На главную
 
 
 

До и после
Автор: Моряна / 15.11.2013

До

Сегодня моему сыну сорок лет…

Я сжимаю в руках красный газовый шарфик с люрексовой золотинкой — первый подарок сына. Ребята искали по закоулкам пустые бутылки, отмывали их в лужах и сдавали по двенадцать копеек — во дворе был приемный пункт стеклотары. Сын тогда учился классе в шестом и вот накопил на этот шарфик. Края его обтрепались, кое-где порвалась золотинка, но это — самая дорогая для меня вещь.

Я всегда была сумасшедшей матерью, с самого рождения сына. Нет, даже раньше. Пожалуй, с того самого момента, когда решила оставить ребенка. Пережив предательство любимого, напор несостоявшейся свекрови, которая была готова вести меня к лучшему гинекологу Москвы, лишь бы мой сын не родился, косые взгляды соседей и приятелей и непонимание родителей, я уже тогда любила зародившуюся во мне жизнь.

Края его обтрепались, кое-где порвалась золотинка, но это — самая дорогая для меня вещь.

В первый год после школы я не поступила в институт, по блату меня устроили секретарем директора на крупный завод. Любовь случилась внезапная и бесшабашная, как это бывает в юности. Ребенок, конечно, в наши планы не входил. Родители встали на дыбы.

— Сынок, она работает секретаршей, носит своим шефам кофе и удовлетворяет все их желания. Советские девушки в постель ложатся только после свадьбы, — внушала любимому несостоявшаяся свекровь.

— Дочка, пока твой позор не узнали наши друзья и соседи, избавься от ребенка. Ольга Васильевна предлагает все сделать без шума, у нее есть связи, — вторила моя мать. — Имей в виду, если ты этого не сделаешь, ты нам больше не дочь.

— Малыш, сама подумай, где и на что мы будем жить. Родители нам не помогут. Мне учиться еще два года. Да и ты должна поступить в институт, не век же секретуткой работать. Я еще не готов к отцовству, — стонал любимый в унисон с мамашей.

А я плюнула на них на всех и уехала в небольшой областной город к тетушке. Сама бездетная из-за первого аборта, она приютила меня. Мать успела и с ней прекратить отношения: раньше младшая сестра была позором семьи, теперь этим позором стала я.

Ребенок мне дался тяжело: как я чуть не умерла после родов в больнице, зараженной стафилококком, это отдельная история. О том, что я орала в родовой и какие мысли проносились в воспаленном мозгу, я забыла, когда мой малыш взял грудь. И вот тогда-то поняла, что я сумасшедшая мать — шевельнуться боялась.

А я плюнула на них на всех и уехала в небольшой областной город к тетушке. Сама бездетная из-за первого аборта, она приютила меня.

Димка был на удивление спокойным ребенком, если учесть все стрессы, которые я пережила во время беременности. Ночами плохо спала, вскакивала, прислушивалась, дышит ли. Конечно, если бы не тетушка, тяжко бы нам пришлось: как матери-одиночке мне платили пять рублей.

Малыш подрос, но в садик я пришла вместе с ним — нянечкой. И ради него поступила в педагогический на заочное, чтобы правильно и гармонично воспитывать ребенка, — смешно, как будто этому можно научить… В школе я тоже была рядом с ним. Димка учился хорошо, мне было лестно слушать похвалы от коллег-учителей. Сын занимался плаванием, немецким языком, танцами, гитарой. В общем, душа радовалась за мальчика.

Школу Димка окончил с золотой медалью и собрался ехать в Москву. Но этого я допустить не могла. Я обвиняла сына в предательстве:

— Как ты можешь бросить меня здесь одну? Мы только недавно похоронили тетю Веру! А ты… — я рыдала, то умоляла, то угрожала. — Только через мой труп. Ненавижу Москву. Я тут сойду с ума, — на самом деле я просто боялась, как там сынок будет без меня, без моей опеки. Он ведь такой неприспособленный к жизни. И Димка сдался, поступил учиться на иняз. Я, правда, хотела, чтобы он был юристом, но тут спорить не стала, решила, главное — высшее образование, а там видно будет. Иностранный язык никогда не помешает.

Свою личную жизнь я принесла в жертву сыну, вся моя личная жизнь — это Димка. Ни одного мужчину к себе близко не подпускала. Да и подругами не обзавелась.

Я, конечно, допускала, что он когда-нибудь женится, но не в восемнадцать же лет и не на этой девице, что работала швеей и жила в общежитии трикотажной фабрики. Я возненавидела ее сразу, потому что почувствовала угрозу, впервые увидев ее рядом с Димкой. Он так смотрел на нее… А ведь ничего из себя эта Аня не представляла: невзрачная худышка с курносым носом, в общем, ни кожи, ни рожи. И что только в ней нашел статный красавец Димка? Но как-то вечером за чаем сын объявил:

Свою личную жизнь я принесла в жертву сыну, вся моя личная жизнь — это Димка.

— Мама, мы с Аней женимся. Уже заявление подали.

— Дима, ты с ума сошел, тебе еще учиться три года, да и Ане твоей надо поступать…

— Мам, Аня ждет ребенка. Я люблю ее. Радуйся, скоро у тебя внук будет или внучка, — Димка сиял как медный самовар.

— Сынок, а жить на что?

— Я на заочное переведусь, работать пойду. Я же много чего умею — ребята в ансамбль зовут, им бас-гитарист нужен. И переводами можно заниматься. Не пропадем.

Где пролегает грань между сумасшедшей материнской любовью и оголтелым материнским эгоизмом? Но я была уверена: не для того растила сына, всю себя вкладывала в него, чтобы из-за какой-то пигалицы он сломал свою жизнь. Мальчик был не в отца, просто так он бы не отказался от обязательств. И я стала действовать. К тому времени уже работала в исполкоме и обросла кое-какими связями. Студенты начали выезжать за границу по обмену.

Я не могла видеть в аэропорту, как эта девчонка висла на моем сыне и рыдала, будто на войну отправляла.

— Анечка, я же только на два месяца, я ж не просто так в эту Германию лечу — денег заработаю на свадьбу. Я тебе каждый вечер писать буду, — мне как кинжалом по сердцу были его слова, обращенные не ко мне, меня-то он лишь чмокнул в щеку. Злоба против этой девицы так и клокотала во мне. «Ничего, недолго музыке играть, — думала я. — Скоро все это безобразие прекратится».

Вахтерша в общежитии радостно меняла нераспечатанные авиаконверты Димкиных писем на красные десятки.

А потом Аню с моей подачи уволили с работы и выселили из общежития. За аморальное поведение ее даже разбирали на комсомольском собрании. Парторг фабрики все повторяла мне:

— Надо же, а казалась такой тихоней. Правду говорят, в тихом омуте черти водятся.

Вахтерша в общежитии радостно меняла нераспечатанные авиаконверты Димкиных писем на красные десятки. Аня оказалась слабой. Когда я сказала, что Димке очень понравилось в Германии, он подружился там с девчонкой, поэтому и не пишет, Аня согласилась на аборт и уехала, даже адрес никому не оставила. Я радовалась, что добилась своего. Но…

Димка так переживал, не мог понять, почему Аня его не дождалась.

— Сынок, она, наверное, решила, что рано ей замуж. Тем более ребенок. В восемнадцать еще погулять хочется.

— Ничего не понимаю, она же писала, что любит.

— Писать одно, а объясниться с глазу на глаз, видимо, духу не хватило. Не переживай, сынок. Знаешь, сколько у тебя еще таких ань будет.

— Таких больше нет.

Весна в этом году радовала. Димка где-то пропадал вечерами, я уж подумала, что нашел себе новую девчонку. А он… он пришел коротко стриженный и с порога объявил:.

— Мама, мне завтра на призывной пункт. Я сам так решил.

Я потеряла дар речи. Сделать уже ничего было нельзя. В голове молоточками стучало: «Афганистан, война, моджахеды». Страх за моего мальчика просто выматывал, а письма были редкими и сухими. Я так обрадовалась, когда из Афгана начали выводить войска: «Пронесло. Спасибо Горбачеву».

 

Это был уже не мальчик, а мужчина, знакомый мне только по фотографии, присланной в конвертике без марки. Ему очень шла форма.

После

Он вернулся загорелый и возмужавший. Это был уже не мальчик, а мужчина, знакомый мне только по фотографии, присланной в конвертике без марки. Ему очень шла форма.

— Так, мать, когда-то я тебя послушал, но теперь все будет по-моему. Я найду Аню.

Я не возражала, только от волнения теребила газовый шарфик влажными пальцами, что ж, Аня так Аня. Лишь бы у Димки все сложилось. Хочет, пусть играет в ансамбле или занимается переводами — я слова против не скажу.

У меня не было мужчины, не было подруг. Какая это тоска — все время в одиночестве. Сидеть с книжкой долгими зимними или короткими летними вечерами и знать: дверь не скрипнет и ключ не повернется в замочной скважине. Сын был для меня всем. А ведь я хотела ему только добра. И понимала — не простит он мне Аню. Да я и сама себя не могла простить, груз вины состарил меня раньше времени. Мне кажется, что еще с той поры я стала женщиной без возраста.

Какое-то время от Димки не было ни слуху ни духу. А потом он ворвался радостный, с маленькой девочкой на руках:

— Знакомься, мать, это твоя внучка Ирочка. Представляешь, Аня почему-то не получала моих писем из Германии, напридумывала черти что и уехала к себе домой, а я ведь даже адреса ее не знал, — Димка просто светился. — И какая же молодец моя Анечка, никого не стала слушать, оставила ребенка. Аня, заходи, вы теперь будете жить здесь.

Я смеялась и плакала, глядя на эту пухленькую девчушку, так похожую на моего сына. Аня ему ничего не рассказала, и мы все эти двадцать лет жили дружно. Всякое бывало, но я научилась делить сына с невесткой. И бабушка из меня получилась вполне сносная. Возможно.

Всякое бывало, но я научилась делить сына с невесткой. И бабушка из меня получилась вполне сносная.

Я сидела на скамейке, теребила по привычке газовый шарфик, и слезы текли по моим щекам, в груди ком давил на сердце — это моя вина сжимала все внутри…

Сегодня моему сыну сорок лет. Было бы. Но вся беда в том, что после — это только в моем воображении. После не случилось. Мне сказали, что умер Димка от пневмонии. Это только недавно я узнала про неуставные отношения, про жестокость таких же мальчишек, которые не попали на войну, но устроили бойню среди своих. Я не научила сына на жестокость отвечать жестокостью, он не умел давать сдачи. И не знаю, где теперь Аня, я выдумала неродившуюся Ирочку.

Прикрываю глаза и вижу Димку с поседевшими висками, чуть располневшую Аню, из угловатой пигалицы превратившуюся в красивую женщину, и повзрослевшую внучку, так похожую на отца. Они смеются, они счастливы. Я тяну к ним руки, хочу обнять, но их силуэты размываются, а потом и вовсе исчезают: «Погодите, простите меня. Вернитесь…»

Я сжимаю газовый шарфик и смотрю на черточку между двумя датами, в эту черточку уместилась вся жизнь моего сына, и не могу вымолить прощенья, не находит моя душа успокоения ни в вине, ни в церкви. Одна надежда, что скоро этот ком внутри так прижмет сердце, что оно остановится, и я уже ничего не буду чувствовать…



 

Ваше мнение 62  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Моряна / 20 ноя 2013
    Дося, я просто в ступоре от ваших рассуждений. В 17 лет я не поступила в институт, и по блату меня устроили секретарем директора одного из крупнейших заводов нашего города, где я и проработала до декрета, став матерью-одиночкой, которая получала пособие на ребенка - 5 рублей (обидное прозвище для таких детей в то время "пятирублевики"). Так как я неплохо знала немецкий язык, подрабатывала переводами для студентов непрофильных ВУЗов - тогда сдавали "тысячи" и получали за это зачет. Мой сын окончил школу в 16 лет и в тот же год поступил в институт, т.е. в 18 он учился на 2 курсе, как и герой моего рассказа. А о работе за границей говорит не автор, а мальчик, который надеется, что в Германии ему удастся подработать. Вы не верите чему? Тому, что мальчик так думает? Первая часть рассказа о несбывшихся надеждах взята из моей жизни: моя несостоявшаяся свекровь говорила именно так про кофе и желания. Тетушку мою за аборт тогда считали позором семьи (не столько за аборт, сколько за связь с мужчиной без свадьбы). Моя мама сначала настаивала на аборте, но папа и тетушка ее убедили все-таки, и теперь мама обожает внука и правнука. Но в то время я действительно хотела сбежать в Питер к тетушке. Роддом, в котором я рожала, был заражен стафилококком, меня выписали 31 декабря с температурой, и я действительно чуть не умерла - 2 января меня увезли на "скорой" в бессознательном состоянии. Кстати, в больнице не было даже спирта, поэтому на наших тумбочках стояли бутылки с водкой, чтобы мы протирали груди и руки перед кормлением. Зеленки тоже не было. Дорогие читательницы! Извините за экскурс в мою молодость, но когда так безапеляционно утверждают, что не могло быть то, что было на самом деле, я не смогла смолчать. Так что, Дося, вы не верите не автору, а тем реалиям, которые автор описывает. Знаете, у меня в жизни еще много чего было, но я так полагаю, что бы я не написала, вы мне не поверите...
  • Великолепный рассказ! Почему его нет в ленте рассказов? Технический сбой?
  • Моряна, как всегда, на высоте. Отлично.
  • Присоединяюсь, как всегда с удовольствием прочитала рассказ и проголосовала за него:)
  • Торнадо / 15 ноя 2013
    Отлично
  • Лиму / 6 дек 2013
    оо как здорово написано!
  • Моряна, поздравляю с победой! Болела за Ваш рассказ. Творческих успехов!
  • Катя Луч / 30 ноя 2013
    Мне очень понравилось название. Оно заставило прочитать рассказ до конца. Именно "заставило". Потому что часть "до" читала с трудом, долго, в несколько заходов. Никак не могла понять, почему. Но видимо это связано с тем, что написал в своём комментарии Бакалавр. За датами я, конечно, не наблюдала. Мне больше интересны эмоции и характеры. Но видимо, интуитивно чувствовалось, что что-то не то... А вот часть "после" прошла на ура. Прочитала легко. И сперва так порадовалась за героиню, что всё хорошо, а потом... Одним словом, так стало жаль героиню, так стало её жаль, что рука сама плюс поставила. Зацепило... Спасибо Моряне за эмоции.
  • Отличный рассказ!
  • Марья / 26 ноя 2013
    Очень сильный рассказ!!!! Жестко, больно, но жизнь заставила задуматься... Бесконочно много сломаных судеб, разбитых семей и мальчиков, которые остаются маменькиными, неспособными стать мужчинами в силу воспитания. И все это "оправдывается" материнской любовью или "Я знаю, что ему нужно". Только говорят об этом немного. "Почему так много анекдотов про тещу и не одного про свекровь, потому что это настолько страшно, что ни капли не смешно"
  • Добрый день, Моряна. Сто лет не заходила на конкурс, приятно Вас увидеть. Рассказ тяжелый. Как тонка грань любви созидательной и любви разрушительной. Очень фактурно получилась мать - несчастная и несчастливая. От того и другим счастья не дала: бедному нечего отдать... Бедный только потреблять готов, вот она и потребляла сына как источник энергии. Я теперь не очень понимаю, как выражать симпатию, нажала на сердечко.
  • Хороший рассказ про извечное "Благими намерениями..." и про всесильную материнскую любовь, которая иногда так портит жизнь, а иногда даже крушит чужие судьбы. ГГ просто жаль..
  • Чипулёнок (ПерекатиПоле) / 21 ноя 2013
    У меня нет повода придраться к рассказу. И читала я без калькулятора... Видимо, именно поэтому рассказ произвел впечатление. Бог миловал, подобных событий в моей жизни не происходило, но читала - и осуждала гг, и ругала, и сострадала и даже злилась на нее! Все как в жизни - хочется человеку помочь, остановить, вразумить... но свою голову не поставишь! А что - логика? Вот бы хотелось хоть раз в жизни посмотреть на человека с идеальной логикой, предсказуемыми поступками и пр. Моряна, я с Вами и Вашими героями)) ПЛЮС
  • Моряна, в рассказе говорится о тонкой грани между " Я же хочу тебе только добра" и попыткой не вмешиваться грубо в жизнь детей. Мне это так близко и понятно как матери сына и дочери. И за то, что Ваш рассказ в очередной раз заставляет задуматься об этом, спасибо Вам. Удачи Вам и Вашей семье.
  • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
    • Моряна / 20 ноя 2013
      Дося, я просто в ступоре от ваших рассуждений. В 17 лет я не поступила в институт, и по блату меня устроили секретарем директора одного из крупнейших заводов нашего города, где я и проработала до декрета, став матерью-одиночкой, которая получала пособие на ребенка - 5 рублей (обидное прозвище для таких детей в то время "пятирублевики"). Так как я неплохо знала немецкий язык, подрабатывала переводами для студентов непрофильных ВУЗов - тогда сдавали "тысячи" и получали за это зачет. Мой сын окончил школу в 16 лет и в тот же год поступил в институт, т.е. в 18 он учился на 2 курсе, как и герой моего рассказа. А о работе за границей говорит не автор, а мальчик, который надеется, что в Германии ему удастся подработать. Вы не верите чему? Тому, что мальчик так думает? Первая часть рассказа о несбывшихся надеждах взята из моей жизни: моя несостоявшаяся свекровь говорила именно так про кофе и желания. Тетушку мою за аборт тогда считали позором семьи (не столько за аборт, сколько за связь с мужчиной без свадьбы). Моя мама сначала настаивала на аборте, но папа и тетушка ее убедили все-таки, и теперь мама обожает внука и правнука. Но в то время я действительно хотела сбежать в Питер к тетушке. Роддом, в котором я рожала, был заражен стафилококком, меня выписали 31 декабря с температурой, и я действительно чуть не умерла - 2 января меня увезли на "скорой" в бессознательном состоянии. Кстати, в больнице не было даже спирта, поэтому на наших тумбочках стояли бутылки с водкой, чтобы мы протирали груди и руки перед кормлением. Зеленки тоже не было. Дорогие читательницы! Извините за экскурс в мою молодость, но когда так безапеляционно утверждают, что не могло быть то, что было на самом деле, я не смогла смолчать. Так что, Дося, вы не верите не автору, а тем реалиям, которые автор описывает. Знаете, у меня в жизни еще много чего было, но я так полагаю, что бы я не написала, вы мне не поверите...
      • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
  • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
  • Лариса / 19 ноя 2013
    Мне во время учебы пришлось прочесть много литературно-критических статей разных авторов, но ни разу я не столкнулась с разбором поведения героев с позиции элементарной логики. Не устаю удивляться отношению некоторых "критиков" к лит. героям, как к живым реальным людям. Не стоит забывать, что лит. произведение - вымышленный мир, созданный автором для того, чтобы донести до читателя какую-то идею. Критики в демократическом обществе рассматривают не саму идею (это свободный выбор автора, хотя, конечно, свежая идея предпочтительней, но ведь её свежесть зависит и от уровня читателя тоже), а художественные средства, которые использует автор и успешность достижения цели, то есть, сумел ли автор увлечь читателя своей идеей. Героя критика препарирует как типаж, призванный автором отразить эпоху, ее особенности, веяния, национальный колорит и т.д. Или как личность, ориентированную автором на отражение процессов внутреннего мира человека. Личность не обязана следовать за общепринятыми нормами, типовыми выборами и пр. общественными установками времени и места. На то она и личность (неважно, положительная или отрицательная). Скажем, в рассказе Изабеллы мужчина совершает нетипичный поступок, отдавая незнакомой девушке деньги просто так. Авторская идея - жизнь передана, как эстафетная палочка, оттуда, где войны и болезни, туда, где юность и красота - донесена до нас, и даже если такой мужчина живет только в рассказе Валлин, он имеет право на существование как носитель идеи писателя. Моряна, на мой взгляд, тоже рисует личность. Такая мать может жить в любой стране в любое время. Она поступает "нелогично", то есть, нетипично для общепринятых норм. Большинство, очевидно, поступило бы по-другому, но наша гг не сделала выводов из своего опыта молодости, в безрассудной привязанности к сыну она уничтожает его жизнь и - как следствие - свою. Мать подменила чувство любви чувством собственности. И в то же время гг вполне реальна: у женщин властных, да еще и статусных (гг ведь достигла каких-то высот по службе) такое случается. Но нам важно другое: такой образ работает на авторскую идею (пусть даже эта идея примитивна и лежит на поверхности). Не могу утверждать, что образ гг исполнен безупречно. Есть огрехи и немало, литературная палитра бедновата (сказывается ограничение по знакам?), но в целом он ясен, а прием описания несбывшегося как сбывшегося существенно смягчает эти огрехи. Конечно, Моряна этот прием не изобрела, но использовала очень удачно. В итоге читатель вместе с матерью сожалеет о содеянном - это и есть авторская удача. От меня плюс.
    • Вы же сами и относитесь к лит. героям как к живым реальным людям))
    • Героиня поступает нетипично не в сравнении с общепринятыми нормами - она поступает вопреки собственным логике и характеру, как их описывает автор. Если герой в произведении совершает поступок, то хорошо бы, чтобы читатель мог понять, почему он это сделал. В этом рассказе нет ответа на вопрос "почему так, а не иначе". Сама Моряна в пояснении к рассказу пишет, что сказала соседка по палате: "сын дороже сантиментов". Но в рассказе этого НЕТ! В жесткую стерву вдруг ни с того ни с сего превратилась отважная, любящая и сильная жанр на, которая так же и сына воспитала. И в рассказе отсутствует даже намек на обстоятельства, которые привели к подобным метаморфозам ГГ. Кроме того, автор может поместить своих героев хоть на Марс и в 25-й век, но опять же: для чего. Если эти детали не важны для понимания рассказа, то двумя штрихами: это было в городе Н, когда деревья были большими. Если упоминается Горбачёв, Афган, другие признаки того периода, значит, это важно для понимания характеров героев и мотивов их поступков, и значит, все детали должны быть выписаны. После прочтения хорошего рассказа могут оставаться симпатия к героям, раздражение, желание поставить себя на их место или наоборот нежелание там оказаться, но только не недоумение: начали за здравие, а закончили... У меня после прочтения рассказа впечатление, что собрали кусочки из разных паззлов и насильно соединили.
      • Если вы не поняли мотивов поступков героини это не значит, что эти мотивы непонятны другим, кому рассказ понравился. Как раз все абсолютно ясно - автор четко об этом сказала: оголтелый материнский эгоизм. Для меня выписаны все детали, а вы выискиваете негатив там, где его нет. впша критика не имеет под собой ничего существенного, это даже и не критика, а просто придирки к хорошему рассказу.
        • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
      • Лариса / 20 ноя 2013
        Признаю, что во многом Вы правы. Потому и писала, что образ матери не проработан, есть огрехи. Автор перестаралась нажимая вначале на жалость, а потом - на стервозность. В частности, меня покоробило умиление матери тем, что ребенок заработал на шарфик собирая бутылки и отмывая их в луже. Как-то это из жизни других героев. Но я - повторюсь - не критик, потому что и авторы не писатели. Я вижу замысел и он мне нравится, вижу путь выполнения замысла и прощаю непрофессионалу ошибки на этом пути. Вы на них указали, можно уже не повторяться. Рассказ не безнадежен, его можно доработать. Надеюсь, автор учтет Ваши замечания.
        • Рассказ не безнадежен?? Да это лучший рассказ месяца! Тогда остальные надо вообще в топку)) У каждого свое видение, в том числе и у автора... и, если все замечания учитывать, то это будет уже совсем другой рассказ, и, скорее всего, гораздо хуже...)))
          • Лариса / 20 ноя 2013
            Вряд ли серьезного автора утешит тот факт, что он "молодец среди овец, а среди молодца сам овца" )) Автору решать, что делать и куда идти. Мы тут всего лишь обменялись субъективными мнениями.
        • Моряна / 20 ноя 2013
          Лариса, вам спасибо. Однако хочу сказать, что я сама в детстве собирала пустые бутылки, отмывала их в лужах и сдавала по 12 копеек, чтобы купить маме подарок. Для нас это было так же, как собирать макулатуру или металлолом, и никто нас, детей, за это не осуждал. Родители нам карманных денег не давали. А что до жалости и стервозности, так, наверное, стервами не рождаются. Замечания Евы я не принимаю, не считаю, что они верны. Каждый может выразить свое мнение и положительное, и отрицательное - мне это интересно. Но и я могу где-то согласиться с критикой, где-то - нет. Дося так вообще написала полную лабуду. Все-таки я полагаюсь на мнение боьшинства читательниц - пишем ведь не для себя и не за призы, а для читателей.
          • Лариса / 21 ноя 2013
            Видите ли, Моряна, правда жизни и художественная правда не одно и то же. Разумеется, никаких "правил реализма" не существует, как нет правил фэнтези или иного жанра, да и границ между жанрами нет. Вспомните Стругацких "Понедельник начинается в субботу" - крутой замес вымысла и серой повседневной реальности. Дело не в этом. Мне хотелось больше даже для себя, чем для вас, понять, отчего возникает некоторое ощущение неправды в вашем рассказе. Оно есть и у меня тоже, просто я от него отмахнулась во имя главного - очень важной идеи показать запоздалое раскаяние матери. Ведь далеко не каждая мать, пережившая подобные события, раскаивается в конце пути. Большинство уверены, что жили правильно, а в их бедах виновны другие. Ваша героиня тоже ведь считала, что "неправильная" невестка сделает сына несчастным и это невзирая на свою судьбу и судьбу родственницы. То есть убеждение было глубоким и вдруг - поворот наоборот - от "они плохие" на "я не права". Это очень существенный поворот, он не мог совершиться в одночасье даже после потери ребенка, женщина шла к нему исподволь всю жизнь и этот путь надо было показать. Ева права в утверждении, что все детали рассказа должны "работать" на образ. У вас детали каждая в отдельности достоверны, но все вместе они образ гг не делают цельным, он слегка развалился. И дело тут не в правде жизни, а в художественной правде. Есть даже поговорка: "правда часто невероятна, чтобы сделать ее убедительной, приходится примешивать к ней вымысел". Вы не исторические мемуары пишите, вы показываете безнадегу запоздалого раскаяния - для женщин важно проникнуться ею и спохватиться вовремя. Вы собрали много реальных фактов из своей и чужой жизни, но не все факты "работают" на идею, некоторые только отвлекают внимание и раздражают читателя, потому что возникает вопрос "ну и что, к чему это?" Я не спец, просто рассуждаю. Вы не раздражайтесь, отрешитесь от менторского тона "критиков" (мы так же не профи, как и авторы), от "так было на самом деле", постарайтесь обратить внимание на суть, на художественную правду, которая призвана в центр внимания читателя вывести вашу идею и тогда поймете все сама. Читательницы женского интернет-издания могут простить автору огрехи, особенно если тема задела их за живое, но сам-то автор должен быть к себе строже читателя, так мне кажется ))))
            • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 21 ноя 2013
              Можно спорить тут до седой бороды и даже составить многотомник из аргументов… вопрос в том, стоит ли тут часами доказывать свою правоту, если и у большинства читателей, и у самого автора совершенно иная внутренняя логика, другой жизненный опыт и практически полярное мировосприятие…
  • В литературной критике нет никаких логических цепочек по типу математических))). Литература = эмоции, мир философии и психологии, в этом мире логика цифр далеко не на первом месте. И реальность происходящих в литпроизведении событий не обязательно отражение внешней реальности. События внутри героини убедительны. Потому плюс.
  • Моряна / 18 ноя 2013
    Дорогие комментаторы! Что-то я не поняла с датами. В 89 году мальчику 18 лет, значит, 40 лет - в 2011. По-моему, я нигде не сказала, что действие происходит в нынешнем году. В армию он ушел в 18 лет. В 18 и успел влюбиться и окончить почти 2 курса института. Не знаю, как где, но у нас факультет романо-германской филологии раньше так и назывался - иняз. И по обмену студенты стали выезжать почти сразу после начала перестройки. Да, не всем это удавалось, но ведь сказано, что мать уже работала в исполкоме и обросла связями. Так как в семидесятых я сама прошла через предательство, прекрасно понимаю, как это может сказаться на женщине. Я не озлобилась и приняла невестку такой, какая есть. А вот товарка по несчастью (мы с ней в одной палате лежали после родов и изредка встречались) лично отвела несостоявшуюся невестку на аборт, типа, ничего, она же сама согласилась. Вот ее-то рассказ о том, как она "спасала" сына от этой "недоучки" и дал мне идею сюжета. Я тоже недоумевала, как она сама, пройдя через такое, все повторила с девчонкой. Она сказала: "Сын дороже сантиментов". Кстати, авиапочта, особенно из-за границы, была весьма сносной, и за два месяца вполне могло прийти несколько писем.
  • Валентина ясноглазая / 18 ноя 2013
    А мне рассказ понравился. И, по - моему, как раз так и бывает по типу "дедовщины" - я такое перенесла - и ты. Жаль, что конец трагический. Мог бы и, правда, сын вернуться. Или маме надо было заплатить (ну, кредит, что ли взять) и служить около дома или в безопасном месте. И во времена афганской войны откупались. Хотя реже, конечно. Лучше бы вернулся.
  • Бакалавр / 18 ноя 2013
    Моряна, критик обязан разбирать рассказы без эмоций, с холодной головой, выстраивая логическую цепочку от завязки и до последней точки. И лишь после давать волю чувствам. А так как левое полушарие у меня развито сильнее, то эту цепочку я обнаружил рваной, собранной из нестыкующихся звеньев. К примеру, сначала Аню уволили с работы и ВЫСЕЛИЛИ из общежития, а потом вы пишете про вахтёршу из этого общежития, меняющую письма на червонцы. С Афганистаном и вовсе прокол. Когда генерал Громов вывел советские войска и последним перешёл знаменитый мост (15 февраля 1989г.), вашему герою едва стукнуло шестнадцать (коль сегодня было бы сорок). По рассказу ему уже восемнадцать, и он студент. Досадно. Оттого и минус.
    • Да в принципе сама концепция хромает: Герой уехал всего на 2 месяца, и за это время и на собрании разобрали, и уволили, и выселили, и вборт сделала, и уехала... И сколько реально писем могло в советское время прийти из Германии за 2 мес.? Они по месяцу шли бывало. В реале Аня и глазом моргнуть не успела бы и вещи спаковать, как любимый вернулся. Недоработана логика героев и не очень хорошо изучена матчасть
    • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 18 ноя 2013
      Это то же самое, что поставить двойку за правильно решенную задачу, только потому, что почерк плохой. Это ведь не бухгалтерский отчет, где каждая цифра принципиальна… если человек попал в настроение рассказа, то ему все равно, какие там цифры, а если нет – то зачем они ему вообще нужны..?
      • Старая знакомая / 18 ноя 2013
        Вы не правы, Забава. Любые цифры привязывают рассказ к реальности, т.е. делают его правдоподобным. А коль у Моряны получается, что шестнадцатилетний парень уже окончил два курса института и ушел в армию (что по закону немыслимо), то сразу возникает (у меня лично) недоверие ко всему сюжету. Кстати, студенты «по обмену» начали массово выезжать только с середины 90-х, до этого времени такие поездки было прерогативой исключительно «номенклатурных» детей. И вот тогда я начинаю размышлять –а заечм это автор свалил все в кучу, не для того ли, чтобы наверняка написать «на разрыв аорты» и довести читателя до сердцебиения? Вернемся к цифрам. Гг родила сына в 18-19 лет, т.е. она сама родилась где-то году в 1954-1955. 19 лет ей было в 1973, и жила она не в глухой деревне, а в самой Москве, давно уже пережившей и хрущевскую оттепель и Всемирный съезд молодежи и студентов, после которого по столице ходило много молодых симпатичных мулатов и метисов))) Причем мама гг имела «связи» и свекровь имела выход на лучшего гинеколога Москвы, т.е., надо понимать, люди они не вчера с дерева спустившиеся и в град-столицу «понаехавшие», так? И что - мама-папа героини на веки вечные прокляли родную дочь за то, что она им внучку родила? Не верю! И в то, что социально адаптированная героиня, востребованная и образованная, всю жизнь не имеет друзей - подруг и говорит о сыне, что он-де «поступил учиться на иняз» - тоже не верю! Что значит «на иняз»? Если это институт, то « в иняз», если факультет, то нет такого факультета! Но и не в этом главное. Главное, пожалуй, в том, что сильная личность (которой гг безусловно является, ибо она смогла в юном возрасте противостоять мнению родителей и любимого человека и выстроить свою жизнь так, как считала нужным) может доминировать над слабым человеком, но всегда будет уважать сильную личность, которой (как это ни странно!) стал Димка, ее сын. И уж если она пережила предательство любимого человека, то вряд ли захочет осиротить родного внука (внучку). Конечно, это только в том случае, если гг - умный и адекватный человек. Но ведь автор и рисует ее именно такой - сильной, умной и адекватной. Такие люди на своих ошибках учатся преотлично, имхо»
        • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 18 ноя 2013
          По Вашей логике выходит, что, если б автор не ошибся в датах и мальчик был бы на 2-3 года старше, то рассказ получился бы не таким впечатляющим… что-то сомневаюсь)) Авторы тут работают без редакторов, поэтому буквально в каждом рассказе есть ошибки, и неточные цифры – наименьшие из них. Мне кажется, что литературу нужно оценивать по каким-то другим критериям… но это тоже моя личная ИМХА)
        • Моряна / 18 ноя 2013
          ГГ сильная и умная, но вот сумасшедшая любовь к ребенку сделала ее неадекватной, и героиня сама об этом говорит, что она была сумасшедшей матерью, значит, уже неадекватна. А вы что, не знаете женщин, у которых по жизни нет ни мужчин, ни подруг? В каком вакууме вы живете? Про возраст я сказала выше - рассказ я начинала писать в 2011 году., поэтому с возрастом все в порядке. Так же и про реалии 70-х-80-х годов. Я уже не раз говорила, что сюжеты придумываю, основываясь на реальных фактах: перед моими глазами прошло столько судеб, столько характеров, что хватит еще на целую книгу.
    • Моряна / 18 ноя 2013
      Если я пишу потом про письма, это совсем не значит, что это и было потом, уехала-то Аня из общежития не сразу, это, во-первых, а, во-вторых, письма могли приходить и после выселения Ани из общежития, ГГ же наверняка думала, что сын пойдет туда девочку разыскивать. С Афганистаном никакого прокола нет, в армию мальчика и призвали в 1989, в 18 лет. Кстати, это единственная привязка к датам.
      • Моряна / 18 ноя 2013
        Сейчас посмотрела на дату, когда начала писать рассказ, 2010 год, мальчик имелся в виду 1970 года рождения, значит, в армию ушел в 1988 году, а в 2010 ему бы было 40 лет. Кто сомневается?
  • Вредная / 17 ноя 2013
    По прочтении рассказа такая вот мысль не дает покоя - если ГГ сама столкнулась в молодости с таким прессингом относительно своей беременности - должно быть сочувствие и понимание по отношению к будущей невестке, не может человек, сам прошедший через страдания отправить на такие же страдания другого, во всяком случае, если он не моральный урод, а ГГ такою не преподносится автором...
    • То же самое хотела написать. Вообще, Морян, не в обиду, у Вас хороший стль и слог, но часто недоработанные образы и отсутствие логики в поведени героев. Женщина, не сумевшая убить одного ребенка, с легкостью обрекает на это другого? Да ну нет же! Не верю.
      • Старая знакомая / 18 ноя 2013
        Целиком и полностью согласна с Евой - у Моряны "часто недоработанные образы и отсутствие логики в поведени героев". Плюс грубые нестыковки по времени. Если героиня нормальная (а именно такой рисует ее автор), то она не будет изводить собственную внучку (внуку) и терять сына из-за "не той" невестки. Все это она уже проходила, а такие уроки жизни трудно не выучить! Хотя, конечно, можно. Но тгда героиню нужно было изобразит озлобившейся и не совсем адекватной, имхо.
  • Спасибо. Читаетсана одном дыхании. Замечательно.
  • Триккивикки / 17 ноя 2013
    Потрясающе! Прочитала на одном дыхании, очень жизненно и трагично.... до слез!
  • эМКа / 17 ноя 2013
    Не понравилось. Знакомый сюжет (сумасшедшая мама=ужасная (с.б. несостоявшаяся !свекровь), охи-ахи, предательство, любовь-морковь, трагедь-смерть, щипание женских нервов... Кругло, гладко, зацепиться не за что. Похоже на все остальные рассказы на эту же тему. Хорошо, крепко, но по-ремесленному крепко. Но, с другой стороны, есть к чему стремиться! Желаю Автору необычных находок и оригинальных решений!
  • Фрезия / 16 ноя 2013
    Не очень понравилось. Как-то очень уж депрессивно, никакого просвета. Странная мать, конечно - даже ни одной подруги не завела за всю жизнь, никому из мужчин не дала приблизиться. Никакого свежего воздуха вокруг нее не было, нездоровая ситуация для воспитания ребенка. Как тут кто-то говорил, отсутствие развития личности - это уже деградация.
    • Почему сразу деградация? Духовные метания героини, ее понимание после трагического события, что она не права - это не деградация. И несмотря на ее эгоизм, сына она воспитала человеком.
      • Фрезия / 16 ноя 2013
        Мне кажется, теперь она ожидает только смерти и даже хочет, чтобы она пришла быстрее. По сути, ее жизнь как будто закончена, хотя она еще не старая женщина. Вот и кажется, что нет просвета. Все имхо.
      • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
  • Моряна / 16 ноя 2013
    Спасибо большое за высокую оценку моего рассказа.
  • Лотоss / 15 ноя 2013
    Да ладно, Натали, у нас половина детей растет без отца, а фактически - может и больше. Лучше уж расти с одной любящей мамой, чем в семье, где родители вечно грызутся. Это так для сравнения. Лучше, конечно, в любящей полной семье. Но, к сожалению, и в таких семьях вырастают моральные уроды, а у матерей-одиночек - достойные люди. Поди знай, от чего это иногда зависит. А сам рассказ очень хороший. Если по косточкам разбирать, то всегда найдется к чему прицепиться, но в процессе чтения я ни обо что не споткнулась. И про подарок, М.К. из Ташкента, - как раз в тему, сын ей платочек подарил.
  • Трогательно? Да. Трагические судьбы? Да. Жизненно? Да. Сочувствие. Но, извините, Автор, тема «Памятный подарок». Не в тему!
    • Я сжимаю в руках красный газовый шарфик с люрексовой золотинкой — первый подарок сына. Прошу прощения!
  • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
    • калина / 15 ноя 2013
      Рассказ, действительно, об эгоизме -для себя дите растила. а дети - они совешенно отдельные. а еще, по моему, рассказ о том, что мы не учимся ни на своих ошибках, ни на чужих. Действительно, все повторяется. но рассказ классный.
      • ЗАБАВА ПУТЯТИШНА / 16 ноя 2013
        А я не увидела тут никакого эгоизма (эгоисты не тратят свою жизнь на других), скорее оголтелую любовь, присущую многим русским матерям, плюс испуг, оставшийся с юности... хотела сыну лучшей доли, вот и залезла в его жизнь (тоже очень по-русски) и испортила жизнь и ему, и себе. И хороших отцов сейчас мало – на всех не хватает… жалко женщин! А рассказ гипнотический – читала, как про себя… чуть не поверила, что у меня тоже когда-то был сын…

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору