На главную
 
 
 

Фелшар
Автор: Анастасия Инженю / 17.05.2011

Фелшар— Они давають, а я не хочу! Не хочу, не хочу! — белокурая крошечная Шурочка заливалась слезами, захлебываясь от отчаяния, прижимаясь к матери, которая молча гладила дочь по мягким, как пух, волосам. Зря Шурочка рискнула зайти в дом, в котором родилась и в котором почти не жила.

Девочке так хотелось меда, золотистого, ароматного, — так хотелось! Но толстые жадные румыны лишь дразнили двухлетнюю кроху, с гоготанием предлагая Шурочке здоровые ломти белого хлеба, щедро политые цветочным медом. Девочка и раз, и два тянула тонкие ручонки к хлебу, но весельчаки тут же отодвигали еду в сторону, показывая на Шурочку толстыми пальцами, — и снова пили бормотуху местного производства, — Малашиха как гнала свое варево при «той» власти, так и при немцах продолжала… После нескольких чарок крепкого напитка румыны теряли человеческий облик: начинали гонять за девками, отнимали у сельчан последние запасы, а сегодня нашли в сараюшке деда Солопа банку с медом, присвоили и устроили пир.

Поняла ли девочка, что над ней издеваются, как над бездомным котенком, — или решила, что таковы правила игры этих странных взрослых, которые ведут себя глупее, чем братишки Шурочки? Но руки к меду девочка тянуть перестала. Она лишь всхлипнула тихонько и пошла к выходу из родного дома, окинув беглым взором рушники на столе, круглые разноцветные половики на полу. Внимание девчушки привлекли огромные, вышитые вручную цветные коврики на стенах саманного домика, принадлежавшего ее семье: отцу, который воевал далеко-далеко, ее матери и трем братьям, и бабушке, матери отца, которая жила с ними.

Шура-старшая, мать Шурочки, в отчаянии сжимала кулаки, но молчала, чтобы ненароком слетевшее слово не запомнилось невинному ребенку.

Шура-старшая, мать Шурочки, в отчаянии сжимала кулаки, но молчала, чтобы ненароком слетевшее слово не запомнилось невинному ребенку. Вон соседка, Нюська, при детях малолетних кляла захватчиков, а в итоге ее сынок по неразумию взял да и повторил при чужих слова матери, и всыпали Нюське так, что мало не покажется. И когда она кончится, война проклятая? Говорят люди: наши наступают, скоро освободят Андреевку, а пока остается одно: терпеть, ждать и надеяться.

— Шура! Зачем ты в дом пошла? — серьезно спросила мать у дочери, разговаривая с ней, как со взрослой. — Разве ты не знаешь: нам туда нельзя! Не ходи туда больше!
— Бабушка говорит: это — наш дом… и Колюшка говорит, — Шурочка совсем не шепелявила, — и я хотела… пойти к дяде Грише!
— Шура! Нет никакого дяди Гриши! — отрезала мать, всплеснув худыми руками, оправила под платком черные косы, чтобы ни одна прядь не выбилась, чтобы ничто в ее внешности не привлекало взора чужаков. — В нашей семье один Гриша — твой старший брат. Человек, которого ты называешь дядей Гришей, — чужой, Шурочка, и ты не должна навязываться ему. Этот человек почти не живет в нашем доме, — он ночует у соседки Клавы, а в наш дом заселились на несколько дней эти… румыны, которые дразнили тебя сегодня.
— Но эти дяди… скоро уедут, мама? — Шурочка смотрела с надеждой. — Дядя Гриша обещал шоколадку, он сказал: «шоколад»… Мне надо было пойти к этой… к шалаве Клаве? Дядя Гриша там?
— Что ты говоришь, Шура! — мать почти смеялась сквозь слезы.— Не смей называть тетю Клаву шалавой! Кто тебе это сказал?! Клава — хорошая! Она вам с Колюшкой жизнь спасла!
— Баба Маня говорит: Клава — шалава… — Шурочка подняла на мать серые глаза.— Так все говорят. Я Клаву люблю, она — добрая. Но баба Маня говорит: Клава — шалава! А что такое «шалава», мама?
— Не повторяй слова глупых людей! — Шура-старшая пришла в ярость, услышав, чему свекровь учит неразумное дитя. Тоже, правдолюбица! Доведись Шурочке передать эти речи Клаве, — и та перестанет подкармливать ребятишек. Да не будь Клавки, почти все детки в деревне давно бы померли, как это и случилось во многих соседских деревушках. Клавка спала с немецким фельдшером, — которого местные называли «Фелшар», — и через эту Клавкину «дружбу» дифтерит в их деревне не унес ни одной детской жизни.

Совсем недавно Шура-старшая тоже осуждала Клавку, ханжески и патриотично. Как не осуждать: дочь немца, Клавка еще в юности осталась вдвоем с матерью, а отца ее забрали лет за пять до войны, — он на селе завгаром работал. Отец Клавки не вернулся, а мать, русская, работавшая учительницей, отказалась от мужа, взяв девичью фамилию. Поэтому ее не тронули, — или потому, что Клавка, как отца арестовали, «тронулась». Несколько месяцев Клавки не было, все каникулы она в больнице провела. Потом вернулась к матери, странная, тихая, в старушечьей косынке, — больше Клавка в город не уезжала, из института ее исключили, — работала в школе уборщицей и пела тихонько что-то себе под зубы. Перед войной мать Клавки умерла, сердце остановилось. Жалко было Шуре Клавку, — молодую, тонкую, как тростинку, с отчаянными глазами.

Когда немцы взяли деревню, Клавка показала истинную сущность: сельчане в страхе сбились в толпу, не ведая, чего ожидать от захватчиков. А Клавка вышла вперёд, подбоченилась, косынку сняла, тряхнула рыжей косой, и спела ненавистным фашистам что-то по-немецки, — видать, хорошо спела, немцы хлопали. Даже в дом Клавкин никого не подселили, жила там одна, как королевна. Говорят, Клавка на немцев работала.

После первых месяцев оккупации беда пришла: начали умирать дети от эпидемии. Задыхались, горели жаром, и помочь нельзя было.

После первых месяцев оккупации беда пришла: начали умирать дети от эпидемии. Задыхались, горели жаром, и помочь нельзя было.

Шура раз вечером вернулась домой, а Колюшки и Шурочки в доме нет. Что случилось, где дети?! Свекровь ничего толком сказать не могла. Хорошо, подросток Гриша, сын мужа Шуры от первой жены, пояснил:
— С утра у Коли горло заболело, опухло, пленкой белой покрылось. Я ему молока с медом дал, — молоко у Клавки выпросил. Ну, и сказал ей, что у Коли — жар. Днем Коле хуже стало, он весь горел. Ближе к вечеру пришел фелшар, тот, что к Клавке ходит, и забрал Колю и Шурочку. Мам, не бойся, Фелшар им ничего не сделает! Мам!...

Но Шура не слушала: в отчаянии помчалась к дому соседки, застучала в закрытые ставни громко и нетерпеливо .Проклятый «фелшар», что удумал? Шура наслушалась рассказов о том, что немцы делают с детьми. Клавка открыла дверь, зевая, ничуть не удивилась позднему визиту Шуры:
— Пришла? С Колей и Шурочкой все в порядке будет… Куда ты?! — но Шура оттолкнула соседку и ворвалась к ней в дом, желая видеть детей, желая знать, что с ними сотворил проклятый немец. Вот и они: спят, слава богу! Навстречу разъяренной женщине поднялся и фельдшер:
— Уходить, фрау! Уходить! — по-русски он говорил ужасно, но Шура уже поняла, что ее дети — живы, но почему он не отдает их ей, матери?! И она в отчаянии вцепилась в рубаху фельдшера, дернула за воротник, приводя в ужас Клавку. Та без слов кинулась оттаскивать Шуру от Грегора, шепча:
— Успокойся! Он им сыворотку ввел от дифтерита: Шурочке — мало, а Коле — большую дозу дал, — Коля-то твой — заболел! Дифтерит это, понимаешь?! Грегор их спас, приказ какой-то нарушил, я уговорила Кольке твоему помочь, а Грегор — он добрый, хотя и хромым стал после какой-то битвы, — у Грегора тоже дочь маленькая, Гертруда… И, знаешь: Грегор — не немец, а австриец, и он против войны, но его заставили идти воевать. Он до войны был аптекарем, потом учился в университете…

У Шуры и руки опустились: фелшар детям помог, а она на него — с кулаками. Как бы он не рассердился на нее... Но пока белобрысый синеглазый Грегор, что-то тихо пошептав Клавке, сказал Шуре, улыбаясь:
— Иди, матка, домой, спи! Спать! Их... Я хотеть спать! — и незваная гостья отступила за дверь, сопровождаемая рыжей соседкой, бормотавшей:
— Завтра не приходи! Грегор Хансу велел днем за детьми твоими присмотреть: Ханс — он как медбрат. Я утром на работу уйду, мне некогда. Да не бойся: теперь Колюшка не помрет, раз сыворотку дали. Шурочку через несколько дней домой заберешь, а Коля пусть тут лежит, он заразный, Гриша сказал. Ты иди спать! Всё хорошо будет… — Шура ушла, приволакивая в темноте ноги. Все ее существо возмущалось против чувства благодарности к ненавистному врагу.

Шурочка так и не заболела, и мать забрала ее домой. Со временем и Коля пошел на поправку, и Шура не знала, где найти слова признательности к человеку, которого недавно люто ненавидела. «Фелшар» разводил руками и бормотал что-то про Гиппократа, — Шура не понимала. Она одно поняла после того случая: враги — тоже разные, есть среди них звери, как те, что сегодня дразнили и довели до слез Шурочку, а есть такие, как Грегор.

Со временем и Коля пошел на поправку, и Шура не знала, где найти слова признательности к человеку, которого недавно люто ненавидела.

Ко времени отступления немецких войск из Андреевки, «Фелшар» ходил ни живой, ни мертвый: Клавка сказала, он из дома «похоронку» получил: погибли жена и дочка. Но, когда начала канонада грохотать, он, через Клавку, велел Шуре с семьей спрятаться в погребе и там ожидать прихода русских. И молча всунул в руки Шуре пару детских красных туфелек, которые были явно велики Шурочке, — и ушёл. Шура в недоумении рассматривала изящные кожаные туфельки, пока не поняла: Грегор хотел их подарить своей дочери, той, которая погибла. Поняла это Шура и заплакала.

Вскоре и наши пришли. Клавку Грегор с собой увез. Больше Шура ее не видела. В том же году Шуру едва «свои» не посадили: за то, что со старшим пасынком Володей колоски собирала. Но, как жену фронтовика, пожалели.

Туфельки Грегора пришлись Шурочке впору только в сорок седьмом, когда она в первый класс пошла.

 



 

Ваше мнение 81  

Оставить комментарий
  • Hutsul Lady (Карпаты) / 11 июн 2011
    да... просто нет слов, лишь эмоции.
  • Анастасия, поздравляю! Ваш рассказ неоднозначен, и тем интересен.
  • lica (Калининград) / 1 июн 2011
    Поздравляю! Респект автору за поднятие такой трудной темы.
  • Мои поздравления! Достойная работа. Продолжайте писать, буду ждать ваших рассказов.
  • tot samyj Marko / 1 июн 2011
    Поздравляю, Амастасия!
  • Поздравляю, Настя! Я болела за этот рассказ и рада, что хоть третье, но занял!
  • Анастасия, поздравляю!
  • Ассоль / 1 июн 2011
    Поздравляю, Алена! Хороший рассказ! Успехов в дальнейшем творчестве!
  • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 1 июн 2011
    очень рада, что такой неоднозначный рассказ, на такую непростую тему вышел в тройку призеров. Успехов, Вам.
  • Прекрасный рассказ! У мамы подруга была. Её маленькую немец спас. В войну всю деревню в сарай загнали и сожгли. А её немецкий солдат в стогу сена спрятал.
  • Коронида / 19 мая 2011
    Добрый, простой рассказ. Редкая в наши дни военная тема. Сейчас все больше "альтернативку" о войне пишут "зеленые человечки". Впечатление сознательной упрощенности стиля. "Колоски" - для контраста добавлены или просто автоматически написан этот фрагментик текста? По-моему, самый интересный персонаж рассказа - именно Клава, но образ раскрыт слишком робко, будто автор боится, что осудят читатели. А Фелшар - обычный фельдшер, не зря бормочет про Гиппократа, - и явно не член НСДАП, иначе бы не помог ничем.
  • Беркут / 19 мая 2011
    А что уже тогда были сыворотки от дифтерита. Круто!
    • Впервые противодифтерийную сыворотку в 1891 году применил ученик Коха - Эмиль Беринг; больной ребенок был спасен; тогда сыворотки делались из крови переболевших свинок. Похоже, даже в XIX веке медицина уже делала первые успехи в этом направлении. За отзыв - спасибо
  • Затронута такая тема, что как бы нельзя написать, что не понравилось. Но такой тяжелый язык и столько персонажей перегрузили рассказ.Не то что скучно, скорее не очень интересно.
  • Boryara (Нью-Йорк) / 18 мая 2011
    Рассказ прост и человечен. Очень хорошо. Боряра
  • Прекрасный рассказ, Анастасия! По сюжету можно фильм снять, настолько ярко выписаны образы. Здорово, проникновенно и очень реально. У меня на первом абзаце слёзы на глазах были. Спасибо большое, буду за Вас очень болеть, так как для меня Вы несомненно в лидерской тройке месяца. Огромная пятёрка!
  • elesha2112 (Москва) / 18 мая 2011
    Опять выжимание слез за счет темы, именно темы, а не исполнения. И зачем упоминание о колосках?
    • Ассоль / 18 мая 2011
      Да нет, не то, что выжимание слез, но... Во-первых, тема совсем не выдержана. Во-вторых, слишком много героев и событий, но ни один (ни одно) из них не главный (не главное). При чем тут румыны в первом абзаце? "Они давають, а я не хочу!" Наоборот, Шурочка хотела, а они не давали. Так и не поняла, где географически происходит действие - как русские попали к румынам (или наоборот, румыны к русским)? Сюжет вражеского милосердия утоплен в обилие лиц. Понимаете? Рассказа нет, ни о чем. Кто и когда переживает второе рождение? Герои, как тени, поверхностные и картонные. Как раз в этом рассказе впечатление, что писал дилетант, очень поверхностно знакомый с темой. На мой взгляд, рассказ не удался, автор замахнулся на трудную тему, не изучив ее, как следует. Без оценки.
      • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 18 мая 2011
        с румынами как раз более или менее понятно. Румыния и Италия входили в гитлеровскую коалицию, в то время как Советский Союз, Америка и Великобритания составляли антигитлеровкую. На отдельных участках фронта в боях на территории Советского Союза участвовали и итальянцы, и румыны. Точнее географически я не скажу, я не историк, но могу предположить (теоретически), что вероятно Молдавия или граница Молдавии/России... А вот с тем, что “рассказ” ни о чем, пожалуй, согласна. Сам факт такого вот излечения члена семьи вражеским “фельшаром” впечатлил автора, и действительно факт, достойный размышления, но вот стержневой авторской мысли я не увидела. Потому и невнятный конец у рассказа - колоски какие-то. Вот если бы автор задумался над контрастом политическая систем/человек и, убрав лишнее, высторил бы зеркало: в село пришли враги, но один из них - добрый человек - вылечил ребёнка, а потом в село вошли “наши”, и по доносу одного из них - подлеца - Шура угодила в сталинскую человекомолку за собранные колоски... Не обязательно это, но что-то подобное, то тогда появилась бы структура, рассказ.
      • Ассоль, как раз та подлинная, неправильно звучащая фраза "Они давають..." мне больше всего и запомнилась: в ней типичное для ребенка с кризисом трех лет - внутреннее избегание, трансформация ситуации дефицита чего-либо; дети в этом возрасте нередко совсем по-иному, чем взрослые, осмысливают мир и реальные события, чтобы легче приспособиться к тому, что не в их силах изменить. Кто-то из ребятишек в сложных случаях замыкается в себе, кто-то изобретает иной вариант события. Где происходило - см.отзывы, там четко указано место действия
        • Ассоль / 19 мая 2011
          "Где происходило - см.отзывы, там четко указано место действия" :))))) А рассказ тогда на что? Если все непонятное в отзывах разъяснять, то для чего нужно конкурсное сочинение? Посмешили....
          • Ассоль, в рассказе есть название деревни. Андреевка. Нарочно в теле текста не ставила район и область. Чтобы выглядело собирательно. Уже позже для дотошных указала точное место. Но это здесь лишнее, мне кажется. Впрочем, вы вправе иметь свое мнение, несомненно
    • Тигр (Интернет) / 18 мая 2011
      Елеш, вот не могу не согласиться. Тема хороша, идея прекрасная. Все бы ничего. Рассказ должен бы тронуть, пронять, но что-то не пошло. Спотыкалась на каждом абзаце. Автор, не в обиду, но очень тяжело написано. Поработайте на стилем. А в целом вы молодец, пишите дальше, у вас явно нет недостатка в интересных, прекрасных сюжетах
      • Спасибо, Тигр, за ваше мнение. Учту. Сюжеты - это моя беда: их ежедневно возникает столько, что каждый в отдельности не в силах получать должного внимания, и большая часть просто забывается.
    • Спасибо, Еlesha2112, и за Ваше мнение!
  • Esprit de L'Escalier / 18 мая 2011
    Трогательный, хороший, добрый рассказ. Лаконично и выразительно описаны характеры. В то же время, приятно контрастирует с другими рассказами о войне, в которых нагнетается истерия и ужас множеством дешёвых "драматических" эффектов. Именно в незамысловатости и кажущейся простоте рассказа -- его сила. Желаю автору дальнейших успехов. Приятно и легко читалось! С уважением Эспри де Л'Эскалье
  • Солярская / 17 мая 2011
    Замечательный, добрый, неоднозначный рассказ. Тронуло до глубины души. Спасибо Вам. Конечно, пятерка.
  • Спасибо, очень душераздирающий рассказ. Я про то время всегда так реагирую, если что-то читаю или смотрю.
  • lica (Калининград) / 17 мая 2011
    Весьма неплохой рассказ. Но вот личностное как-то все равно выходит на первый план: умом все понимаю - и немцы были разными, люди ведь тоже. Но никак не могу чувствами это понять: большинство все-таки были фашистами, которые сжигали целые деревни вместе с детьми. Вот не прониклась я "фелшаром". Но автор молодец, рискнула поднять такую тему. По написанию: диалоги духлетней девочки как-то неестественны для такого малого ребенка, слишком гладкая речь.
    • Lica, когда мне самой в пятом классе эту историю рассказали, честно сказать, меня это не порадовало. Прибежала я с уроков после встречи с ветераном в школе, начала всех фашистов ругать, - тогда еще слова "нацисты" почти не употребляли, хотя фашисты - это же итальянцы, а немцы - только "наци". И вот, выслушав мой рассказ о воспоминаниях ветерана, воевавшего за Сталинград, бабушка буднично так заметила: "Среди них встречались очень неплохие люди. Как ни странно. И один из таких людей помог выжить твоей маме и Колюшке". У меня был почти шок. Как же так: ведь это были фашисты! Но нет на свете ничего черного и белого, мир полон полутонов. Маме на момент зимы 1943 как раз три года уже исполнилось, я ошиблась с подсчетами. Но все равно странно, что мать так хорошо, в мелочах помнит то время, - даже лучше старших братьев, для которых страх и трудности стояли на первом месте, тогда как крошечные дети воспринимают мир проще и удивленнее, что ли. За отзыв спасибо большое.
      • Ассоль / 19 мая 2011
        Так вот это и надо было изложить в рассказе, Алена! Так, чтоб у читателей не возникло вопросов, что, где, когда и почему, а не разъяснять вдогонку в комментариях.
  • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 17 мая 2011
    Анастасия, тема - прекрасная. Неоднозначные герои и неоднозначное к ним отношение показаны очень искренне. С точки зрения исполнения - явно слабая концовка. Это, кстати, очень часто случается, когда берется реальная жизненная история и из нее сотворяется рассказпотому как в жизни, как правило, никакого яркого или поучительного конца не происходит. Про колоски - хоть и "примета времени", но к раскрытию образа Шуры-старшей отношения не имеет. Как и к обозначению неоднозначности времени ...ну, очень условно. Несправедливость послевоенной советской власти на бывших оккупированных территориях хорошо известный факт, и если про колоски написано для напоминания - то достаточно слабо, можно было бы ярче, а если и вовсе ни для чего, а просто потому что так было - то надо было что-то другое. Последняя фраза про туфельки - тоже мне как читателю не слишком понятна, к чему она? Вроде ничего знакового или философского я в ней не нашла, может, просмотрела. А если на в 47 году стали туфельки как раз, а в 49, то что? А если в 45? Что меняется, для чего надо было указывать год? И вообще - чем закончилось? Мы все знаем - наши победили. И язык, много ляпов. Все выискивать не буду, только 2 примера: "работала в школе уборщицей и пела тихонько что-то себе под зубы" - не представляю себе пения под зубы. Может, сквозь зубы? Или под нос? "Когда немцы взяли деревню, Клавка показала истинную сущность: сельчане в страхе сбились в толпу, не ведая, чего ожидать от захватчиков. А Клавка вышла вперёд, подбоченилась, косынку сняла, тряхнула рыжей косой..." - Это должно было быть одним предложением, его нельзя разбивать, иначе получается, что истинная Клавкина сущность заключается в страхе сельчан... В общем, за размышления над неоднозначностью человеческой личности и судьбы - 5. За исполнение - 3. Итого...
    • Благодарю Вас, FleurDeli, за отзыв и внимательное рассмотрение текста и его погрешностей. Значит, читали, - спасибо!!! А критике настолько объективной - буду только рада всегда
  • Dancing_Queen / 17 мая 2011
    Спасибо за рассказ - редко оставляю отзыви, но не могла пройти мимо... сильно написано, а когда узнала, что реальная история, вообще плакала ручьем... радости, счастья всем, и чтоб не было больше войни и страха - ни перед “своими”, ни перед “чужими”... Как подумаю, сколько ещё насилия в мире... тяжело...
    • Thanks, Dancing Queen! Вначале была повесть именно о Клаве, по воспоминаниям бабушки, которая с ней дружила до войны. Но подумалось: будет неверным сделать Клаву ГГ рассказа; она - двойственный персонаж. За долгие месяцы оккупации многое произошло, не только детские эпидемии и выселение жителей из домов в коровники: наши бойцы выходили из окружения, бабуля их в августе 1942 нашла под кручей (тогда-то и началась оккупация Андреевки) и в темноте привела к Клавке, - двое из них сидели на чердаке у Клавы несколько дней, и она им потом помогла с одеждой. И при этом работала на немцев днём. После войны один из тех бойцов приехал в Андреевку, чтобы разыскать двух женщин, которые помогли им выйти из окружения. Он был шокирован, что Клава уехала с "немцами". А насилие в мире - оно сохранится и не уменьшится, пока сам мир не изменится. Но как изменить мир, в котором до сих пор все решает право силы?
      • Dancing_Queen / 17 мая 2011
        Право сыли и денег все решают... Ещё раз спасибо за то что рассказали про эти события!
  • Лю (Морской) / 17 мая 2011
    Переправила свою 4 на 5. Чуть авансом, ладно? Рассказы на военную тему люблю и трепетно к ним отношусь. Удачи, автор!
  • Персефона (Хабаровск) / 17 мая 2011
    Уважаемые модераторы, подскажите, когда прекратятся эти наиглупейшие высказывания неизвестных личностей, незарегистрированных пользователей сайта? Сколько можно читать эту бредятину???? Подскажите, в чем причина, я не могу поставить свою оценку ни под одним рассказом. Спасибо.
  • так известность тут ни при чем совершенно.
  • Очень хороший рассказ. Такой естественный, живой, за душу трогает. Спасибо.
  • Персефона (Хабаровск) / 17 мая 2011
    Я не могу поставить оценку!!!
    • Ха-ха-ха-ха / 17 мая 2011
      Киборги включили старую пластинку: "ОЦЕНКИ НЕ СТАВЯТСЯ". Щас зациклит на накручивании рейтингов. Старая программа.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору