На главную
 
 
 

Другая жизнь
Автор: ZEONNA / 03.04.2015

Марья Степановна, тяжело дыша, поднималась по грязноватой лестнице своего подъезда. А ведь с какой радостью и даже восторгом бегала она по этой лестнице много лет назад. Квартира! — своя да в Москве — мечта сбылась. Дом был новый, она — молода и полна надежд. А теперь? Старая пятиэтажка стыдливо прячется в тени бурно разросшихся деревьев, а сама она, как старая черепаха, ползает по знакомой лестнице обычным маршрутом — до магазина и обратно. Куда все ушло?

...На своей площадке она увидела новую жиличку, въехавшую неделю назад в соседнюю квартиру.

— Здравствуйте! — поздоровалась соседка.
— И вам добрый вечер! — ответила Марья Степановна и, не желая проявлять излишнего старческого любопытства, зашла в свою квартиру.

Она поставила пакеты, сняла пальто, присела к столу, но внезапно поднялась и пошла к дверному глазку.

Она поставила пакеты, сняла пальто, присела к столу, но внезапно поднялась и пошла к дверному глазку. Соседка все еще стояла на площадке, обреченно переминаясь с ноги на ногу.

Немного подумав, Марья Степановна открыла дверь и спросила:

— А чего это вы в подъезде маетесь?
— Да, кошелек стащили в метро, а там ключ... Вот, Николай Васильича жду, обещал привезти запасной! Обещал позвонить, как подъедет, да что-то долго его нет.
— Ну, надо же... ворья развелось. Да вы заходите. У меня подождете. Приедет — позвонит, мимо не проскочит.

Женщина благодарно улыбнулась и зашла в тесную прихожую.

— Спасибо! А то стою — ноги гудят. Еще сапоги эти надела на каблуках, как нарочно.

Она сняла сапоги и легонькое пальто, прошла в кухню вслед за Марьей Степановной, присела к столу.

— Давайте, повечеряем, — сказала Марья Степановна и стала накрывать на стол. Соседка вдруг поднялась, вышла и вскоре вернулась с большим пакетом. Из него она выложила на стол гору каких-то диковинных упаковок, баночек и огромную курицу-гриль. Курица выглядела так аппетитно и источала такой аромат, что Марья Степановна почувствовала голод, а из комнаты в кухню метнулся лениво дремавший кот.
— Давайте! Набрала по привычке — куда мне одной? — соседка просительно посмотрела на Марью Степановну, немного ошарашенную таким количеством еды на своем столе.

«Наверное, не меньше полпенсии моей ушло», — подумала та.

Соседка меж тем открыла упаковки, наполнила миску ошалевшего от счастья кота и села напротив. Она глотнула горячего чая, отломила куриную ножку, и вдруг... заплакала. Хозяйка обрела, наконец, дар речи.

Курица выглядела так аппетитно и источала такой аромат, что Марья Степановна почувствовала голод.

— Да что вы! Что, много денег утащили?
— Нет... Вы извините — просто навалилось все.
— Бывает! Это ничего! Поешьте лучше. Вас зовут-то как?
— Елена Ивановна! Для вас — просто Лена.

Она вытерла глаза и обреченно стала жевать куриную ножку.

— Хорошо у вас — тихо, уютно. Часы вот тикают… у мамы похожие были.
— Ага! Идут себе — завел и идут. Мы как приехали в Москву-то, так их и купили. А вы сами откуда?
— Я? Из Пскова.
— А чего в столицу?
— Работа... подруга перебралась, позвала — место в их клинике освободилось. А зарплата больше, чем я дома в трех местах получала. Ну, как не соблазнишься? Мама на пенсии, а дочь школу заканчивает. Решили, что поеду — поработаю, может, и дочь здесь летом поступит — все перспектив больше. Жить здесь, конечно, сложно.
— Это точно — живем, как в муравейнике.
— А вы, значит, тоже приехали?
— Давно... мужа сюда перевели, военный был. Сначала квартиру временно в Домодедове получили. Далеко, но вроде ничего казалось... а потом вот тут квартиру дали — вообще, красота! Метро рядом. Столичные жители! Укоренились...

Раздался звонок. Николай изволил прибыть. Лена поднялась и побежала к двери.

— А как же это, продукты-то?

— Да ладно! Завтра! Еще раз простите за беспокойство, — Лена выскочила в двери.

...Утром Марья Степановна встала как обычно, едва начало светать. Полдня топталась по квартире, делая машинально привычную домашнюю работу. Два раза она открывала холодильник, разглядывала коробочки и пакетики и сокрушенно качала головой.

После обеда Марья Степановна решительно собрала все продукты в свою большую сумку и отправилась к ней.

«Такая прорва денег! Баловство одно!»

Соседка не шла. После обеда Марья Степановна решительно собрала все продукты в свою большую сумку и отправилась к ней. Заспанная Лена открыла дверь.

— Проходите!
— Вот продукты принесла. Поди, голодная! Оставили все и нету.
— А я сплю-сплю! Надо же — уже обед. А продукты себе оставили бы.
— Нет! Я такое не ем. Да и куда столько? Нет!
— Ну, тогда давайте у меня теперь обедать.

Марья Степановна не стала чиниться. Обедать она не хотела, но дома было скучно, а тут новый человек и вроде неплохой, порядочный.

Сели за стол, стали доедать курицу без всякого энтузиазма. Но не пропадать же добру!

— Спасибо вам еще раз, — сказала Лена. — Честно говоря, народ тут такой… равнодушный.
— В каждом всего намешано — и плохого, и хорошего, — философски заметила Марья Степановна. — Только в большом городе больше людей, суеты, доверия меньше. Да еще деньги всех испортили. Раньше так много власти не имели.

— Может, вина выпьем? — предложила вдруг Лена. — На работе подарили. Хорошее, французское.

Выпили. После рюмки приятное тепло разлилось по телу.

— И правда! Хорошее. Я раньше все болгарское вино любила. А вояки наши эту водочку окаянную, — Марья Степановна погрузилась в воспоминания. — Мой-то сначала вовсе не пил, идейный был такой, а потом в гарнизоне служили на границе — глушь, скучища, приучился с офицерами. Пошло-поехало. Сюда перевели, думаю, порядки другие. Куда там! Да еще у одного машина была. Выпьет да за руль — кататься. Так вот и сам в конце концов угробился, и моего прихватил.

— Может, вина выпьем? — предложила вдруг Лена. — На работе подарили. Хорошее, французское.

Она горестно замолчала. Лена налила еще. Выпили молча.

— У медиков это тоже беда — спирт же всегда под рукой. Но муж мой не любитель был, зато другая печаль… что-то я разговорилась.
— А по-моему, только я и говорю. Давно так не сидела душевно. Иной раз выговоришься, и вроде полегче.
— Да... банальная история! Закрутил на дежурствах с медсестрой. Вроде ведь хорошо жили, дружно так. А вот тебе! Мне, конечно, сразу донесли, а я его выставила из дома. Такая обида взяла, такой стыд — не смогла простить.
— Да что ты? — удивилась Марья Степановна. — Да, как же так можно? Семья — это святое! Мало ли что бывает? Мужик — мужик и есть! Мне тоже доносили. Что всему верить? А даже если и было — чего сгоряча решать?... Я в 35 лет овдовела. И скажу тебе честно — нет в одиночестве ничего хорошего. Конечно, привыкаешь. Где-то даже спокойнее, и отчета давать не надо за все — только мало в этом радости. А мужики… Может, кобели они все, конечно, да что поделаешь? Так уж, видать, устроены! Мужику если что предложат, что он отмахиваться будет? — она вдруг засмеялась таким заразительным смехом, что Лена не выдержала и тоже улыбнулась.
— Ага! Она, раз — халатик скинула, а он в краску и бегом из кабинета. Ну и мужик! Где таких видала?

Теперь смеялись обе, представив сцену в лицах.

— Надо же! С двух рюмок окосели, — сказала Марья Степановна, отдышавшись, — а жизнь всерьез воспринимать — с ума спятишь!
— Ну не прощать же предательство.
— Ну! Предательство — это Родину предать — а тут чего? Знаешь, может, у моего что и было. А я тогда подумала — конечно, одна проживу, но ведь люблю его, он мой, мой муж — никому не уступлю. А потом... как одна осталась — не до любви было, да в стране бардак, выжить бы да сына дорастить. Вырастила — в училище поступил, я совсем одна. Ну, и стала встречаться с одним, на работе познакомились. Он в ту пору с женой не жил, ходил такой неприкаянный да неухоженный — сердце и дрогнуло. Да и я устала без мужского внимания и ласки. Встречаться стали, ко мне перебрался. А жена как узнала, давай истерики устраивать. То не нравился, а как поняла, что без нее не пропадет, так сразу отмашку дала. Хоть плохонький да свой, а может, прочувствовала, как это — одной-то жить. Смотрю — заметался. А мне чего? Там дети, да и любви уж особой не случилось. Отправила домой. Так — скрасили друг другу жизнь ненадолго. Потом еще один сватался. Да я уже привыкла одна, внука привозили, какие женихи? Нечего людей смешить! А ты молодая еще, проучила да и простила бы, а! — ради дочери, а главное, ради себя. Город другой, жизнь по-другому начать можно обоим. А то дочь уедет, он еще сопьется, или пригреет какая одинокая. А ты? Время быстро бежит, дочь замуж выскочит и чего?… Ой, сын же позвонить должен. Ты отдыхай, побегу.

Она убрала со стола грязную посуду, долго мыла ее в раковине, закинула пакеты в холодильник. «Чего я набрала-то столько? С ума сошла, что ли?»

Марья Степановна откланялась, взяв с Лены слово, что она будет заходить вечерами.

Лена осталась одна. Она оглядела квартиру. То ли от разговоров, то ли от воспоминаний, а может быть, от выпитого вина, но сжала ей грудь такая тоска, что стало трудно дышать.

«Что я здесь делаю? В этой чужой обшарпанной квартире, среди этих чужих вещей и людей? Была семья, все свое: муж, подруги, любимая работа, знакомых полгорода. Сожгла почти все мосты! Рванула куда, зачем? Старая авантюристка».

Она убрала со стола грязную посуду, долго мыла ее в раковине, закинула пакеты в холодильник. «Чего я набрала-то столько? С ума сошла, что ли?»

Лена пошла в комнату, но остановилась у старого трюмо в прихожей. Внимательно стала рассматривать свое отражение.

«Надо же, похудела. Дома все на диетах сидела, а тут незаметно сбросила. Ну и прическа! А морщин вроде нет почти. Так-то не старая ведь еще — сейчас еще рожают в моем возрасте. Чего это я, правда, разнюнилась? Ниночка скоро приедет, да и маму можно уговорить здесь пожить. Пусть столицу посмотрит, а там квартиру сдадим. Вернуться — это всегда можно, зато с деньгами, здесь хотя бы не за идею вкалываешь. А Валька, медсестра, правда, та еще штучка! Кто устоит против такого бюста?... Дурачок! Приходит — бодрится, а видно, что несладко живет. Похудел. Ладно! Это потом. Сейчас вот соберусь, да пойду стрижку себе модную сделаю. И на продукты тратить столько не буду, туфли лучше новые куплю и сумку. Скоро поеду за Ниночкой — этакая вся столичная штучка! Вот удивится».

Она переоделась и зашагала к двери, натягивая на ходу пальто. Но, вновь проходя мимо зеркала, на секунду замедлила шаг.

«Ничего — прорвемся!» — сказала она громко и весело подмигнула своему отражению.



 

Ваше мнение 23  

Оставить комментарий
  • домино / 7 апр 2015
    Хороший рассказ. Слегка скучноват, но ведь и жизнь у многих женщин не слишком отличается от жизни ГГ. Может, в этом и была задача автора: выстроить именно такой образ и такой темп повествования. Кстати, активные нападки на ГГ только подтверждают актуальность темы: обычная женщина пытается обустроиться в новой для неё жизни. Да, не семи пядей во лбу, да, провинциалка, но зачем же её презирать за это? И такая женщина может быть ГГ рассказа.
    • THREESTARS / 8 апр 2015
      Есть такие. Много. Презирать их не за что, но писать о них незачем. Что в них интересного?
      • Такие нападки на ГГ и рассказ в целом говорят только о Вашем собственном недовольстве своей жизнью) и о "провинции" в душе, с которой ,вероятно боритесь всю сознательную жизнь. По мне так "серых" людей нет. ГГ делает решительный шаг, круто меняет жизнь, и ведь устроится в столице наверняка, и дочь пристроит. А внуки ее уже потом будут носом крутить "Ах, провинция, нельзя вывести деревню...понаехали")
        • THREESTARS / 9 апр 2015
          Уж прямо так и говорят обо мне такое? )))) У вас других доводов кроме "сама дура" нет?))))) С какой стати вы верите что героиня "устроится и пристроит"? В рассказе нет ничего, наводящего на эту мысль. Героиня начала менять жизнь, но откатилась обратно - это есть. Я ее не презираю, и термин "серая" не мой. И не в "понаехали" дело, а в том, какой характер героини написала автор. Нет в нем должной энергии для рывка. Натура гг вялая (соответственно повествованию - скучному, вялому), сомневающаяся (за советом идет к малознакомой тетеньке), несамостоятельная (соседка-пенсионерка легко на нее повлияла), несобранная (кошелёк прозевала, забыла еду в чужом доме)... Осуждать её за это нельзя, но и прорыва от такой ждать нет оснований.
  • threestars / 4 апр 2015
    Другая жизнь - это о чем? Гг приехала из провинции в столицу, а внутри у нее так и осталась глухая провинция. Та же работа, тот же мужик-тамагочи, те же мечты: было бы кому борща налить... тоска... Прям как в анекдоте "можно вывезти девушку из деревни, нельзя вывести деревню из девушки". Не верится, что вдохновение гг , вызванное беседой по душам под винцо, не пройдет в скором времени.
    • Совершенно в точку. " было бы кому борща налить"- к сожалению, большинство женщин в России живет со своими мужчина ми по этому принципу. Были бы штаны. Был бы отец у детей. Был бы статус замужней женщины. А какой мужчина из этих штанов, какой отец для детей, какой статус дает бытие женой плохонького со всех точек зрения мужичка- над этим не задумываются как- то ......
      • Анна / 5 апр 2015
        А разве смысл жизни женщины в "статусе"? Какого статуса не достигни, за какого денежного да успешного мужчину замуж не выйди, а гарантий любви и счастья все равно не получишь.
        • Юликон / 5 апр 2015
          Девы, хочу поделиться как я видела счастье. Куба, красивый как бог, молодой парень, тянет на леске, что то большое из моря. Тянет долго, вены на руках надулись, пот стекает по упругому животу. чистое порно. Чуть поодаль, стоят явно мама и папа, подтянутые, красивые для своего возраста, держась за ручку и переживая каждый раз, когда леска дергает сильнее. Они смотрят как их, красивый как бог сын, борется с рыбой. Парень вытаскивает огромную рыбу, мы все аплодируем и мама повернувшись к пальмам, кому то показывает руками "воооооооооот такая". Вдали сидит старушечка в кресле качалке под пледом. Парень несет огромную рыбу на руках, папа хлопает ему по плечу и гордо смотрит вокруг - смотрите, это мой мальчик !. Парень кладет эту рыбину к бабушкиным ногам, она хлопает в ладошки как малышка и радостно показывает всем какая "вооооооооооооот такая огромная рыба".
          • Да, вот это про любовь и про счастье)) В принципе, вовсе не плохо иметь рядом мужчину хоть какого-нибудь, раз уж иначе женщина не может, но написано плоско, невыразительно
  • Глория (Калуга) / 4 апр 2015
    Кто сказал "все жанры хороши, кроме скучного"? Вольтер? Сто раз прав)))) И скучно, и нудно, и смысла особого нет. Увы, автор. Писать для того, чтобы "выговориться", на мой взгляд, не стоит. Писать нужно, когда "душа горит" и есть что сказать. И если хватает таланта сказать...
    • Тем не менее, балл у этого рассказа высокий
      • балл говорит лишь о том, что похожих судеб много. Каждой такой вот Лене приятно узнать, что она не одинока в своей серости
        • Зимняя птица / 6 апр 2015
          Для одинокой звездочки) Балл ни о чем не говорит. Его можно накрутить, как в большую сторону, так и в обратную. И причем тут серость и похожие судьбы? Рассказ не в 2 мнениях участвует, а в литконкурсе. Представьте себе, что есть разные судьбы, разные уровни общества, и мышления тоже разные. Почему же такая героиня - приземленная, простецкая, сомневающаяся не имеет право на существование. Язык к данному рассказу подобран хорошо, а скучность и монотонность говорит о сюжетной линии, которая отражает ЖИЗНЬ гг. И еще.. не думаю, что каждой такой Лене приятно узнать, что она не одинока. Мне кажется - напротив, задумается такая Лена, посмотрев на себя со стороны.
          • Посмотрит и что увидит? Что и так можно жить. Топчась на месте мелким шагом. Замкнутый круг серости и никакого желания вырваться. Зачем его описала автор? Чего хотела сказать? Что и такие люди есть? И что с того? В литературе все же должно быть какое-то движение. Внутреннее.
            • Зимняя птица / 6 апр 2015
              Жить по принципу - многие живут лучше нас, но многие и хуже, это "нормально" для тех, кто ничего не может или не хочет в своей жизни менять. В рассказе же, героиня обладает желанием вырваться, она уже в Москве. И мысли ее посетили не вернуться обратно - в свой город, к бывшему мужу, к прежним условиям..... а вытянуть их до себя. Процесс перемен достаточно длительный, и гг понимает, что это непросто, в чем-то сомневается, это нормально... Но на очередном витке ей встретилась соседка и вот так банально, за рюмочкой чая, Лена утверждает новый план к новым горизонтам. Разве это не движение?.. Я согласна, что рассказ местами излишне затянут и нудноват, оживленность ему не помешала бы. Но смысл в нем присутствует.
              • "В рассказе же, героиня обладает желанием вырваться, она уже в Москве. И мысли ее посетили не вернуться обратно - в свой город, к бывшему мужу, к прежним условиям..... а вытянуть их до себя. " Видите ли, просто географически переместиться в другой город - это не те перемены, гг поехала за деньгами, а не в поисках места, где сможет реализовать свой внутренний потенциал, потому и "вытягивать до себя" тут не подходит. Лена переместилась в Москву со своими проблемами, ничего кроме прически в ней не меняется, лишь благодаря соседке она и мужика за собой потащит... зачем-то... Чтобы было кому съесть много жратвы, купленной на ее новую зарплату? Это все, что есть в рассказе. Домысливать допускается каждому в меру своей фантазии, но я читаю то, что написала автор и даже думать в заданном ею направлении никакого желания нет. Скучно.
              • Юликон / 6 апр 2015
                Птица +1. Я увидела желание героине менять жизнь. Может первый рывок в Москву, где ей не рады, был глупым и спонтанным и она реально внутри провинция, но она не села на попу размазывая сопли. И в конце даже нашла какое то примирение с подлостью мужа и отложила эту проблему в стороны. потому что уже видит новую точку для рывка. В кино последняя фраза - прорвемся, должна сопровождаться соунд треком по нарастающей.
            • Зимняя птица / 6 апр 2015
              Мы все читаем то, что нам пишут авторы))) Вопрос домысливания... на самом деле, все мы воспринимаем всё по разному, бывает, и под настроение, или схожестью взглядов. В рассказе речь идет о героине нетребовательной к себе, вполне такой серой мышке, но осознающей, что нужно что-то менять. Она еще не знает, что именно поменяет, но точно знает, что сделает ЭТО. Тоска по мужу у нее присутствовала и раньше, наверняка, но соседка ей вслух озвучила, то что хотелось все это время услышать. И Лена готова варить борщи, кормить семью, простить мужа, тратить деньги, но стоять она решила на ступеньке выше.
              • может, я и ошибаюсь, но абсолютно не вижу, в каком месте гг решила стоять на ступеньку выше? Где, какими словами об этом говорит автор? По мне так она параллельно метнулась из Пскова в Москву. Довольно глупо верить, что место красит человека. Птица, уважаю ваш взгляд, но не разделяю ))
  • Хороший рассказ. Две "понаехавших" женщины- две судьбы. Все детали как раз на месте. Совместные трапезы, душевные разговоры. И написано легко и понятно, и есть над чем подумать.
  • Сумбурно, слишком много значения и внимания отведено мелочам. С трудом прослеживается главная линия. Над текстом еще нужно много работать.
  • Лично мне не интересно про подобные бабские заморочки читать, но написано хорошо, душевно, убедительно. Поставила плюс )
  • Зимняя птица / 3 апр 2015
    Мне нравятся рассказы, которые написаны простым языком, с душой, теплые и светлые. В этом рассказе почти всего достаточно, не без штампов, конечно, но в целом, хорошо. Есть некоторые замечания, к примеру "...а из комнаты в кухню метнулся лениво дремавший кот"... Немного неправильно построено предложение. Есть еще некоторые моменты. Увы, не располагаю временем)) Удачи, Зеонна!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору