На главную
 
 
 

Дымчатая осень
Автор: Василиса Александрова / 05.09.2007

Дымчатая осень

Кружиться! Кружиться под музыку осени!

- Я тебя люблю!
- А я тебя!!

Кружиться, прячась за толстым, шершавым стволом старого дуба. Пусть все вокруг тоже вертится, сверкает, торжествует - и люди, и дома, и даже солнце.

Солнце... Солнце упало со строгого, серого неба прямо вниз, на Землю. Обожгло сильно, до красноты, клены. Осветило оранжевым березы, липы, тополя. И, наконец, угомонившись, замерло под ногами шуршащим полотном теплого, радостного цвета.

Так пусть и это всестороннее, необыкновенное, золотое солнце зрелой, солидной осени, тоже кружится в такт моей голове, в такт твоей голове. В такт нашим чувствам. Кружись, вертись, безумствуй, мир молодых, влюбленных, двадцатилетних!

Мы с Димой знакомы совсем недавно - всего-то две недели. Но разве этого мало, чтобы решить прожить вместе всю жизнь? Мне казалось - нет. Диме - тоже. Поэтому пару часов назад я перевезла свои вещи в его комнату.

- Давай-ка положим твою кофту сюда. Так. А это что? Картина? Картину повесим на самое видное место, над кроватью. Ну-ка помоги мне, подержи вот здесь. Нет, ну это совсем невозможно - спокойно находится с тобой рядом. Иди сюда, иди быстрее, пока мамы нет дома!

Когда проворные, дикие кувырки на мягком матрасе достигают своего апогея, мы на несколько минут успокаиваемся, молчим. Влажное тепло, ускоренный пульс, неожиданно обострившиеся звуки: бытовые шумы, возня соседей, уличные гулы, все это является частью только нашей тишины, тишины наших тел. Но это совсем ненадолго, чуть больше, чем на миг. Чтобы совсем скоро мы, абсолютно счастливые, выбежали в парк, в глубину осени - кружиться на карусели нашей молодой, но совсем взрослой любви.

- Мама, познакомься! Это Лена. Она теперь будет жить с нами.

В парке я и познакомилась с Ириной Григорьевной, Диминой мамой. Мы шли в обнимку, целуясь, дурачась, а она двигалась нам на встречу. Женщина лет сорока, в коричневом плаще до колен, с короткой стрижкой, приятная, элегантная.

- Мама, познакомься! Это Лена. Она теперь будет жить с нами.

Димина мама отреагировала невозмутимо - она просто кивнула. Кивнула и я. Вот так, с этого самого момента и началась наша совместная жизнь - моя, Димина и Ирины Григорьевны.
Это была забавная, запоминающаяся жизнь. Чего там только не было: маленькие и большие скандалы, страсть, нежность, непонимания, выяснения, чувства... И все при молчаливом свидетеле, Диминой маме.

Помню, как сильно нервничала, когда в первый раз осталась наедине с Ириной Григорьевной. Я боялась, что она начнет читать мне мораль, боялась упреков и осуждения. Однако никаких упреков не было. Ирина Григорьевна завела со мной тихую беседу о моей семье, о моем родном городе. Она задавала вопросы, слушала, не перебивая, подливала чаю, подкладывала мне на тарелку пирожные. И я расслабилась, успокоилась, решила довериться... Так мы и подружились.

Меня восхищало в ней многое. Удивительное чувство стиля, хладнокровие, философское отношение к жизни. Она была противоположностью моей мамы, импульсивной, нервной, считающей, что она всегда права. Ирина Григорьевна была уверена: у каждого своя правда. У нее - одна, у меня - другая, у Димы - какая-то еще, совсем иная.

У Ирины Григорьевны была особая, сложная привязанность к единственному, позднему сыну. Нежность, обожание и при этом трепетное отношение к личному пространству Димы - вот, пожалуй, основные черты ее материнского чувства. Она никогда его не осуждала, ни в чем ему не перечила. Ее главным принципом было "от судьбы не уйдешь": человек должен пройти по своей дорожке сам, пережить, что ему суждено. Принцип не случайный: слишком долго пыталась она оградить от беды, от дурного влияния и легких денег своего мужа, Диминого отца. Удалось ли? Увы. Слишком свободолюбивый, независимый, резкий, он кончил свою жизнь в исправительной колонии, умер в возрасте тридцати лет от воспаления легких. И Ирине Григорьевне казалось, что виновата в этом именно она.

- Я чересчур сильно пыталась удержать его, слишком ограничивала его свободу. А он... Он очень легко увлекался, и так же легко остывал ко всему: к работе, к женщинам. Но когда ему перечили, он становился сам не свой, шел до конца, назло всему. Лена, ты не представляешь, как я надеюсь, что Дима не в него!

Я любила Димку самозабвенно, отчаянно, слепо. Дурная наследственность? Да что вы, никогда!

А уж как надеялась на это я! Ведь я любила Димку самозабвенно, отчаянно, слепо. Дурная наследственность? Да что вы, никогда! Ведь он был для меня воплощением всех достоинств, моим самым родным, самым совершенным, самым талантливым. Дымчатый!! Так я его звала. Эта кличка стала производной от Дима-Димка-Димчатый-Дымчатый. Это было мой ласковый код, слово на особом языке, который понимали только мы вдвоем.

- Дымчатый, ты мой любимый Дымчатый!

Мне нужен был каждый миг, каждая секунда нашего времени. Помню, как забиралась к нему на колени, ласкалась, как кошка. Он делал чертежи, сидя за большущим письменным столом, такой серьезный, сосредоточенный. А я мешала, целовала его в нос, щекотала за подбородок, гладила по волосам... Блаженство!

Могло ли это продолжаться вечно? Пожалуй, да. Но...
Однажды мы отдалились. Дима постоянно уходил на какие-то посиделки с друзьями, один, без меня. Возвращался пьяный, грубый, неразговорчивый. Что мне было делать? Я тосковала, плакала, переживала, подозревала измену, закатывала скандалы. Ирина Григорьевна меня успокаивала, говорила согласно своей философии: "Леночка, даже если он тебе изменяет, не перечь ему. Пусть он перебесится."

Но разве можно было быть спокойной? Наивная, глупая, неопытная девочка, я выбирала для скандалов самые "удачные" моменты - когда Дима возвращался домой нетрезвый, злой. И вот однажды...

- Дрянь! Дура! Ненавижу! Ненавижу тебя!! Ты такая идиотка!

Он кричал и неотрывно, со всей силы, бил меня по щекам, по губам - жестоко, до крови. А я даже не сопротивлялась, я была оглушена, ошеломлена. Я просто плакала, глубоко и обиженно, рыдала навзрыд до потери сознания от боли и шока.

Очнулась я от прикосновения холодных и ласковых рук. Это была Ирина Григорьевна, спасавшая меня от своего сына.

Очнулась я от прикосновения холодных и ласковых рук. Это была Ирина Григорьевна, спасавшая меня, загораживающая от своего рассвирепевшего сына. Что произошло? На этот вопрос, кажется, никто не мог толком ответить.

Потом были новые слезы, расставание, еще слезы, Димкины мольбы о прощении, раскаянье, попытка начать все заново, "второе рождение" наших чувств. Но все равно, не смотря ни на что, наступил день, когда мое хрупкое, фарфоровое счастье разбилось окончательно. По прошествии тридцати шести месяцев нашей совместной жизни мы с Димой решили разбежаться раз и навсегда.

***

Боже мой, сколько лет прошло с тех пор? Десять? Да нет, больше - все пятнадцать. И сколько же всего произошло за это время! Вначале мне было очень тяжело, муторно, больно. Я отсекала все попытки легких, несерьезных отношений, я избегала влюбчивых, увлекающихся мужчин. Я долго была одна. Но однажды я встретила человека, которому суждено было стать моим истинным мужем, отцом моих детей. Я вдохнула любовь полной грудью и научилась жить ярко, полноценно, со вкусом.

Ну а Дима... Увы, его судьба сложилась не так благополучно. Увлечение алкоголем, к которому он пристрастился в молодости, стало тотальным, глубоким. Работы постоянной не было. Впрочем, как и женщины. Во всяком случае, не было никого, кого бы он назвал своей женой, про кого сказал бы, как про меня когда-то: "Мама, она теперь будет жить с нами".

Так говорил наш общий знакомый, тот, с кем оба дружили еще со студенческих лет. И именно этот знакомый через неделю после рождения моей второй дочки принес новость: Дима погиб.
- Он пропил все украшения своей матери, все ценные вещи в квартире. Ты даже не представляешь, во что он превратился! Но даже при всем при этом, такая смерть, разве он ее заслужил?
Одной холодной январской ночью, напившись вдрызг, Дима не смог дойти до дома, заснул прямо в сугробе и так и не проснулся. Знакомый говорил эмоционально, волнуясь. Но мне достаточно было только фактов. Дима погиб! Я услышала страшные слова, переварила их. И поняла, что не могу дышать. Дима... Димка-Дымчатый!

- Я люблю тебя!
- А я тебя!

Передо мной все закружилось, завертелось, затряслось. Почти как пятнадцать лет назад, когда мы носились по городу, обезумевшие от новых чувств. Дымчатый... Моя первая большая любовь, мой деспот, мое чудовище. Какая нелепая, глупая, некрасивая смерть! И почему-то сразу неизвестно откуда передо мной возникло строгое ухоженное лицо Ирины Григорьевны. Может быть, все же стоило вмешаться? Может быть, нельзя было давать ему идти по "своей дороге", иметь "свою правду"?

Дымчатый... Моя первая большая любовь, мой деспот, мое чудовище. Какая нелепая, глупая, некрасивая смерть!

Как ни странно, но вскоре у меня появилась возможность задать эти вопросы ей лично. Словно желая провести какую-то параллель, жизнь столкнула нас снова в середине осени, в октябре.
Я шла через любимый старый парк в центре города. Шла, собирая кленовые листья, наслаждаясь теплом уходящего дня. Были сумерки, и прямо на моих глазах вечер накрывал город прохладным влажным маревом...

Я брела не спеша, в своих мыслях, а навстречу мне шаркала старушка в бедном неглаженом платке, с палочкой, сутулая. И вдруг эта старушка улыбнулась мне, потянулась как к старой знакомой.
Я не сразу ее узнала. Да и это было бы странным узнать ее сразу, слишком она изменилась, выцвела, осунулась. От элегантной подтянутой женщины не осталось ничего, совсем ничего. Ирина Григорьевна?!

Мы поговорили, недолго, неторопливо, очень обрывочно. Хотелось спросить о многом, но вместо лишних слов я подарила свой оранжево-красный букет, поцеловала. Мы еще немного посидели рядом, помолчали. Потом я попрощалась, поднялась и пошла дальше, вглубь парка.

А парк все темнел, грустнел, старился вслед за осенью. Осень же... Осень была дымчатой, словно кошка. Мягкий сероватый туман проскальзывал между пальцами и застревал прямо на уровне сердца. Наступал вечер, свет трансформировался, терялся... И только где-то в излучине аллеи на скамейке под обожженными солнцем кленами еще долго сидела одинокая пожилая женщина с букетом цветных ярких листьев.



 

Ваше мнение 51  

Оставить комментарий
  • Натали / 26 сен 2007
    Очень трогательно, мурашки по коже. А самое главное, что реально.
  • Аленушка / 21 сен 2007
    Очень сильно. Спасибо!
  • Как всегда в самое сердце......
  • sick_my_duck / 20 сен 2007
    Вспомнила свой роман...утираю скупую слезу. Василиса! это чудесно...спасибо!
  • давно такого не было.. за сердце взяло.. здорово!!
  • Кассандра / 9 сен 2007
    Очень понравилось! Написано красиво и проникновенно. Настоящий рассказ про настоящую жизнь
  • Юлечка / 8 сен 2007
    А мне понравилось.есть о чем задуматься.
  • Лена / 8 сен 2007
    Если исправить несостыковки в возрасте, то неплохой рассказ, но очень грустный.
  • prosto ja (StPetrsburg) / 6 сен 2007
    ну да, с возрастами здесь действительно какие-то запутки. и страхой она стала слишкомрано. но в целом все равно не понравилось. нейтральный пересказ каих-то событий. жаль, конечно, что так бывает, но, на мой взгляд, для рассказа маловато.
  • Прочитала первый раз.Не понравилось. Прочла отзывы.Перечитала рассказ еще раз. Все равно не понравилось.
  • Красивый рассказ. Немного печальный, но все равно красивый. Спасибо.
  • рассказ цепляет, действительно. только вот Автор пишет что '' Ирине Григорьевне было лет сорок'', а потом пишет что ''Димка был поздним ребенком''. как-то здесь не сходится. какой же это поздний ребенок, если в рассказе ему ну не меньше 17-18 лет??!! нейтрально.
  • балует нас редакция хорошими рассказами в этом месяце. Рассказу, несомненно, плюс
  • Ирина / 6 сен 2007
    Здорово! Автору - плюс.
  • мне понравилось
  • Замазудя / 5 сен 2007
    Посту ном. 33: да ну?! Больше тридцати?! Маленькая собачка до старости щенок!
  • Petra(28.03) / 5 сен 2007
    Василиса это мое субъективное мнение, почему не чувствуется стиль. Слишком просто как-то, на школьное сочинение смахивает. Мне нравятся некоторые выпендрежи. Такая прелестная тема -осень. У Вас хороший потенциал для красивостей и более навороченных фраз в изложении. Вот этого я жду. Но тем не менее, я отдала вам свой плюс. А тема смерти всегда печальна....
  • Лана Ми / 5 сен 2007
    Посту 16. Уважаемая Замазудя, я тот самый автор одного из предыдущих рассказов, на который Вы ссылаетесь. Мне невероятно приятно, что меня считают школьницей, но что уж делать, мне БОЛЬШЕ, ну правда больше тридцати! И думаю, что Василиса тоже не подросток. Зачем же так плохо думать об авторах и приписывать им попытку унизить женщин более старшего возраста?
  • А вот и я / 5 сен 2007
    Минус.
  • Надежда / 5 сен 2007
    Очень много образных описаний. А история достаточно банальная. Нейтрально.
  • +++++ Спасибо , это больше , чем рассказ ... и осенью потянуло ...
  • Тортила (Подольск) / 5 сен 2007
    А знаете, мне понравился рассказ. Споткнулась кое-где, конечно, но тут уже все об этом несколько раз сказали. Повторяться не хочу. Но общее впечатление объемности повествования есть. Есть! Всех вижу, тактильно даже как-то воспринимаю. Несуразная жизнь сложилась - что у мамы, что у сына. Потому что нельзя не участвовать в жизни ребенка, не может он расти как саксаул. Кривым тогда вырастет, что и произошло с Димой. А когда природа стала постепенно из яркой превращаться в дымчатую, возникло ощущение дежавю. Только у Ахматовой "Я помню только сад, сквозной, осенний, нежный, и крики журавлей, и черные поля. О, как с тобой была мне сладостна земля." Черные поля, не дымчатые. Но все же. А сегодня я проснулась и... остолбенела, застыла очарованная. Природа, как полусонный импрессионист, набросала дымными, дивным штрихами город подо мной. Деревья, как застывшее пламя или темные облака-тени, но почему-то на земле. А а в небе тоже облака, только низко-низко нависают, поглощают, сливаются с дымом, стелющимся по земле... Жутко так и красиво! И только церквушка старинная белеет сквозь туман, как невеста укрылась под вуаль. :)) Мда... О чем это я? Плюс, конечно.
  • АМИ: Рассказ на самом деле намного длиннее. Пришлось резать, чтобы уложиться максимум в 10 000 знаков. Отсюда и вытекает обрывочность, фрагментальность. Я стремилась показала только самые яркие значимые куски, логически связанные друг с другом… А вот насчет превращения 55-летней женщины в глубокую старушку… Увы, не соглашусь. Просто потому что имею печальный пример такого превращения. И переход от счастья к несчастью тоже возможен. Здесь же мысль основная – наследственность, судьба, карма. У героя была такая наследственность, характер в отца. Есть такой тип людей, для которых это возможно. Я лично таких знаю. Нея: Насчет опыта Вы правы. Я только учусь залезать «вглубь»… Но что значит «ничего внезапно, резко не происходит»? Да не внезапно вовсе. Это в маленьком рассказе это кажется внезапным, переход можно растянуть надолго – увы, формат не позволяет – итак пришлось многое вырезать. А причина – причина-то как раз указана.
  • Привет вам, дорогие критики! Даже и не знаю, с чего начать... Ну, пожалуй, начну со "спасибо". Спасибо тем, кто прочитал этот рассказ, кому понравилось и кому - не очень. Ну и конечно спасибо всем, кто оставил отзывы. Скажу честно: критика меня очень порадовала. Все конструктивно, все по существу. Поразила внимательность некоторых читателей: действительно - пропустила такой ляп про разницу в возрасте!!! Но дело-то вот в чем: я не имела в виду, что героини ровно 40 лет. Она могла выглядеть на сорок, а быть на самом деле намного старше, правда? Но погоды это не меняет – воспринимается этот ляп совершенно конкретно. Здорово, что есть люди, которым рассказ понравился безусловно – это очень-очень приятно. Но есть также и те, кто высказал замечания. Постараюсь ответить: Замазудя: Дымчатая осень – это образ. Он появляется сквозной линией: сероватый туман в сумерках похож на дым. Оттуда и рождается ассоциация-воспоминание. А насчет возраста Вы мне польстили – я все-таки постарше школьницы, и вовсе не считаю (боже упаси!!) тех кому за 30 старухами. А вот в 20 лет такое вполне может казаться Petra: А Вы знаете, Вы правы. Действительно лучше не делать ее старухой. Спасибо за совет! Кстати, а почему не чувствуется стиль?
  • Творчество автора мне кажется излишне маргинальным, как будто, чтобы писать, ей недостает сенсации. А на самом деле, недостает жизненного опыта, когда понимаешь, что внезапно, резко ничего не происходит. У любого отклонения от нормального (в статистическом смысле)есть причина, и эта причина (у вас) всегда остается за кадром. Показано все очень поверхностно, со стороны, а ведь героиня как раз видела ситуацию изнутри. Раз вы беретесь за такие глубокие психологические темы, все-таки надо лучше понимать, что происходит в вашем рассказе.
  • +++Рассказ задел за "живое", интересный, грустный, жизненный, спасибо автору.
  • Арифметика / 5 сен 2007
    Поздний сын 20 лет у женщины лет 40??? Которая спустя 15 лет (это в 55) превратилась в шаркающую старушку? Автор не ошиблась ли лет на 20?
  • В целом не плохо. Но, действительно, много нестыковок. И возраст, и превращение 55-летней женщины в глубокую старушку, даже при таком горе, как потеря сына, это невозможно, и резкий переход от счастья к несчастью. Была огромная, светлая любовь, и вдруг "постоянные посиделки с друзьями" и возвращение в пьяном виде, избиение... Да и еще, почему героиня обвиняет мать (ставит вопрос о том, что нужно было вмешаться), почему к самой себе у нее нет вопросов, только жалость. Ведь она тоже могла помочь Диме выстоять, сил не хватило, желания не хватило, любви не хватило. Нейтрально.
  • Petra(28.03) / 5 сен 2007
    Василиса, очень уважаю Ваше творчество, но этот рассказ мне напомнил школьные дневники старшеклассницы. Не чувствуется СТИЛЬ писателя. Очень красиво описана природа, яркие сюжеты волнительны. Очень не хочется. чтобы Ирина Григорьевна облачалась в старушечьи наряды, я бы ее такой же статной и оставила. Только со страшной скорбью в глазах. Но тем не менее, она - самый яркий персонжа рассказа. Дымчатый - прелестное уменьшительно-ласкательное имя. Мою первую любовь тоже так звали. а сейчас так зовут молодого человека моей дочери. Подкину ей идею. Ставлю Вам плюс в аванс и буду ждать от Вас вещей посильнее в литературном плане.
  • Мне понравился рассказ.Затронул самые дальние уголки в моей душе. Тоже был такой печальный опыт. И моего Дымчатого тоже уже не вернуть....Очень похожая ситуация. Думаю, что у каждого своя судьба, от которой не уйдешь. И Ирина Григорьевна была права. Автору желаю счастья и спокойной семейной жизни. Рассказу - плюс.
  • Рассказ замечательный! Спасибо большое. С нетерпением дочитывала рассказ до конца в надежде найти ответ на поставленный автором вопрос: "...Может быть, все же стоило вмешаться? Может быть, нельзя было давать ему идти по "своей дороге", иметь "свою правду"?" И .... не нашла....
  • Ноябрь / 5 сен 2007
    Есть нестыковки, например "Женщина лет сорока, в коричневом плаще до колен, с короткой стрижкой, приятная, элегантная", "У Ирины Григорьевны была особая, сложная привязанность к единственному, позднему сыну", если я правильно поняла, Диме было двадцать лет, маме около 40, значит родила она его в 20 лет, почему тогда поздний ребенок? А в остальном нормально
  • Фанерка (ДОК г. Урюпинск) / 5 сен 2007
    просто ПЛЮС ))
  • Царевна / 5 сен 2007
    Что это было?! Вот сижу и не могу понять - то ли фильм посмотрела, то ли рассказ прочитала:)) Очень образно, ощутимо, душевно. Есть кое-какие помарки и недочеты, но это не мешает мне от всей души залепить вам увесистый плюс!
  • Замазудя / 5 сен 2007
    Не пойму я этих восторгов. Написано очень вычурно, тема притянута за уши. Всё ярко-красное в парке, а осень вдруг ни с того, ни с сего дымчатая. Неувязочка! И 20-летний поздний Дима у женщины лет сорока. Кстати, это уже второй рассказ, написанный явно школьницей - когда тебе самому 16, то кажется, что все люди после 30 - это уже глубокие старики. В предыдущем рассказе была "женщина за тридцать" - звучало как приговор и диагноз ("скоро на кладбище). Но дерзайте, автор, может, со временем что и путное, несумбурное, напишете... МИНУС
  • Микроб (Петах-Тиква) / 5 сен 2007
    Просто хорошо! +++++++++++
  • Бейлиз / 5 сен 2007
    Мне ОЧЕНЬ понравилось. Все понравилось- сочетание языка, сюжета, философии. Прекрасный, наполненный чувствами и жизненными перипетиями рассказ. Василиса, мне кажется, что из постоянных авторов на Клео Вы сейчас самая сильная. ПЛЮС
  • ой как грустно, чуть не расплакалась даже! мне очень понравилось - язык образный и правильный, сюжет грустный и жизненный. ПЛЮС!
  • плюс, плюсище,
  • Вика / 5 сен 2007
    Мне очень понравилось!+++
  • Очень красиво, очень образно, интересно! Когда читала, почувствовала все краски и запахи осени, любви, тоски и боли! Плюс!
  • Очень интересный и грусный рассказ. Спасибо. Прочитала с удовольствием.
  • Мне понравилось. Только не совсем понятно, почему Дима назван поздним ребенком. Если ему было 20, а маме - 40, какой же он поздний?...
  • N_Melamori (Москва) / 5 сен 2007
    Плюс от меня. Эмоционально и трогательно. Автор, удачи, пишите еще.
  • Хулия Герреро / 5 сен 2007
    Печальная правда жизни... Плюс. За все.
  • JL (КЧР, Черкесск) / 5 сен 2007
    Очень понравилось! Спасибо, автор!
  • Василиса, здорово.. замечательно.. Честно говоря, даже слов нет, чтобы высказать свои эмоции. Дочитала до конца, а по телу аж дрожь прошла.. Сказать, что мне понравилось - не сказать ничего.. Мои слова будут звучать слабо.. серо.. по сравнению с Вашим рассказом от меня ПЛЮС!
  • Никогда не писала сомментарии, а этот просто супер - не удерялась. Трогает!
  • Лунная (Большое Яблоко) / 5 сен 2007
    Василиса, как всегда жду ваших рассказов в начале нового месяца и не разочаровываюсь. Великолепно, как всегда у вас.
  • PecН4Ka / 5 сен 2007
    отличный рассказ..берет за душу...вызвал сильные эмоции..
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору