На главную
 
 
 

Дорога домой
Автор: Ларисс-ка / 25.02.2011

Дорога домойМой старый дом, я вновь стою перед тобой. Мне знакома каждая трещинка, каждая вмятинка на твоих беленых стенах. Как много лет назад, ты обвит крепкими нитями дикого огурца и душистого горошка. Кирпичная дорожка уводит в сад, где буйно цветет яблоня, покрытая, как снегом, цветами. Я чувствую их аромат, слышу жужжание пчел. Позади меня возится в песочнице Оля, моя пятилетняя сестра. Окно открыто, легкий ветерок вздымает невесомую занавеску. Я слышу голоса в доме и успеваю удивиться: родители живы…

Я открываю глаза и гляжу в полумрак: в городе никогда не бывает совершенно темно. Мое лицо мокрое от слез: я снова плакала во сне. За стеной вздыхает и ворочается в постели Ольга.

Сейчас ей 19 лет, мне 24. 12 лет назад после гибели родителей мы обе попали в детдом. Едва выйдя оттуда, я принялась обивать пороги учреждений, чтоб забрать сестру. Мне отказывали: молодая еще, работы нормальной нет, жить негде. В это время со скрипом завертелись колеса государственной машины — сиротам стали давать жилье. Через три года я стала опекуном сестры, и нам дали двухкомнатную квартиру. Сейчас я работаю и учусь заочно, Ольга учится в институте.

Сашка единственный, кому на меня не наплевать, без него я была бы совсем одна. Любит ли он меня? Я не знаю — он не говорит…

Она уже не та смешная девчонка, она — девушка, яркая, красивая. Обожает быть в центре внимания, парнями интересуется больше, чем учебой. И я для нее больше не авторитет.
Что-то нехорошее происходит между нами в последнее время.

— У тебя каждый вечер друзья, пьянка, музыка орет… Что у тебя с институтом?... Я работаю как проклятая на двух работах… Я прихожу домой и хочу отдохнуть… И куда мне идти?!

— Не попрекай меня!.. Не контролируй каждый мой шаг!.. Не твое дело! Иди куда хочешь! Хоть к Сашке своему!

Мы сидим в кафе с «моим Сашкой», и я, комкая в руках платок, жалуюсь:
— Это кошмар, вместе жить невозможно! Домой не хочется идти…

Мы с Сашей, что называется, гуляем. Ходим в кино, в кафе, иногда занимаемся сексом. Для меня это не дружба и не любовь. Конечно, такой эрзац отношений приносит мало радости, но на безрыбье и рак рыба… Сашка единственный, кому на меня не наплевать, без него я была бы совсем одна. Любит ли он меня? Я не знаю — он не говорит…

— И что ты будешь делать?
— От родителей в деревне дом остался. Там никто не живет.
— А ты понимаешь, во что может превратиться дом без хозяина?
— Я посмотрю.
— Посмотрим вместе, я тебя отвезу.

Добрый, милый Сашка! Он хороший, верный, честный. Жаль, что я не могу заставить себя его полюбить…

Саша оказался прав. Моего дома, в котором я провела детство, который снился мне долгими детдомовскими ночами, в который я мечтала и боялась вернуться — этого дома больше не было. Был остов без души и без сердца, его кости — ободранные стены и провалившаяся крыша, он слепо глядел на мир пустыми глазницами оконных проемов. У меня перехватило дыхание, и я заплакала, прижавшись к Саше. Он, утешая, обнял меня за плечи, но так и не понял моих слез.

— Переезжай ко мне. Будем жить вместе.
— А как же Ольга?
— Она уже взрослая, справится. Перестань относиться к ней как к ребенку.

И в этом он оказался прав. Мой переезд совершенно преобразил сестру. Она как-то резко прекратила веселые попойки, перевелась на заочку, нашла работу. Виделись мы теперь нечасто, обе были заняты.

У меня перехватило дыхание, и я заплакала, прижавшись к Саше. Он, утешая, обнял меня за плечи, но так и не понял моих слез.

Со стороны у меня все выглядело благополучно. Отдельная квартира, ровные отношения.
Но лучше бы я не ездила в деревню, не бередила душу. Я не представляла, как страстно можно хотеть куда-то вернуться…

Сперва надо было оформить дом и землю. И тут нюанс: наследников — двое.

Я пришла к Ольге.

— Оля, я предлагаю тебе сделку. Ты отказываешься от своей доли в наследстве. А взамен приватизируешь всю квартиру на себя.

Я боялась отказа, но она согласилась.

Все хлопоты, поездки, походы по инстанциям я взяла на себя, Ольге оставалось только подписывать документы. Через несколько месяцев я протянула ей зеленый лист:
— Завидная невеста, теперь квартира твоя!

Она криво улыбнулась:
— А тебе-то какая выгода в развалюхе и клочке земли?

Я ответила честно:
— Я хочу там жить. Построю новый дом. Разведу сад.
— Ну что ж, удачи…

Ольге не до этого, у нее любовь с дальним прицелом. Его зовут Густав, он немец. Я познакомилась с ним — хороший приятный парень, ресторатор. Ольга счастлива, и я за нее рада.

А моя идея-фикс требует больших денег. Я набрала подработок, работаю по вечерам и выходным.

— Маша, зачем ты убиваешься на этих работах? Мы нормально зарабатываем, детей у нас нет.
— Ты знаешь…
— Опять домик в деревне? У родителей дача, копайся на ней хоть все лето. Посмотри на себя: усталая, голова постоянно болит, не высыпаешься.
— У меня от воздуха городского, от шума голова болит! Хоть бы посочувствовал!

Я становлюсь брюзгой…

Современные технологии позволяют построить дом и сдать его под ключ за 3-4 месяца. Я зарабатываю деньги как одержимая, но понимаю, что построить дом смогу годам к сорока. Радужная перспектива, ничего не скажешь… Если еще доживу…

— Опять домик в деревне? У родителей дача, копайся на ней хоть все лето. Посмотри на себя: усталая, голова постоянно болит, не высыпаешься.

Сестра выходит замуж за своего немца и уезжает. Она всегда хотела жить в Европе. Я, конечно, рада за нее, но мне так грустно…

Ольга пришла вечером.

— Завтра я уезжаю. А это — тебе.

Я непонимающе глядела на документ.

— Что это?
— Деньги. Твоя половина за квартиру.
— Но мы же договаривались, что квартира твоя…
— Моя. Что хочу, то и делаю.
— Я не могу принять.
— Брось. Это не подарок. Я возвращаю долг. — Ее голос неожиданно потеплел. — Ты думаешь, я не помню, как ты меня из детдома забрала? Как на двух работах работала, чтоб я была не хуже других? Как меня тянула и толкала, чтоб я училась? А больше всего я тебе благодарна за то, что вовремя меня отпустила…
— А как же Густав?
— А что Густав? Я ему все про нас рассказала, и он меня поддержал. Бери. Дом построишь, сад разведешь, крыжовник. Как Чеховский Ионыч.
— Николай Иваныч…
— Все равно. Я же знаю, о чем ты мечтаешь.

Я взяла.

— Да ну! Не ожидал этого от Ольги! — Саша не мог скрыть радостного возбуждения. — Теперь можно кредит не брать!
— Нет, Саша. — Я не глядела ему в глаза, — Оля дала мне эти деньги на дом.
— Маша, ты серьезно? Какая деревня? Ездить каждый день на работу за тридцать километров? Подыхать там со скуки? Я на твои деньги не претендую, но подумай хорошенько…

Он никак не мог понять, что только мечта вернуться и держала меня на плаву все эти годы. Считал это блажью, думал, что все пройдет.

Со стороны наша жизнь выглядела как обычно. Работа, бытовые хлопоты. Но что-то пропало. Мы перестали гулять вечерами. Мы уже не засиживались на кухне, болтая обо всем на свете. Мы вообще перестали разговаривать о чем-то, кроме быта.

Я об этом даже не задумывалась. Моя речка жизни превратилась в стремительный поток, он тащил меня, и у меня не было времени, чтобы посидеть и подумать: что же происходит между нами? Я оставила свои подработки, бегала по строительным фирмам, приценивалась, выбирала. Бесконечные выматывающие походы по инстанциям, администрациям, БТИ, ГАИ. Водоканал, Электросети, Газовая служба… Бумажки, заявления, справки, ходатайства… И радости: дали разрешение, нашла технику, фирма добросовестно укладывалась в сроки, удалось сэкономить…

Он никак не мог понять, что только мечта вернуться и держала меня на плаву все эти годы. Считал это блажью, думал, что все пройдет.

Была середина сентября. Я собирала вещи. Саша молча наблюдал за мной. Потом спросил:
— Ты хорошо подумала?
— Да, Саша. Прости меня. Но по-другому я не могу. Прости.

***

Уже неделю я живу в своем новом доме. Сперва было жутковато спать одной, в полной темноте и тишине, изредка нарушаемой собачьим лаем. А сейчас я привыкла и нигде так сладко не высыпаюсь, как здесь.

Утро. Я позавтракала и стала составлять список дел на сегодня.

Во-первых, убрать траву. Сын соседей за триста рублей скосил бурьян в саду, он подсох, надо его собрать и сжечь.

Во-вторых, заказать дрова. Сколько я ни билась, газ в этом году провести не удалось.

В-третьих, посмотреть в местном магазине мебель. Все необходимое у меня есть, осталось докупить кое-какую мелочь. И…

И тут меня затошнило. Так внезапно, что я едва успела схватить полотенце. Пока я умывалась, кольнуло нехорошее подозрение: меня уже давно подташнивает по утрам. Я вынула календарик, проверила: так и есть, задержка две недели. Быстро одевшись, я побежала в аптеку.

Нет, я, конечно, не была наивной девочкой и знала, что от секса иногда бывают дети. Несколько лет мы не предохранялись, надеясь родить ребенка. Но никак не получалось. Я уже плюнула на это дело: пусть идет как идет. А последние месяцы мне совсем было не до этого.

И вот результат. Я тупо вглядываюсь в две синие полоски и мучительно пытаюсь вписаться в новый головокружительный вираж своей жизни, и без этого изменившейся до неузнаваемости.

Зазвонил телефон: Саша. Сухие, дежурные вопросы, такие же дежурные, ни к чему не обязывающие ответы. Пауза в трубке, глубокий вдох, и:
— Маш, я хотел сказать тебе… Прости меня. Я вел себя как последний эгоист. Я ведь знал, как ты хочешь свой дом. Просто думал, что это несерьезно, что ты передумаешь. Ругался, не помогал тебе. А сейчас понял: я хочу быть с тобой, и неважно, где мы будем жить. Я соскучился по тебе. Я тебя люблю.

Милый, добрый Сашка. Никогда он не умел говорить о любви. Да, он не говорил красивых слов, не пел серенады, не дарил каждый праздник цветы. Но он всегда поддерживал меня, всегда был рядом. Он был моей каменной стеной, на которую я могла опереться.

Да, он не говорил красивых слов, не пел серенады, не дарил каждый праздник цветы. Но он всегда поддерживал меня, всегда был рядом.

«Саша, я тоже тебя люблю. Я поняла это только здесь. Это даже не любовь, я чувствую, что ты — часть меня. И если я тебя потеряю, вместе с тобой уйдет часть моей души. Я тебя люблю. И я беременна. У нас будет ребенок».

Я проглотила комок в горле.

— Саш, я тоже по тебе соскучилась. Приезжай.

Я вышла в сад. Каким-то чудом здесь сохранилась старая яблоня, и на ней даже росли яблоки. Я принесла полено и села, прислонившись спиной к корявому стволу. Стояло бабье лето, мое любимое время года. Солнце не жгло, не грело, а нежно ласкало кожу. В небе стояла легкая дымка, в воздухе невесомо летали паутинки. Я закрыла глаза, вдыхая теплые запахи осени: аромат скошенной травы, вянущей зелени, созревших яблок и легкий горький запах костров. Я слушала великую тишину у себя в душе. И знала: я справлюсь со всем, что бы мне ни выпало. Потому что я вернулась домой.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору