На главную
 
 
 

Полное лунное безумие
Автор: Ева Морозовская / 05.04.2002

Полное лунное безумиеЭто был праздник. Фиеста. Торжество. День города. В честь этого помпезного события обещали большой праздничный салют в 22 часа. Часом раньше, как и каждый вечер, салют стрелял бар "Воронцов" на Дерибасовской, но, по сравнению с праздничным общегородским, этот - просто самодеятельность (это - правда) и детский лепет (а это - оценка). Несмотря на то, что в выходные и праздники салют "Воронцова" значительно увеличивал свои богатство, разнообразие и великолепие.

Вечер я провела в компании двух молодых людей - брата, жизнерадостного тусовщика, что умеет веселиться искренне, самозабвенно, и своего парня - мрачного человека, которого достает толпа в любых ее проявлениях, от чего он все общественные праздники бывает недоволен и агрессивен. Посмотрев салют "Воронцова" из окна (на улицу к пьяной толпе лишний раз не хотелось, а движущаяся картина в раме окна смотрелась совсем иначе, наша отстраненность придавала ей некое благородство, и казалась более загадочной, романтической и значительной), почти часом позже поплелись мы в сторону Приморского бульвара. Встретить кого-нибудь из знакомых в такой день в таком скоплении народа, да еще и в темноте - маленькое чудо, а у меня чудо случилось большое, ибо я опознала сзади и кинулась догонять, истерически стуча по асфальту высокими каблуками, не кого-нибудь, а Его. Его спутники обернулись раньше, а Он - только после того, как я легонько дернула Его за хвостик. Хвост все тот же, за эти четыре года, что прошли с нашего расставания, он не менял прически. Его роскошные длинные волосы всегда радовали мой глаз. Зеленый. Глаз, конечно, а не хвост. С тех самых пор-то у меня и завелась (и по сей день верховодит моими вкусами) слабость к длинноволосым мужчинам.

Я страшно обрадовалась встрече. "А где твоя?" - спросила я. "И не спрашивай!" - горестно отмахнулся Он. "Хорошо, не буду" - я знала, что у Него с нынешней женой, моей приятельницей, в последнее время нелады. Его ответ мог означать как "не знаю сам", так и "точно знаю, и меня это очень огорчает". И мы шли, и говорили о чем-то своем, и, видимо, настолько прочно было поле, окутывающее нас и отталкивающее все остальное, что и "мои мужики", и Его спутники тихо растворились в людском потоке. За что я потом злокозненно отругала мужиков. Чтобы были бдительны. Что мне, конечно, не нужно вовсе, но порядок есть порядок.

Стоило нам подойти к бордюру, ограждающему бульвар, как началось светопреставление, или, скорее, светопредставление. Хочется сказать, что ничего красивее я в жизни не видела, но разум безжалостно обличает - нет, видела. Но никогда не отзывалось во мне более увиденное таким же восторгом, не потрясало великолепием, не сражало величием. Каждый залп сотрясал воздух, и эти толчки отзывались резонансом в моей душе, и вибрировала она все сильнее. Как падают вдруг вошедшие в резонанс с идущими по ним мосты, так и душа моя сорвала крепления и вырвалась наружу через пробоину напротив сердца, и объяла собой все небо. А в небе распускались невиданные цветы, вспыхивали, за считанные секунды вырастали, переливаясь разноцветными огнями, сияли, отцветали и угасали, чтоб вспыхнуть вновь.

Волшебное зрелище, волшебное чувство. Я была полностью ими захвачена, я чувствовала себя заполненной людьми, фонарями, бульваром, небом, звездами, огнями. Они были во мне, а я - бесконечно разреженная, обнимала и пронизывала их. Блаженство - одновременно и счастье, и сумасшествие. Какое у меня было выражение лица, знает только Он. Да еще Бог. Впрочем, в тот момент Он и был богом, и я была богом. Я смотрела на небо, а Он - смотрел на меня, курил и улыбался.

И тогда на меня обрушилась мысль-переживание, слова ее предельно простой формулировки взрывались во мне, сотрясая каждую клетку тела, дабы оно запомнило навсегда, чтобы не потерялось, не стерлось, не покрылось пылью где-то во внутренних чуланах, знание-чувство, что ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ! ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ! ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ! ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ! ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ! Меня трясло. Хотелось плакать и улыбаться; любовь свистела, вырываясь из дырки напротив сердца…

Салют смолк. Люди стали расходиться. Фонтан любви начал потихоньку иссякать, и душа, уменьшившись до нормальных размеров, вернулась на свое место. Только ощущение дыры в груди сопровождало меня еще некоторое время.

Мы молча побрели назад. Я благодарна Ему за то, что пережила это рядом с ним.

Недавно я спросила Его: "Помнишь, как мы в прошлом году смотрели салют?". "Как я мог забыть?" - не ответил мне Он.



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору