На главную
 
 
 

Дом по наследству
Автор: vetka / 13.10.2011

Дом по наследству «Все, это полный крах… Два года труда, в одну минуту — на помойку…» — мысли огненными молниями метались в голове, разрывая душу на мелкие осколки.
А сначала все шло хорошо. Умные вопросы, достойные ответы, хорошая рецензия, пока этот жабоподобный старикашка Стрелков, профессор и председатель комиссии, сидел молча и только злорадно ухмылялся.

А потом грянул гром.

— Считаю, что тема надуманная, применить ее негде и незачем, — как ножом отрезал.

Все от неожиданности разинули рты, и только Алла Петровна самоотверженно пыталась пойти в атаку, доказывая практическую выгоду Лизиной кандидатской. Да только на Стрелкова, как на китайскую стену, без мощного тарана не попрешь.

Впрочем, этого и следовало ожидать после того, как Лиза отвергла откровенные ухаживания, а точнее липкие приставания, жирного и неприятного профессора.

Что теперь? Похотливый старик разрушил жизнь, опозорил и уничтожил одной фразой. Сам он, говорят, лет двадцать назад хитростью и ловкостью влез в профессорскую мантию. Зато теперь все приличные статьи и работы молодых подписываются сначала его именем, а потом уже именем настоящего автора. По другому нельзя, по другому можно опубликовать свое творение разве что в интернете.

Буквально на автопилоте Лиза доехала домой. Хотелось спрятаться от этого несправедливого мира, от боли, от унижения и даже от друзей.

Буквально на автопилоте Лиза доехала домой. Хотелось спрятаться от этого несправедливого мира, от боли, от унижения и даже от друзей.

Сотовый она отключила еще перед защитой, а как трезвонил домашний, слышно было уже из лифта. Выдернув телефонный шнур из розетки, завалилась на диван и тупо уставилась в потолок.

Замерло все вокруг, и только мерное тиканье часов робко напоминало о течении времени и жизни.

А вот жить как раз и не хотелось. Мыслей не было, было только дикое желание превратиться в молекулу и ту расщепить на атомы, чтоб не видно было и под микроскопом.

Звонок в дверь заставил вздрогнуть.

«А меня нет. Я — молекула, я — ничто. Не тревожьте…» — нестройно, в вязкой пустоте головы зашевелились фразы.

В дверь уже колотили кулаками и, кажется, ногами.

«Все равно не открою…» — возвращаясь к реальности, решила Лиза.

— Лизка, открой! Я знаю, ты дома! — сбивая коленки о железную дверь, орала Катерина.

Потом все стихло, а через полчаса за дверью послышались разные голоса и скрежет металла.

— Что там творится? — поднялась, наконец, Елизавета.
— Взрывать собрались, что ли? — медленно повернула ключ в замке.

В открытом проеме тут же показалась зареванная Катька, рядом с ней — участковый, за дверью — слесарь и еще какие-то люди.

— Ты чего не открываешь? — всхлипывая, набросилась подруга.
— Я уже всяких страхов и нехороших мыслей целый вагон надумала …
— А у меня нет никаких мыслей, я — амеба, — равнодушно ответила Лиза.
— Да ладно, тоже мне амеба в пятьдесят пять кг, — успокаиваясь, парировала Катя и прошла в кухню.
— Давай посуду, я «Мартини» принесла.
— Праздновать нечего.
— Знаю, горе будем заливать, — доставая из шкафа фужеры и тарелки для фруктов, решила подруга.
— И нечего раскисать. Всем, даже этому старому козлу, известно, что ты — талант, а таланту во все времена пробиться через зависть и непорядочность было так же трудно, как ромашке сквозь слой асфальта. Вот давай и выпьем за то, чтоб твой талант, как ромашка, цвел. Тьфу, накрутила! Ладно, пей! — выпила сама и заставила выпить подругу Катерина. Потом выпили еще.

Она решила, что утро вечера мудренее, хмель уйдет, обида уляжется, и Лиза откажется от бредовых мыслей об отдыхе в деревенской избе.

Только после этого Лизу прорвало. Она рыдала горько, обида и горечь ручьями стекали на Катькино плечо. Та молча дала выплакаться, а потом решительно заявила:
— Дорогуша, тебе нужен хороший отдых. Завтра же берем путевку куда-нибудь в Италию.
— Нет…
— В Испанию?
— А-аа…
— Тогда хоть в Варну?
— Никуда не хочу, кругом люди. Хочу тишины. В пустыню поеду.
— В Израиль, что ли? Тоже ничего.

Лиза задумалась, напряженно соображая, а Катерину понесло:
— Израиль — хорошо… Мертвое море… Нервишки подлечишь. Там лучшая в мире медицина.
— В деревню поеду, — не слушая подругу, уверенно заявила Елизавета.

Катерина, разинув рот, уставилась на нее.

— У меня же дом в Глухом яру, по наследству достался от дедовой сестры. Хорошо, что не успела продать.
— Так, кажется, лишнего хлебнули. Давай спать ложиться, я заночую у тебя, а завтра разберемся, — предложила Катька, сваливая в мойку грязную посуду.

Она решила, что утро вечера мудренее, хмель уйдет, обида уляжется, и Лиза откажется от бредовых мыслей об отдыхе в деревенской избе.

Но наутро решение подруги только окрепло.

— А ты хоть видела, какая там халупа?
— Нет, не видела, бабушка Оля всегда сама приезжала к нам. Это когда я была школьницей, а потом мама к ней ездила, мне все некогда было как-то.
— Так, может, там уже все развалилось, — предположила Катя.
— Не должно бы. Я просила риелтора оценить и выставить на продажу, он ездил, посмотрел и обещал подыскать покупателей, говорил, что дом в хорошем месте и в неплохом состоянии, — уверенно ответила Лиза.

К полудню, наспех собрав кое-какие вещи, Елизавета все-таки поехала в Глухой яр.

Сверившись по карте, она поняла, что деревушка не так уж далеко от города.

— К вечеру буду там, — успокоила Катерину, сомневающуюся в здравом уме подруги.
— Отзвонишь мне сразу же, как приедешь в этот самый Медвежий яр, двери в избушке на ночь как следует закрой. Если не будет замка, подопри хоть чем-нибудь тяжелым, — наставляла подруга.
— Глухой яр, — машинально исправила Лиза, садясь в машину и отправляясь в путь.
— Тем более что Глухой, может, и связи там нет, может, стоит пара избушек в чистом поле,— бурчала себе под нос Катя, глядя вслед удаляющейся Лизиной машине.

— Хорошего отдыха. Извините еще раз, вы давно не приезжали, а я всего три месяца здесь работаю, — кивнул, исчезая.

*****

Сумерки начали сгущаться, а Елизавета все еще была в пути. Судя по карте, оставалось километра три. И вот указатель нарисовал поворот вправо с центральной трассы на Глухой яр.

«Хм… а дорога в деревню, как утюжком выглаженная, разметка свеженькая», — удивилась Лиза, и тут же свет фар вырвал из темноты шлагбаум, перекрывающий дорогу. Как только она остановилась, рядом с машиной всплыл охранник.

— Добрый вечер, вы в гости? Напомните к кому, я позвоню, потому что заявки никто не оставлял. Забыли, наверно, — извиняющимся тоном обратился к ней секьюрити.
— Нет, я не в гости, я к себе. У меня здесь домик. Смородиновая, три, — начала объяснять Лиза, а потом догадалась сунуть под нос охраннику паспорт.
— Воронина Елизавета Павловна, — прочитал вслух тот.
— Извините, секундочку, сейчас сверю, — пробубнил и исчез в темноту.

Через минуту шлагбаум открылся и возникший из ниоткуда секьюрити с улыбкой протянул ей паспорт.

— Хорошего отдыха. Извините еще раз, вы давно не приезжали, а я всего три месяца здесь работаю, — кивнул, исчезая.

Лиза медленно ехала по ухоженным улицам мимо внушительных особняков с лужайками и цветниками. Удивляло то, что нигде не было глухих заборов, все просматривалось даже ночью.

— Смородиновая, 41, — прочитала она название улицы, вырванное из темноты светом уличного фонаря.

С этого момента она поехала медленно, всматриваясь в каждый дом.

— Стоп. Похоже, приехала, — решила Лиза, заглушая двигатель.

Она подошла к такому же забору, как и везде, и телефоном осветила надпись.

— Смородиновая, 3. Здесь,— облегченно вздохнула и открыла калитку.

В слабом лунном свете, пробивающемся через редкие облака, она видела только дорожку, идущую к дому. Поднявшись по массивным деревянным ступеням, Лиза оказалась перед такой же массивной деревянной дверью.

— И что теперь, — задумалась она, а потом, что-то вспомнив, начала рыться в сумочке.
— Мне же передали ключ, когда в наследство вступала, — обрадовалась, доставая причудливый брелок с висящим на нем ключом.

Войдя внутрь и включив освещение, Лиза ахнула. Дом действительно был старый, все покрыто толстым слоем пыли, но добротность и размеры потрясли девушку, ожидавшую увидеть деревенскую избу. Огромная гостиная с камином, буфетная и кухня — на первом этаже, четыре небольшие комнаты — на втором, и это не считая санитарных комнат и кладовки.

Дом действительно был старый, все покрыто толстым слоем пыли, но добротность и размеры потрясли девушку, ожидавшую увидеть деревенскую избу.

Когда она поднималась по лестнице наверх, широкие ступени под ее ногами старчески постанывали, охали и жаловались, что давно никто не ходил по ним, не чистил и не мыл.

Вдруг ее остановил голос из гостиной:
— Вы кто, милочка, что делаете здесь?

Оказалось, пришла бдительная пожилая дама, живущая в доме напротив.

Уже позже за чашкой чая Наталья Сергеевна, так звали соседку, сокрушалась:
— Забыли все старый дом, а когда-то было здесь весело, смеялись дети. Дед твой регулярно на праздники и каникулы привозил сюда Лидочку и Алешу. К Олюшке, подруге моей, ученики ее частенько целой гурьбой забегали. Так ты Лидочкина дочь, значит?

А Лиза только кивала и слушала, сокрушаясь тому, как мало она знает о своих предках.

— Прадед твой, отставной полковник, больше чем полвека назад строил этот дом для себя, для внуков, надеялся, сын сюда семью привезет. Но жить в нем осталась только Олюшка, которой не дал бог своих детей, всю жизнь возилась с чужими, а дед твой Антон учился в городе, да там и остался, — продолжала соседка. — Когда-то этот дом, любовно сложенный из дубовых бревен, был самым большим и самым красивым в деревне. Это теперь городские настроили здесь особняков. Из старых остались только мой дом да Олюшкин, — вздохнула и засобиралась домой Наталья Сергеевна.

Ночью Лиза долго не могла уснуть, смотрела на звездное небо в окошке и думала.

«Хорошо, что не успела продать. Что в сравнении с этим проваленная кандидатская, это же родовое гнездо, дом, в полном смысле слова. Здесь снова должны бегать и смеяться дети, — решила она. — Не завтра, конечно, но пора об этом задуматься», — добавила мысленно и провалилась в сон.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору