На главную
 
 
 

День из жизни Егора Т.
Автор: иЮль / 19.09.2012

День из жизни Егора Т.– Сегодня после уроков с парнями пойдем, – сказал Егор, – поисковики в три у отделения собираются.
– Только бы он нашелся, – взволнованно ответила Лиза. – А я буду в интернете объявления о пропаже пересылать, всем-всем. Вдруг кто-то откликнется?

Школа гудела. Пропал первоклашка. В маленьком городке, где все друг друга знают, новости разносятся моментально. Позавчера семилетний Павлик ушел после занятий. Больше его никто не видел.

Домой Егор влетел возбужденный:
– Мама! Мы идем его искать! На очистные сходим. В лес, на карьер, к реке – парень мог потеряться где угодно, – он торопливо скинул портфель и выглянул в окно, – сейчас ребята должны зайти!

Неожиданно прозвучало мамино тихое:
– Нет.
– Как это – «нет»? – вскричал Егор. – Все ищут, а я буду дома сидеть?..
– Ищут взрослые. А у детей – другие задачи. И главная – не потеряться самим.
– Мне уже двенадцать! Пацаны идут, а я? – от обиды стало жарко ушам. Таких простых вещей мама не понимает. Ей бы всех по домам упрятать.

Приковыляла сестра. В свой год с небольшим она еще не очень твердо держалась на ногах. Ухватила брата за штанину и поздоровалась:

Школа гудела. Пропал первоклашка. В маленьком городке, где все друг друга знают, новости разносятся моментально.

– Го! – так Егора называла.

С улицы послышался свист.
– Выйди и возвращайся, – сказала мама.
Вернулся Егор, убитый известием:
– Они тоже не пойдут. Говорят, пацана нашли, – он понизил голос до шепота, – задушен на кладбище…

Мама общалась с кем-то по телефону. Повесила трубку, долго смотрела на сына, потом вздохнула:
– Это все слухи, Егор. Никого не нашли. Сейчас дядя Леша со своей бригадой на поиски выезжает. Сказал, что возьмет тебя и присмотрит. Собирайся. Сапоги резиновые, свитер с горлом, перчатки. Фонарь. А я вам в термосе чай заварю.

У отделения было многолюдно. Егор то и дело встречал знакомых. Несколько полицейских следили за порядком. Непривычное слово будоражило слух.
Волонтеры.

Добровольцы наполнили городок. Прочесывали подвалы и чердаки, расклеивали листовки, задавали вопросы прохожим. Некоторые привозили собак. Серьезных, с умными мордами. Собаки и хозяева были, как всегда, немного похожи.
Егор уже знал, что эти люди днем работают, а после, вместо отдыха, приезжают на поиски. Глаза у них были другие. Внимательные.

– Тебя не возьмут, – заявил пацан из второй школы. – В поисковики берут с восемнадцати. Меня их главный отшил. Вон тот, в комбезе, – и показал на мужчину с обветренным лицом, – Интересно, почему? Дела-то всего: идти и смотреть.
– Потому что можно обнаружить очень разные вещи, – девушка, из волонтеров, с глазами колючими, как льдинки, остановилась перед ними. – Очень разные, – повторила она и пошла к своим, таким же молодым и серьезным. Они стояли командой, в крепких ботинках, куртках цвета хаки и с рюкзаками за спиной.
– Егор, в машину! – услышал он крик и поспешил занять свое место.

...Декабрьский лес выглядел странно: застывший и будто бы изумленный. Голые черные ветки, даже паутины не было. Зима все никак не могла начаться, и утомленный бесконечной осенью лес растерял пряные запахи. Только воздух звенел от сырости. Было тепло, плюс восемь, и не верилось, что может случиться на свете снег. Под ногами чернела прель, хрустели сучья.

Алексей, папин друг, со своей бригадой строил корабли. В судоремонтных мастерских на берегу работала половина города. Обычно веселые дядьки сегодня не улыбались.

Он шел и думал, как мало их, пятерых мужчин, на то, чтобы проверить весь лес. Но и другие ищут, одернул он себя.

Ходили не первый час. Кричали по очереди: – Паша! – и слушали, вдруг отзовется.

Сперва у Егора сердце замирало ежеминутно: вот было бы здорово найти малыша первым. За поваленным деревом, у каждой воронки мерещилось: тут он! Сжавшись от холода, дрожит под кустом, а у них как раз термос, они напоят его чаем и приведут. А завтра все об этом узнают, и Лиза…

Он шел и думал, как мало их, пятерых мужчин, на то, чтобы проверить весь лес. Но и другие ищут, одернул он себя. И, может быть, скоро найдут.

Носок сапога уткнулся во что-то мягкое. Оно подалось трухляво и непривычно, Егор едва удержался на ногах. Посветил фонариком вниз и закашлялся. К горлу подступила тошнота. Сам не понимая, почему, не мог отвести глаз от этой гнилой волосатой кучи. Разворошенное, в недрах ее что-то мелко закопошилось. Он заорал. Рядом появился Алексей. Отодвинул Егора, положил пятерню на плечо:
– Ну что ты, не бойся. Собака была. А может, лиса.

Егора заколотило вдруг. Подкатили слезы. Даже сам удивился. Ему приходилось видеть мертвых зверей: ящериц и лягушек, и сбитых автомобилем собак. А прошлой зимой их щенок несколько раз притаскивал под дверь выкопанную из снега кошачью шкурку. Папа еще ругался, что шкура, как бумеранг, все время к ним возвращается.

– Давай-ка я тебя домой отвезу, – мягко сказал Алексей. – А мы еще походим чуток.

Егор кивнул.

Собачьи останки так и стояли перед глазами. Но не это заставило его, не сопротивляясь, идти к машине. Он понял вдруг. Как сказала та девушка? Можно обнаружить очень разные вещи. И даже хуже, чем эта несчастная собака.

И подумал неожиданно: бедные взрослые. У самого Егора до этой минуты было так. Если уж ты задумал что-то: нырнуть с крутого берега в воду, или доехать на велосипеде до соседнего городка, или пойти в лес и притащить оттуда корзину тугих, похожих на цветные пуговицы, сыроежек, – если ты задумал, то точно знаешь, что быть этому или нет, зависит только от тебя. Твоей смелости и смекалки. Ну, и от везения, конечно. Если ты решился на что-то, этому – быть.

А тут целая толпа взрослых ищет одного маленького человека. Они все готовы идти в лес, прочесывать пустыри, спускаться в подвалы. Все! А отыщет один.

А если – нет? Вдруг этого вообще не случится?! Егор похолодел. Это было неправильно: ты решился, а ничего не произошло.
И такую потерю от не случившегося, наверное, мог выдержать только взрослый. А он, Егор, пока не мог. Поэтому и шел сейчас прочь из леса.

Если парень найдется, думал он, это будет настоящее чудо. И не важно, кто его совершит. Он понял вдруг, насколько это не важно.

Если парень найдется, думал он, это будет настоящее чудо. И не важно, кто его совершит. Он понял вдруг, насколько это не важно.

Мама встретила его в дверях:
– Сейчас пойдем, – сказала она.
– Куда? – удивился Егор.
– Клеить листовки. Мне дали их волонтеры. Соня уже в коляске. Скотч и ножницы я взяла. Погуляем по частному сектору, может, мальчик у кого-то в доме. Не все же в интернете новости читают, кто-то увидит объявление да и вспомнит.

…На бетонные столбы клеилось хуже всего. Скотч отлипал, и только Егор отпускал листовку, она сразу и норовила улететь с ветром. Приспособился так: лепил на другие объявления, считая, что потерявшийся пацан важнее всех «куплю» и «сдам» вместе взятых.

Пропал ребенок – крупные буквы сразу привлекали внимание. Паша с фотографии смотрел открыто и ясно.
Люди читали по-разному. Многие почему-то отводили глаза. Как будто он, Егор, что-то делал не так.

– Почему? – спросил он у мамы.
– Наверное, они считают, что объявлениями делу не поможешь.

Какая-то старушка взглянула на фото и сказала хрипло, будто каркнула:
– Да не клейте вы! Незачем! Нашли его, – она понизила голос, – утонул. Я у милиции слышала.

Егор, давя комок в горле, обернулся к маме. Она очень странно взглянула на бабку, взяла в руки телефон и позвонила знакомому полицейскому. Спросила, выслушала ответ и поблагодарила, потом развернула коляску и пошла от старухи прочь. Отойдя, сказала:
– Не нашли. Опять слухи. А старушки… им лишь бы сплетничать. Внимания не обращай.

На улице стемнело и похолодало. Соня спала, румяная, как снегирь. Не раз еще в этот вечер им говорили о гибели мальчика. Егор не отвечал, смотрел зло и тянул из пачки новый листок.

Но были и другие люди. Они записывали номера телефонов и спрашивали, чем могут помочь. Продавцы брали листовки и вешали в магазинах на видном месте. Трое таксистов взяли полпачки объявлений, чтоб раздавать пассажирам. А в одном кафе их с мамой напоили горячим чаем.

Уже было совсем темно, когда Егор скомандовал:
– Последние три клеим, и домой.
– Хорошо, – согласилась мама.

Он засыпал, а перед глазами вставало лицо Лизы, потом физиономия той старушонки, и обе говорили хором: ну зачем тебе?

А он нашел вдруг то, потерянное в лесу чувство. Он – мужчина. С ним две женщины, он главный и за них в ответе. Он не был больше сопливым малышом, который всхлипывал в машине у дяди Леши и не мог объяснить, что плач этот не по собаке, а от понимания…

У заводской стены, когда лепил последнюю листовку, Егор услышал за спиной девчачье протяжное:

– Привее-ет.

Обернулся и увидел Лизу. А рядом с ней – парня из шестого «Б», длинного, как жердь, с рыжими конопатинами по всей физиономии.

– А зачем это ты? – Лиза тряхнула шоколадной челкой. – Его же нашли, я в «контакте» час назад прочитала…

Нашли, подумал Егор. А весь корабельный цех с фонариками ползает сейчас по лесу. А они с мамой, и еще куча людей, тут, в городке, и в других поселках, расклеивают объявления. И полиция работает круглые сутки. А его – нашли.

Лиза и рыжий о чем-то своем засмеялись.

– Мам, нашли, – сказал Егор, – Лиза читала в «контакте».
– Сын, мы же говорили…
– Мам. Лиза же должна знать. Позвони, пожалуйста.

Мама набрала прежний номер, выслушала и почему-то покраснела.

– Все по-старому, – сообщила она. – Пошли домой.

Поздно вечером Егор ворочался в постели. Где-то там, за окном, по-прежнему шли поиски. Старушки на кухнях ворчали, что все напрасно. Полиция грубила по телефону, требуя, чтоб любопытные не мешали работать. А маленький пропавший пацан сейчас… Егор крепко зажмурился, пытаясь представить, где. Но ничего не вышло.

Он засыпал, а перед глазами вставало лицо Лизы, потом физиономия той старушонки, и обе говорили хором: ну зачем тебе? Дядя Леша опять гнал его из леса, а бывшая рыжая собака вдруг ожила и завиляла хвостом.

Но ярче всего он видел лицо с плакатов, которые клеил. Пожалуйста, Пашка, найдись, попросил он. А мальчишка вдруг взял да и улыбнулся. Егор обрадовался и моментально заснул.
Так и не узнав, что за окнами, где синел декабрьский сумрак, на голую, с проплешинами луж, землю, выпал, наконец, первый снег.

 



 

Ваше мнение 86  

Оставить комментарий
  • Marko (San Marino) / 2 окт 2012
    Да, рассказ и правда хорош. Достоин победы. Поздравляю.
  • Поздравляю, иЮль! Рассказ интригует и в то же время заставляет задуматься. Надеюсь, мальчика найдут.
  • lica (Калининград) / 1 окт 2012
    Поздравляю, Юля! Хороший рассказ - особо понравилось описание леса, как будто про наш зимний лес, уставший от осени.
  • Лю (Морской) / 1 окт 2012
    Поздравляю, Юленька! Очень достойный рассказ!
  • Июленька, поздравляю с призовым местом!
  • иЮль,поздравляю,мое мнение Ваш рассказ лучший.
  • Светлана К. / 1 окт 2012
    Юля, поздравляю! Достойная победа. Я видела этот рассказ на 1 месте, но, как мы с вами знаем, не в месте счастье ))))
  • Mati (Симферополь) / 1 окт 2012
    Поздравляю с победой!
  • Сибирячка_та_самая (Аккурат в центре России) / 1 окт 2012
    Поздравляю! Маститому автору - достойное победное место!
    • иЮль / 1 окт 2012
      Сибирячка, спасибо и - взаимные поздравления! ("маститому", гм. Этимологические версии: а)мастит, б) картежные масти. Первым не страдаю, вторыми не увлекаюсь. "Роль эта ругательная, прошу ко мне ее не применять"(с))))
      • Сибирячка_та_самая (Аккурат в центре России) / 1 окт 2012
        :))) эка вы разобрали слово по значению Не хотела ничем обидеть. Скорее наоборот, пусть все рассказы у вас будут "в масть", то есть в тему. А после этого, как говориться, и карты в руки :) Я выкрутилась? :)
        • иЮль / 1 окт 2012
          Более чем достойно))) Снимаю шляпу, мету перьями петербургский гранит)
  • New Moon (Интернет) / 1 окт 2012
    Юля, поздравляю с заслуженной победой! Этот рассказ-эссе ее достоин!
    • иЮль / 1 окт 2012
      Спасибо, New Moon!
    • Светлана К. / 1 окт 2012
      В продолжение темы: между жанрами малой прозы (рассказ, эссе, новелла, короткая повесть, зарисовка и пр.) нет четких границ. Дать определение так, чтобы однозначно отнести произведение к определенному жанру, бывает очень сложно, да и не нужно, если мы не занимаемся наукой. Но в данном случае это вне всяких сомнений полноценный рассказ. Есть герои, сюжет и ярко выраженная драматургия. Эссе это бессюжетное изложение (размышление, описание, впечатление) философского толка. Вы имеете право на свое мнение, но если наберете в поиске "эссе это", то убедитесь, что не правы ))))
  • New Moon (Интернет) / 28 сен 2012
    Юля, я все думала, и решилась написать: Слог у Вас ПРЕКРАСНЫЙ, но... по моему далеко не профессиональному мнению, у Вас получаются не рассказы, а прекрасные описания, чудная литературная журналистика - вот только, мне кажется, что именно РАССКАЗА у Вас не получается. Нет завершения, заключения, выводов - почти во всех Ваших рассказах, что я здесь прочла, конец висит в воздухе. Опять же - я совершенно не профессионал, во взрослой жизни написала один-единственный рассказ, больше не пишу - просто размышляю вслух. Ни в коем случае не хочу обидеть - чего же я не понимаю, чего мне не хватает?..
    • Дорогая Луна, я и вправду, не знаю, что ответить. Не уверена, что рассказ делают рассказом именно выводы, а открытый конец превращает его в журналистику(к этой почтенной профессии я не имею отношения). Может, дело в том, что из моих рассказов, опубликованых тут, более удачными оказались те, в которых была реальная основа - тогда вполне естественно, что они похожи на очерки. Выводов "в лоб" и морали я, действительно, не люблю - мне кажется, если автор имел в голове какую-то идею при написании, то по прочтении читатель ее поймет. Если нет - значит, тема не раскрыта, тогда и заключения не помогут. Спасибо за интересную тему. Теперь и я стану думать: чего все-таки Вам не хватает?)
      • New Moon (Интернет) / 29 сен 2012
        :))) Ооо, мне много чего не хватает... Надеюсь, что часть желаемого хотя бы я в этой жизни получу! :)))
        • Светлана К. / 29 сен 2012
          Позвольте и мне внести в ваш диспут свои 5 копеек ))) Поскольку я всю жизнь журналист, а последние пять лет тщусь стать литератором, то, естественно, постоянно размышляю над отличием одного от другого. Поделюсь выводами. 1) Жесткого забора между первым и вторым нет. Поэтому в пограничных областях могут быть произведения, которые можно отнести хоть туда, хоть сюда, что ни в коей мере не обесценивает их достоинств. 2) Литература - это прежде всего драма и философия (может, это Луна и называет выводом, моралью, заключением?), некая проекция от личного к космическому (или наоборот). Чем более вневременное, вневозрастное, внегеографическое получается произведение, основанное на личностном событии или факте, тем больше оно литературное и менее журналистское. Читаю Шукшина "Верую!". Автор описывает бытовую сценку, а за ней - Космос человеческой души! Вот там и вывод, и мораль, и заключение. 3)Когда пишет журналист, он ОБЯЗАН думать о читателе, о реакции социума, ДОЛЖЕН задумываться, "как наше слово отзовется". Через журналиста с людьми говорит Время. Журналист повернут душой в социум и пишет умом. Писатель ОБЯЗАН НЕ думать о читателе. Он повернут душой не в социум, а в Космос и пишет сердцем. Через писателя с читателем говорит Вечность. Это крайности. Повторюсь: стены между тем и этим нет, граница размыта и не всегда можно точно понять что есть что и кто есть кто )) Вот как-то так )))) Без претензий на истину ))
          • New Moon (Интернет) / 30 сен 2012
            Светлана, спасибо за мнение, и спасибо за комментарий к последнему рассказу - Вы там использовали слово "эссе", то самое, которое я никак не могла подыскать для выражения своих чувств! Юля, Светлана сформулировала одним словом то, что я хотела высказать! Ваши произведения (по крайней мере, некоторые) - мне показались не рассказом, а именно ЭССЕ! Вот оно! Сочинение, нарративное, вкуснейшее описание - которое отличается от жанра "художественный рассказ". Вот, что я никак не могла сформулировать. Спасибо еще раз, Светлана!
          • иЮль / 1 окт 2012
            За третий пункт, особенно в части "Писатель ОБЯЗАН НЕ..." - голосую всеми четырьмя лапами! Четкая формула, Светлана. Спасибо.
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 26 сен 2012
    Хороший рассказ, спасибо!
  • Сильно. Душу рвет на части. Больно,честно,по-настоящему. Все чувства мальчика правдивые ,наивные и такие...максималистские,но в то же время это еще малыш. И замечательная мудрая мама. В такт ритму рассказа появляются нужные персонажи - дядя Леша,девушка волонтер,собака,бабка. И эмоции мамы...всему верю. До слез. иЮль,Вы молодчина! Спасибо!
    • Лиса, спасибо Вам огромное! Очень рада встретить Читателя, который прочувствовал то, что пытался вложить в рассказ автор. Такая читательская эмпатия и со-переживание - на вес золота.
  • Литературная Крыса / 24 сен 2012
    Ника на №45 Про препарирование долгое время так же думала. Но все таки, наши чувства и социальные роли - это только линза,через которую мы воспринимаем текст. И эту линзу мы считаем собой. Но если осознать, где находятся границы линзы, то тогда можно убрать одну линзу и взять другую и прочесть совсем другой текст. Признаться, пока я этого не поняла, Тарковский с Пелевиным для меня были просто городскими сумашедшими...Так что препарирование совсем не так страшно. Вторично, конечно, и не со всяким текстом хочется так возиться.
    • "Так что препарирование совсем не так страшно." Я где-то написала, что это страшно? Это безумно интересно! Речь о том, читаешь ты или препарируешь. Возможно, есть такие искусные читатели, которые делают это одновременно и при этом в разных измерениях. Я не такая. Читаю сквозь свою линзу - как читается. Потом могу и вскрыть, и линзу поменять. Но это уже нельзя назвать чтением.
  • Задумка хорошая, исполнение тоже неплохое, но... "Мама набрала прежний номер, выслушала и почему-то покраснела." Эта фраза наводит меня, читателя на мысль, что мама Егорку обманывает, что мальчика нашли, но мама продолжает воспитательные действия и сразу снижается ценность её понимания и поддержки. И последнее предложение - лирическая картина первого снега в контексте неясности с пропавшим мальчиком звучит жутковато. Если мама врет и мальчик найден, остается неприятный осадок от обмана, если не врет, то неприятный осадок - от неуместной авторской лирики с первым снегом. Так и вижу пропавшего пацанчика под первым снегом... Ох. На оценку не влияю, потому рассматривайте мои замечания исключительно как читательские придирки.
    • Здравствуйте, Ника. Мама краснеет вот почему: "Полиция грубила по телефону, требуя, чтоб любопытные не мешали работать". Маму послали. Спасибо за этот ракурс - я думала, этот момент понятен. Знаете, даже в глухом кошмаре мне не представить маму, которая врет и таскает сына по холоду из педагогических соображений. Храни детей Бог от таких педагогов. Неясность оставлена автором по той же причине: не хочу я врать. Нет ее, этой ясности. Рисовать "пропавшего пацанчика под первым снегом" я не буду: считаю неправильным убивать в буквах для достижения бОльшего драматического эффекта. Найти ребенка в рассказе было бы классно, и трогательно, но это тоже было б неправдой: не все детки находятся. Поэтому оставлена «неуместная лирика» - надежда, а финал - открытый. Любой другой был бы фальшивым. Это мое внутреннее чувство, и если я не буду его слушать, то напишу поделку на конкурс. А этот рассказ я пыталась написать год. И за этот год в той ситуации ясности у прототипов так и не появилось.
      • Даже в голову не пришло, что полиция маме грубит. То, что написано потом - это потом. У меня нет ни малейшего желания что-то добавлять или менять в рассказе, давайте просто представим, что в нем нет слова "покраснела" - намека на некую эмоцию стыда, допустим, мама вздохнула. И нет последнего предложения. Что изменится? "оставлена «неуместная лирика» - надежда". Но у меня этот снежок последнюю надежду отнял. Если вы теряли ребенка в непогоду, то почувствовали бы мои ощущения. Мы однажды искали ночью дочку подруги, дурочку 15 лет - убежала от компании, с парнем поссорилась, так когда похолодало и полил дождь, мы чуть с ума не сошли, она ведь в одном сарафанчике была... Мама пропавшего мальчика на этот снежок вряд ли с надеждой смотрела. Я пишу о своих эмоциях, вызванных вашими словами, а не о достоинствах или недостатках сюжета. Всё хорошо и крепко сконструировано как по внешним событиям, так и по внутренним душедвижениям. Детали: мальчик хочет найти пропавшего первым, собака эта дохлая, открытый конец... Очень всё уместно и ложится в паззл. Блохи есть, но искать не хочется. О том, что цепануло, я уже написала.
        • Литературная крыса / 21 сен 2012
          Рассказ можно прочтать и на другом уровне: история-квест. Мальчик чувствует, что взрослеет,и отправляется на поиски пропавшего ребенка (=внутреннего ребенка, с которым теряется связь). На пути встречает девушку - аниму, которая является связующим звеном между сознанием и подсознательным. Она предупреждает, что в лесу (= в подсознательном) хранятся очень неприятные вещи. Мальчик заходит в лес (=подсознание), это для него своего рода терра-инкогнита, где и натыкается на гнилую кучу (страхи, комплексы, переживания). Пройти путь ему помогает мудрый старец - дядя Леша, который возвращает потрясенного увиденным в лесу (=подсознательном) мальчика в город (=в реальность сознательного). Далее мальчик работает над архетипом матери. Он отделяет себя от материнской воли (в начале рассказа именно мать разрешала-запрещала перемещения, а теперь мальчик сам решает, когда они закончат) и интегрирует архетип матери в личность. Во сне бывшая рыжая собака (обожаю этот выбор слов - так вкусно) оживает и виляет хвостом, что означает, что мальчик принимает "гнилую кучу в себе" и она перестает быть чем-то враждебным, а становится именно собакой, т.е. другом, а не лисой, как предположил дядя Леша. Оживает и улыбается пропавший ребенок. Согласна с критикой, если чтать рассказ буквально, снежок диссонирует.Но в другом прочтении белый снего - символ чистой цельной личности.
          • ВАУ!!! Круто!!! Никогда в жизни так не читала. Я все по-простому: буквы-слова-предложения-образ )) "в другом прочтении белый снего - символ чистой цельной личности." Другое прочтение по вашей схеме у меня не получается, потому что в нем у вас выпал один из главных персонажей: пропавший мальчик. Автор много о нем рассказал: зовут Паша, учится в 1 классе, пропал по дороге домой после школы (есть дом, семья), Егор его в лицо знает (он же узнал его улыбающегося), возможно, разговаривал, были какие-то отношения. В соннике Юрия Лонго прочитала, что "если вам во сне улыбается кто-то, этот человек хочет вашего внимания" То есть, Паша как бы зовет Егора продолжить поиск, зовет на помощь. То есть, по вашему толкованию, конфликт не разрешился, внутренний ребёнок по-прежнему в опасности. Не сходится )) Вот если бы мама узнала по телефону, что мальчика нашли и он в больнице при смерти (допустим, упал в яму-ловушку - символ материнской утробы, негативный комплекс матери сдерживает взросление Егора). Внешняя интрига "умрет - не умрет" сохраняется, но и улыбка (внутренний ребенок и взрослеющее эго Егора объединяются - сборка цельной личности) и белый снег встанут на свои места )))
            • Литературная крыса / 21 сен 2012
              Есть в Ваших словах истина. Предлагаю допустить, что пропавший ребенок - это аллегория, архетип (тогда не так жалко). Все положительные персонажи рассказа поддерживают Мальчика в его желании найти Ребенка, а все негативные - отговаривают и высмеивают. Мальчик не сдается, для него пропавший Ребенок - это пропавшая частица себя. И его усилия вознаграждены, когда во сне Ребенок улыбается ему (то есть для Мальчика он нашелся). Или по крайней мере мы видим, что Мальчик не оставит поиски и снег - это предвесник индивидуализации. Замечательно с литературной точки зрения то, что это видит только читатель, т.е. как бы создается эффект присутствия.
            • Marko (San Marino) / 21 сен 2012
              “Никогда в жизни так не читала”. Так уж и никогда?:) А как же символы? Разве возможно толкование символа на основании эквивалентного анализа? В этом отношении, кстати, интересны фильмы Тарковского. это реально круто:)
            • Марко на №45 Профессор, анатомическое препарирование возможно лишь после умерщвления живого организма ))) Пока рассказ в процессе чтения, никаких разборов его на символы, аллюзии и коллизии не происходит. Читатель просто живет внутри повествования вместе с героями (если это хорошее произведение) и ощущает СВОИ чувства, возбужденные к жизни словом писателя. Налюбовавшись полётом живой бабочки, можно ее отловить, приколоть на булавку и рассмотреть в микроскоп чем окрашены крылышки и каков летательный аппарат - это ПОСЛЕ чтения, но не в процессе. Читая данный рассказ, я как женщина и мать не могу отрешиться от образа потерявшегося Павлика, замерзающего под первым белым снежком. Как любитель-исследователь могу подавить свою живую реакцию и даже согласиться с Л.Крысой и с вами, если бы не одно НО! Живая жизнь все-таки привлекательней, нежели мертвая натура, даже если последняя под микроскопом чрезвычайно интересно и познавательно выглядит )))Первая живая читательская реакция убедительней последующих умных анализов с проникновением вглубь и вширь писательского замысла. Тарковский гениален! Не каждому дано так честно выворачивать наизнанку свою душу. И только очень сильный мастер способен то же самое проделать и со зрителем (читателем) - вынуть душу цветом, светом, словом. Понимаете, профессор? ВНАЧАЛЕ мы ОЩУЩАЕМ, что душа сдвинулась с места, лишь потом начинаем патолого-анатомическое исследование объекта, оказавшего влияние на субъект и отвечаем на вопрос "как это ему удалось?")))))
          • Опаньки! То есть, автор, сам того не ведая, описывал обряд инициации?! Уважаемая Литературная К, Вы повергли автора в глубокий шок. Ушла осмысливать)
            • Литературная крыса / 23 сен 2012
              ))) Уважаемая иЮль, как говорил великий Юнг, колелетивное бессознательное на то и бессознательное, что мы его не регистрируем ))) И творческий процесс - то же самое активное фантазирование. И вообще, смерть автора еще никто не отменял )))) Не дай Вам Бог, конечно. Мне вот было бы очень интересно, что вас сподвигло на этот рассказ. Вы бы очень помогли мне, студенке литературы, в написании курсовой работы.
    • Marko (San Marino) / 21 сен 2012
      А я не вижу мальчика под снегом. Выпавший первый снег в рамках данного рассказа как раз более чем уместен. Обратите внимание на описание природы:-“Голые черные ветки”, “черная пыль под ногами” и так далее Мрачная картина. Черный цвет нагнетает обстановку, сужерирует опустошение, безнадёжность, злые силы, тьму. В то врема как от улыбки мальчика исходит свет (луч надежды), а выпавший белый снег, опять таки в рамках данного рассказа, укрепляет надежду на счастливый исход. "... и не верилось, что может случиться на свете снег”. А снег выпал. И выпал он неслучайно. Не бывает в хороших рассказах случайных деталей. это определённо хороший рассказ. Может быть и не без блох. Но блох ловить я не люблю и не умею:)
      • Нет возражений, профессор. Рассказ очень хороший, даже превосходный, даже с блохами, и если бы не было пропавшего ребенка, который ночью где-то, возможно в лесу, один замерзает, то и снежок лег бы в строку. ИМХО. В порядке дискуссии: образ всё-таки должен работать в контексте сюжета или его можно отделить? Красное платье в детективе и в любовном романе вызывает разные образы, нет?
        • Marko (San Marino) / 21 сен 2012
          Безусловно, все детали ножно рассматривать только в совокупности. Вы абсолютно правы. Я как раз об этом. О функции снега в рамках данного текста. Для меня важна художественная мотивация. Поэтому без снега здесь “пазл” не сложился бы. Не буду спорить о важности реалистической мотивации. Скажу только, что я придерживаюсь той точки зрения, что художественный текст может быть реалистически мотивирован. Может, но не обязан:) Не замерзает парень в лесу. Нашли его. Ну, или, вот-вот найдут:)
    • жужа@ (Санкт-Петербург) / 26 сен 2012
      Маму просто послали по телефону, вот она и покраснела.
  • New Moon (Интернет) / 21 сен 2012
    Июль, молодец! Очень красиво написано, прекрасные образы, выпукло, емко. Пятерка большущая!

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору