обожгло… Глубоко вздохнул, выпил, плеснул еще…
Рекса завозилась, вскочила, прилегла ближе…

Ивана не призвали на фронт по причине туберкулеза, а в партизаны он рвался, да Валентина, жена, не пускала.

***
…Вечером того же дня Васька не смел носу казать из-за печки. Потому что мамка с папкой ругались.
- Черт ты бесноватый, а!? Ты по што, а? Что я людям скажу?
- Мать, успокойся! Все уж!
Отец вдруг встал, прикрыл дверь, а дальше Ваське было совсем плохо слышно.

- Ваня!!!
- Валя…

***
Иван имел дом и хозяйство. А еще жену и детей. И совесть. Потому Иван пошел в полицаи. Чтобы выуживать информацию у немцев и передавать ее партизанам. Валентина страшилась и страдала, но Иван не мог иначе. Валя знала, что он пошел на это потому, что он был бы иначе не он. Иван не успел уйти к партизанам, но помощь его из тыла оказалась огромной. А еще и возможность сохранить семью, впрочем, то была не самоцель. Сложно. Сельчане его обвиняли шепотом, на него злобно косились. Иван терпел и молчал, никого, кроме жены, не посвящая. Он ловко находил лазейки и придумывал ходы, снабжая партизан информацией и хлебом. Немецкое руководство, чувствуя себя неустойчиво, злилось и искало, искало...

***
1943 год
Иван попался. За ним пришли однажды утром, мрачным октябрьским утром. Его увели в бывшие конюшни и там били, били страшно и долго: вопрос - неответ - удар. Иван или молчал, или шутил. Пока мог. Потом привели семью, чтобы семья смотрела на пытки. И его снова били. Он снова молчал. Тогда сероглазый чубатый немец приказал: «Расстрелять».

Иван пошел на расстрел, не осознавая до конца, какой свой собственный подвиг он совершил и как он заставил нервничать врага.

Что там соображала мальчоночья голова или не соображала, но вырвался Васька из ослабевших рук Валентины и помчался за батей.

Кто его сдал - неизвестно. Но потащили его стрелять, и таким это показалось определенным и невозвратным, таким реальным до тошноты, таким «здесь и сейчас», что младший Васька не выдержал…

Что там соображала мальчоночья голова или не соображала, но вырвался Васька из ослабевших рук Валентины и помчался за батей.

- Па-а-а-пка! Па-а-апка!

Васька поскользнулся, шлепнулся, проехал на пузе… Задыхаясь, кинулся носом в добротные немецкие сапоги:

- Дя-а-деньки-и... Дя-а-деньки! Не-е-т!..

Он возился в осенней скользи и плакал, и стыдно ему было плакать, взрослому шестилетнему мужчине, и папку - сил нет, как жалко…

И чудилось Ваське: «Просить, просить дядьков чужих… Как мамку - леденца в воскресенье, когда оденет она парадный свой платок с кистями и красным, втихомолку метнется в потаенное место в сарае, где иконка и свечка попрятаны, постоит, побормочет… А потом добрая-добрая, что хошь у ней проси…»

- Дя-а-деньки-немцы! Па-а-пку пощадите!

И плакал, и бормотал, и возился вокруг грязных немецких сапог… И себя забыл, и свою шестилетнюю гордость, ведь соседскому Кирюхе давал тычка и не раз, а тут…

- Дя-а-деньки-немцы!...

До хрипоты. До рвоты. До бессилия.

Иван, битый и страшный, спекшимися окорковевшими губами просил: «Мальца мого… Уведите…»

Он глядел в никуда, но этот «взгляд в никуда» был все же направленным. На то самое место, где когда-то стояли конюшни.

***
Василий Иванович пошевелил костерок, подумал и подбросил еще полешков: сегодня посидит подольше. Он глядел в никуда, но этот «взгляд в никуда» был все же направленным. На то самое место, где когда-то стояли конюшни. Где пытали и били отца.

***
Так не бывает, но так стало…
Тот, кто затевал этот расстрел, сероглазый чубатый немец, вдруг дернулся… и велел Ивана вернуть домой…

Вечером чубатый пришел к Ивану в дом, сел в передней и ухнул по-совиному, мол, я простой германский гражданин и фермер…

- Я простой фермер. Мне не нужна эта война, в ней я ничего не смыслю. И не хочу ее. У меня есть жена, но мы не можем иметь детей. У тебя, Иван, много… отдай мне Ваську, воспитаю…

Иван послушал, помолчал. Потом двинулся корпусом, повернул фиолетовую, болезненную голову:
- Я детьми не торгаш.

Чубатый посмотрел в сторону, подумал.

- Гут. Ты мужчина, Иван. Но ты ошибаешься. Великое немецкое государство вырастило бы твоего сына достойным членом общества. Он стал бы обувщиком или плотником, или…
- Да пошел ты на х…, контра! Тьху!
И плюнул чубатому под ноги…

- Ты мужчина, Иван. Но ты ошибаешься. Великое немецкое государство вырастило бы твоего сына достойным членом общества.

В ту же ночь Ивана расстреляли, а дом сожгли.

***
Василий Иванович выпил еще. Рекса настороженно смотрела на хозяина. Хозяин морщился, тер макушку, с силой жмурил глаза… Потом поднялся устало, растоптал по траве костерок, собрал рюкзак, свистнул, мол, пошли уже, Рекса, домой. Рекса послушно встала, отряхнулась и потрусила за хозяином. «Еще вернемся сюда, первый раз, что ли? - думала Рекса. - А мне и нравится, пахнет тут хорошо, травками да зверем».

***
Закончилась война…
Так и живет Васька… Василий Иванович… на земле Новгородской. А в меркантильности чужой нет-нет, а проскочит, мол, жил бы сейчас в Германии, как сыр бы в масле… И мы бы с тем сыром…

Был бы немец…

 



 

Ваше мнение 85  

Оставить комментарий
  • nay (Медвежий угол) / 2 дек 2008
    Поздравляю! Очень рада за Вас и Ваш рассказ - Вы заслуженно в числе победителей!)))
  • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 1 дек 2008
    <Tajwana> - искренные поздравления. Ещё раз повторюсь - Вы очень талантливый человек!
  • АЛЯСКА / 1 дек 2008
    Поздравляю, Тайвана! Очень хороший рассказ, очень понравился и достоин победы!
  • Аниона / 1 дек 2008
    очень хорошо, проникновенно... за душу берёт... и слёзы наворачиваются... эх....
  • Иес!! Я искренне болела за этот рассказ. Здорово, что он оказался в победителях!
  • Я очень рада, что "Немец" попал в призы, рассказ сильный и родной, а потому понятный. Спасибо, Taiwana, за него! Ты необыкновенная, и мое сердце уже давно с тобой и твоими героями :)
  • Ольга Q / 1 дек 2008
    Тут много спорили по поводу Вашего рассказа, но так будет всегда, когда данная тема задета пусть даже опосредованно, вскользь - больно много с ней связано у всех и каждого. На мой взгляд, это очень глубоко и невероятно талантливо написано, и лично у меня никаких вопросов к автору нет. Если честно, даже странно, что это - третье место. От этого чувствую некое неудобство, причем ничуть не кокетничаю. Тайвана, я поздравляю от души и говорю еще отдельное спасибо за авторскую смелость, потому что априори было понятно, что рассказ может вызвать бучу. Спасибо за рассказ, он удивительный.
  • Лариса Графоман / 1 дек 2008
    Поздравляю! Хотя лично для меня в этом месяце Ваш рассказ - №1. Надеюсь, Ваши победы еще впереди. Верю в Вас.
    • Спасибо большое, Лариса. Есть, к чему стремиться, будем стараться!
  • понравилось. Спасибо.
  • Как вы думаете , коллеги заметят мои красные глаза? Плюс автору .
  • царапнуло нехило последнее предложение... после старательного описания немцев как “фашистов” (даж простой фермер ниче не смыслящий в войне и то мстительным оказался, не дали мальца - получи пулю в лоб и сожженный дом в придачу)... получается едакое противопоставление, мол сейчас он тонко чувствующий, любящий Родину, живущий в мире с собой и природой, весь такой из себя... а забери его тот кандидат-усыновитель, был бы... немец (получается почти ... был бы изверг...) слишком много негатива... так хотелось бы воспринять последнее предложение как “был бы совсем другим человеком”, но вся предистория этому не способствует.
  • Согласна со Строгим Критиком, читала я у Мопассана очень похожий рассказ, но там главный герой явно сожалел что его не усыновили.
  • Я, хоть и припоздала, но, пожалуй, все же продолжу. О нецельности характера одного из героев рассказа уже много сказали. Но у меня еще второй пункт. Сорри, надеюсь, что на этом основании меня лично не запишут все же в "изменники Родины" ;-) Так вот. Важной частью данного рассказа является противопоставление: отказ ГГ отдать мальчика и сожаления (пусть и не его) о том, что "катался бы как сыр в масле и мы бы при сыре". Ладно, не буду про сыр в масле ;-) НО кто эти "мы", то есть кто именно сожалеет? Жена и дети? Их бы просто не было. Сестры? Каким образом? Отвечу - никаким. Для эмиграции в Германию быть чьей-то сестрой - ноль целых, ноль десятых. Для этого надо быть 1)настоящим перебежчиком, например, таким, как небезызвестный Виктор Суворов (помню, помню, тот бежал в Англию) 2) репрессируемым диссидентом, пострадавшим от произвола советской власти 3) евреем, желательно тоже доказавшим, что в Советском Союзе повергался дискриминации 4) этническим немцем, одним из представителей поволжских немцев, жестоко репрессированных Сталиным во время ВОВ не за то, что они были врагами, а за то, что они были немцами. Свою принадлежность к этническим немцам тоже необходимо доказать. Разумеется, не все советские евреи, так же как и не все потомки этнических немцев выехали за рубеж. По многим причинам, в том числе и по причинам, хорошо описанным и показанным в рассказе. И все же: у дочерей ГГ не было никаких шансов иметь "сыр" в связи с усыновленнием брата, поскольку к вышеперечисленным категориям они никак не относятся. Поэтому основное противопоставление рассказа на мой взгляд "бренчит" и "бренчит" сильно.
  • Флер, отвечаю Вам сверху, т.к. места действительно нет. Мы сейчас что оцениваем? Реальную историю, произошедшую с семьей, или все же рассказ "Немец"? Мне кажется, противоречие именно в этом. Если реальную историю разбирать, то ее в полной мере не звучало, всех подробностей я не рассказывала. Если же "Немца", то тогда от реальной истории нужно просто абстрагироваться, забыть о ней. Ведь я не переносила реальных людей на бумагу, я ПРИДУМЫВАЛА своих героев, опираясь на некоторую историю.
    • Я вот тоже не совсем понимаю - что значит было/не было, если ваших дедушек/бабушек не пытались усыновить/удочерить немцы/финны/латыши, это не значит, что такого не было! Простому фермеру совсем не обязательно было объявлять Гитлеру, Геббельсу и иже с ними, что он усыновил русского, француза или поляка...
    • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 11 ноя 2008
      Мы безусловно оцениваем рассказ, и один из характеров рассказа. Для меня реальна только та ситуация, которую Вы прописали, другой реальности для читателей нет. Вот в этой реальности я, как читатель, не могу ухватить логики характера. Именно потому что Вы его придумали, Вы же могли придумать его так, чтобы противоречия - явного, и замеченного не только мною - не было, правда? Если характер "не каратель", простой деревенский парень, который захотел усыновить ребенка, что заставило его расстрелять отца и сжечь дом? А если он фашист и каратель, то что заставило его просить у отца ребенка, а не просто отнять его? Мне нравится неоднозначность характеров, и я не люблю деления на "черный" "белый", "хороший", "плохой". Но при всей противоречивости литературных персонажей их мотивы должны быть понятны, читатель не должен в недоумении пожимать плечами. Если бы, например, подчеркиваю, только пример, в рассказы было бы "а вечером к ним пришел совершенно пьяный немец и начала говорить, что он простой фермер..." - все последующее не вызывало бы сомнений. Или же, опять же например. "...в тот же вечер, несмотря на заступничество сероглазого немца, отца расстреляли, а дом сожгли..." - характер тоже был бы понятен. У Вас настояшчий, серьезный талант. Представьте себе Ваш рассказ напечатанным, у Вас ведь не будет возможности вступить с читателем в дискуссию и спорить с его впечатлением, Вы ведь наверное захотите, чтобы читатель понял именно то, что Вы хотели, чтобы он понял, правда? Я от души желаю Вам настоящего серьезного успеха, и это единственное, почему я стала разбирать не вполне удавшийся Вам эпизод, мне хотелось помочь Вам найти причины разночтения, и - если будет у Вас такое желание - причины эти устранить. Больше не буду.
      • Флер, я НА САМОМ ДЕЛЕ ИСКРЕННЕ ХОЧУ СКАЗАТЬ ВАМ СПАСИБО! За то, что Вы так вдумчиво отнеслись, за подсказки.
        • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 12 ноя 2008
          Как писал один хороший поэт - “талантам надо помогать, бездарности прорвуться сами”... Вы, на мой взгляд, талант, и мне искренне захотелось Вам помочь, чем могу. Успехов! :))
    • Так герои были все же придуманы или взяты из жизни?
  • Мне так жаль, что я не могу здесь дать ссылку на статью о женщине, которой фриц подарил маму.... там как раз идет речь о немцах, которые фактически удочерили не немецкого ребенка.... я выложу эту ссылку у себя в избранном. если кому-то будет интересно - заходите ко мне на страницу и читайте. там есть все о чем мы говорим сейчас. история другая, но очень похожа по содержанию.
  • Строгий Критик / 11 ноя 2008
    Извините, это Ги де Мопассан...
  • Petra(28.03) / 10 ноя 2008
    Гладкофф, немецкий фермер на войне - для русского человека на тот момент был враг, ФАШИСТ! Пусть его призвала гитлеровская Германия, но, если он такой жалостливый, стрелял бы в воздух, мимо, имитировал бы выстрелы, чтобы со СВОЕЙ чистой совестью сказать себе: я не убил ни одного русского. А вот по поводу того, что ГГ "жалеет-не жалеет" - трактовка мыслей абсолютно не такая! Но ведь ЗАДУМАТЬСЯ на эту тему никому не грешно - а жила бы я сейчас в Питере, а не в Москве, что было бы? У ГГ не может быть сожаления, тем более, что мальчонка был уже не маленький, чтобы "вспомнить все"
  • Да кто там, елы-палы, жалеет о том, что не стал немцем? Нет этого в рассказе. Не-ту. Внимательнее читайте, пжалста, дамы и господа! В лес приходит главный герой ну вовсе не для того, чтобы пожалеть об этом!
    • Гладкофф, чего Вы так нервничаете? Никто не сказал здесь, что гг приходит в лес, чтобы пожалеть о том, что не стал немцем. Как раз с этим моментом все ясно. Но то что такие мысли посещают его ВНЕ этого места - очевидно (меня это зацепило, например). И как раз это место необходимо гг чтоб все подобные мысли ушли. Тайвана - очень талантливый автор. Потому Лиля права, многозначность концовки - такова задумка автора. Я понимаю, что у Вас своя версия концовки, трактовки и всего прочего. Но даже если Вас с автором связывают теплые отношения, и Вы хотите поспорить с целым миром, не забывайте, что каждый из читателей встречается с произведением тет-а-тет, и автора или Вас - невольного адвоката рядом нет. Читатель сам доходит до сути того, что автор вложил в контекст. Я честно говоря, вообще не понимаю, зачем Вы себе выбрали роль адвоката этого произведения. Рассказ - очень сильный, очень запоминающийся. Тайвана дает всегда очень дельные комментарии, ответы.. Вы не переживайте так, многие здесь солидарны с Вами, что Тайвана - это не просто случайный человек на литературном конкурсе. )))
  • капля в море / 10 ноя 2008
    Уважаемые читатели, Я просто прошу перечитать первый абзац. Мог ли человек, который так любит свою землю, жалеть о том, что не стал немцем?!
  • Я свое мнение тут хочу оставить. Дело в том, что данный конкретный немец тут-тоже человек. Это не каратель. Это фермер, призванный на службу. И именно поэтому он не отбирает ребенка. И не забирает его, расстреляв отца.Прошу понять, тут нет никакого намека на попытки идеализировать его (немца). А события, описанные в рассказе, происходили в реальности. "Так не бывает, но так было..."
    • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 10 ноя 2008
      Попробую еще раз объяснить. Можно придумать целую цепь совершенно несусветных событий, и они будут восприниматься как реальность. Ну, скажем, "Ирония судьбы" - ведь просто придуманный совершенно фантастический сюжет, а у зрителей нет сомнений в его правдивости, потому что он внутренне логичен. А можно взять случай из жизни, а какое-то звено из логической цепочки упустить, и у читателей возникает чувство неправдоподобности. Вот даже в Вашем объяснении есть противоречие. "Дело в том, что данный конкретный немец тут-тоже человек. Это не каратель. Это фермер, призванный на службу. И именно поэтому он не отбирает ребенка. И не забирает его, расстреляв отца". Он не каратель - но отца расстрелял? Ладно, допустим по оккупантским законам отец совершил пресутпление. Но дом сжег? И в рассказе это подносится именно как месть немца: " Да пошел ты на х…, контра! Тьху! И плюнул чубатому под ноги… - Ты мужчина, Иван. Но ты ошибаешься. Великое немецкое государство вырастило бы твоего сына достойным членом общества. В ту же ночь Ивана расстреляли, а дом сожгли." Но если "гадства" немца хватило на то, чтобы отомстить, осталось непонятным почему ему было не проще оставить отца в живых, не палить дом, и взять ребенка... Поверьте, если реакция читателей не такая, какую ожидал писатель, но это не всегда результат невнимательного чтения, двусмысленность может быть заложена в тексте
      • Жу-Жу (Одесса) / 11 ноя 2008
        Да не мог он после того, как расстрелял отца, взять ребенка. Этот ребенок валялся у него в ногах, упрашивая пожалеть и отпустить папку, "...и себя забыл, и свою шестилетнюю гордость...". Не получил бы он себе ребенка, врага бы в дом привел. Причем кровного врага.
        • Вы умница! Ведь мальчишка был уже не ребенок. а маленький взрослый мужчина. И он бы помнил.
          • Он в любом случае бы все помнил. Хоть так, хоть эдак. Кроме того, если бы тот фермер вдруг и решил бы в самом деле усыновить дите, его самого бы шлепнули соответсвующие "органы". Боюсь, что семейное предание и правда сильно было подредактировано со временем. Так бывает. Либо у того немца уже поехала крыша (что случалось, и нередко), либо он был не свойским парнем фермером, а как раз наоборот - настоящим карателем, которому по ходу дела вздумалось дополнительно поразвлечься с "аборигенами". И в том, и в другом случае никаких шансов на то, чтобы мальчишка мог быть реально усыновлен, и жить в Германии. Так что сожаления (неважно чьи) о том, почему же так не вышло, полностью лишены какого-либо основания, понимаете? Они являются полной фикцией, нулем. И увы, это очень сильно портит концовку и логически-событийный замысел рассказа.
            • Ромашка, я писала рассказ, а не семейную легенду. Семейная, опять же, не легенда , а история, говорит о том, что немец приходил с предложением забрать мальчишку. А двое, на чьих глазах все происходило, живы по сей день. Собственно, прототип Героя и его старшая сестра. Так что, как бы ни казалось нереальным, но увы и ах.
            • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 11 ноя 2008
              Под отзываом Автора уже нет места, потому пишу над ним. Ага, смотрите-ка, значит не “все как в жизни”. Если немцу вдруг садануло в голову, он пришёл просить ребёнка, ему отказали, он ушёл, обиженный - это один характер. Если он в отместку расстрелял отца и сжег дом, то характер уже совсем-совсем другой. Потому и цепляла читателей нелогичность и необьяснимость поведения мнемца. Подумайте над этим, может стоит тут как-то подправить...
  • Люб, каюсь, я перед написанием отзыва - по диагонали просмотрела отзывы.. И поняла, что я так же как и многие не правильно прочитала концовку. Ты вкладывала смысл, что это "чужая меркантильность", а не Героя. Но в процессе прочтения - как раз мне прочиталось, что мысли "был бы немец" принадлежат гг. И здесь есть путаница.. так вот - все же еще раз уточняю - ЧЬИ это мысли? Теперь про мои ощущения... Рассказ сильный. Образы выписаны настолько ярко, что картинка стоит перед глазами. Мне понравилось до места, когда немец пришел в дом к Ивану. Здесь мне показалось передергиванием. Как то неестественно прозвучало в контексте. Я смотрела когда-то документальный фильм о жертвах фашистских лагерей. И как раз одна история запала мне особенно в душу: пожилая женщина рассказывала, как ей подарили ее маму. Я не буду пересказывать, кто захочет прочитает. Я не поленилась и все же поискала в нете, и нашла! К сожалению ссылку оставить не могу... могла бы скопировать сюда часть. Но хотелось бы чтоб вы могли прочитать все. История очень похожа. Там и про отношение немцев и про усыновить... В общем, к чему я это... читая рассказ. я пережила впечатления от услышанного тогда по телевизору. мне очень хотелось бы чтоб я не правильно прочитала концовку.
    • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 10 ноя 2008
      Львеш, там же в конце черным по белому написано "А в меркантильности чужой нет-нет, а проскочит, мол, жил бы сейчас в Германии, как сыр бы в масле… И мы бы с тем сыром…" Но я думаю, по-любому человек, зная и таком возможном повороте жизни, не может не задуматься, а что было бы...Чужие думают о хлебе и сыре, а он может думать вообще, а что было бы, если был бы немец... Многозначность концовки - находка автора.
  • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 10 ноя 2008
    я бы разделила свое впечатление от сюжета и от рассказа. Хотя Taiwana уже объяснила, что все так и было, но..не знаю, либо не совсем те детали, либо не совсем те нюансы. Парадокс-то заключается в том, что правда жизни и правда литературного произведения могут и не совпадать. Конечно, все мы знаем о тех временах из написанного. Я вот из написанного знаю, что согласно фашистской расовой теории славяне было недо-человеки, немцам даже жениться на славянках возбранялось, дабы не портить чистоту потомства. Потому порыв немца мне, как читателю, не видится логичным. К тому же я просто не поняла, что помешало немцу просто забрать ребенка у отца силой или забрать его после того, как он расстрелял отца и сжег дом. Какой-то логической связки тут нет. А вот рассказ мне понравился чрезвычайно. В первую очередь - неоднозначностью характера. На Клео противоречивые характеры встречаются редко. Не знаю как у автора получилось, но за ее героя не стыдно - ни когда он ползает в грязи у немецких сапог, тот случай, когда смирение паче гордости, ни когда он вздыхает "был бы немец". Был бы немец - это ж не только хлеб с сыром, это и отец был бы жив, и дом был бы цел, и вообще, кто знает, что было бы, это непрожитая другая жизнь, как раз и интересная тем, что другая... И опять очень понравился язык, язык - чудо. Я очень и очень городской человек, с жителями деревни мне практически не приходилось разговаривать, ну если только "на картошке"...Я не знаю, как говорят в новгородских деревнях, но предполагю, что именно так: побойся О нас, не За нас. А "парадный свой платок с кистями и красным " - как вкусно! И таких вкусностей по рассказу не мало. Вы талантливый человек, Taiwana, удачи Вам.
  • Сучка / 10 ноя 2008
    Знаете, что я заметила, перечитала здесь много рассказов и столько же отзывов. Если автор известен здесь на КЛЕО, его знают и любят как человека, то и его рассказ оценивают ПОЛОЖИТЕЛЬНО. А если автор новый, то каким хорошим не был его рассказ, то АВТОРА ЗАТОПЧУТ. Некрасиво...
    • Напишите рассказ, любви не обещаю, но если история будет более-менее приемлема, топтать не буду, клянусь! :))
      • Сучка / 10 ноя 2008
        А я уже послала. Ждите ))) Только под другим ником. Вы может и не будете, а вот другие. Мне просто обидно было за некоторых одаренных здесь писателей (не побоюсь этого слова).
        • Ок! Заметано, жду :) Ничего не бойтесь и не обижайтесь, пустое дело! Вам просто нужно будет отделить конструктив, от пустого сотрясания сети. Удачи!
    • Я уже это писала и повторюсь - НЕПРАВДА!!!! Первый мой рассказ не очень хорошо был принят, но никто Автора не топтал! Были замечания по существу, в основном. Хотя, и встречались, конечно, отзывы подобные Вашему. А рассказ и правда был слабоват. А второй, хоть я и была новым автором (под этим псевдонимом до публикации меня здесь не знали), был оценен на призовое место. Точно так же, как очень часто здесь критикуемы и известные авторы. Могу согласиться, что, если Автор неизменно пишет хорошие рассказы, и, вдруг, прокалывается, то определенный кредит доверия у него здесь есть. Не без этого))) Как говорится, имя начинает работать на человека. Только к чему Вы все это написали? Рассказ не понравился - так и скажите. А то, как то завуалированно Ваша критика прозвучала). Или это просто обида, что какой-то из Ваших рассказов не был здесь принят так, как Вы рассчитывали?
      • Я с Вами согласна. Мой первый рассказ был отправлен в августе, получил 3 место, так что я очень даже еще новичок.
  • Petra(28.03) / 10 ноя 2008
    Лариса, как ВЫ правы! Я вот хожу по квартире и мысли сменя не покидают: ЧУЖАЯ меркантильность! Сестер, в первую очередь, я думаю. Невнимательное чтение порою приводит к неправильным мыслям и к осуждению героя. У Тайваны прошу прощения за недогляд. А вот "чужую" меркантильность понять можно: у соседа всегда трава зеленее. Я не думаю, что в Германии живется хуже, чем в Новгородской области - отсюда и некие сожаления сестер/матери (или кого?) о том, что им неведомо. Может, время и вылечило бы, но послевоенные страдания близких разве стоили нынешней мнимой сытости жития заграницей?
    • тайвана / 10 ноя 2008
      В том и дело. Есть всякие родственнички, племянники, которым до дедовского и дядиного подвига дела нет. И ляпнуть, пусть не со зла, а мимоходом - а что? Вроде, ничего. И обижаться не на что. Но мерзко это.
  • Потрясающий рассказ. У меня даже слезы на глазах. Один из самых лучших рассказов, которые я прочитала в своей жизни.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору