На главную
 
 
 

Анжела
Автор: Марина Атаян / 25.07.2012

АнжелаЯ с первого взгляда привязалась к Анжеле так преданно, как может только ребенок. «Анжел-л-л-ла - Анжел-л-линаааа!» – перекатывала я на языке ее непривычное, чужое для моего слуха имя, увидев вдалеке копну рыжих кудрей, и, съехав на животе по перилам, неслась к воротам. Моей задачей было перехватить у нее стопку газет и писем до того, как она опустила их в наш почтовый ящик. Она улыбалась мне своей диковатой улыбкой и дергала меня за нос. Бросив газеты на крыльцо, я убегала от нее на задний двор, где мы носились в неистовом желании порезвиться, а потом садились под развесистую акацию. Я клала голову ей на колени и пела песни, а она раскачивалась в такт музыке и гладила меня по волосам, изредка звонко шлепая себя ладонями по бедрам от восторга.

...Мама моя умерла, когда мне было 5 лет. По рассказам бабушки, отец обезумел от горя. Его спасло поступившее предложение о работе в южной Италии. И тогда он, молодой талантливый ученый, оставил все, что напоминало ему о прежней жизни. Все - кроме меня. Мы поселились в небольшой деревне на берегу моря, в каменном доме с прохладными комнатами и деревянными ставнями, которые были закрыты почти круглые сутки, чтоб хоть как-нибудь спасать нас от царившей на улице жары. Рано утром отец уходил на пристань, откуда его забирал катер. Каждый раз после погружения он приносил мне что-нибудь интересное – красивый фиолетовый камень или морского ежа. В такие минуты, казалось, он ненадолго забывал о своем горе и становился совсем другим человеком – веселым, увлеченным, как мальчишка. Мне хотелось часами сидеть рядом с ним и слушать его рассказы о подводном мире. Но такое случалось редко. Он уходил в кабинет и погружался теперь уже в пучину теоретической науки – вел записи, читал журналы, отвечал на письма.

Рыжие волосы, теплые ореховые глаза и тонкая улыбка на загорелом лице. Такой была моя Анжела. Такой я запомнила ее на всю жизнь.

Я понуро выходила во двор, пытаясь хоть как-нибудь скоротать жаркие полуденные часы. Друзей у меня не было. Детей в поселке было мало, да и знание итальянского у меня ограничивалось парой-тройкой фраз, которыми я, как мне казалось, очень умело пользовалась в местном магазине, но к которым всегда приходилось добавлять неистовую жестикуляцию.

И тогда в моем мире появилась Анжела – немая девушка-почтальон, полуребенок-полуженщина, немного безумная, но при этом умеющая читать, благодаря стараниям своей перестарелой матери. Местные дети дразнили ее «ненормальной» и «дурочкой» и бросали ей вслед мусором, взрослые сторонились ее и старались не смотреть из окон, пока она разносила почту.
Было в ней что-то дикое, необъятное и неподвластное. Когда дети чересчур донимали ее, она бросалась на них с беззвучным воплем на устах, и они рассыпались в разные стороны, как стайка рыб. Я часто видела, как она стоит посреди пыльной улицы с письмом в руках и, закусив от напряжения губу, пытается по слогам воспроизвести в уме адрес. Не знаю, что происходило в этот момент у нее в голове, но она ни разу ни ошиблась, ни разу не занесла почту туда, куда не надо.

Когда я в первый раз ее увидела, она стояла в растерянности перед нашим домом и читала новую табличку на воротах с именем моего отца. Пока она переводила взгляд от ворот на письмо и обратно, я выбежала к ней навстречу и потянула письмо к себе, пытаясь на своем тарабарском языке объяснить ей, что именно мы с недавних пор являемся обитателями этого дома.
Наверно, ей понравилось то, что я, так же как и она, совершенно не могу объясняться на местном наречии и что мы обе одинаково хорошо владеем языком жестов. Она долго смотрела на меня, не веря до конца тому, что я не собираюсь ни дразнить ее, ни обижать, а потом вдруг села на пыльную дорогу и прижала меня к себе. Уткнувшись в копну ее солнечных волос, я зажмурилась от неожиданности и боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть тысячи зайчиков, искрящихся в паутине перед моими глазами. Мы долго-долго сидели обнявшись – ребенок, истосковавшийся по материнской ласке и немая девушка с кровоточащей душой. Когда я оторвалась от нее, она показалась мне ангельски красивой. Рыжие волосы, теплые ореховые глаза и тонкая улыбка на загорелом лице. Такой была моя Анжела. Такой я запомнила ее на всю жизнь.

Пока мы рассматривали друг друга, из дома вышел отец. Обернувшись, я увидела его стоящим в воротах, прислонившимся к косяку и пронизывающим меня каким-то странным, долгим и удивленным взгядом. Казалось, он только что проснулся и впервые увидел свою дочь – близкое, родное, но в то же время незнакомое существо. Он подошел и взял меня за руку. «Папа, это... почта», - я запнулась. Отец протянул руку и представился. Анжела откинула со лба прядь, и взяв сухую ветку, старательно стала выводить на песке: «A-N-G-E-L…». «Ангел!» - запрыгала я на одной ножке. «Наш почтовый ангел», - забормотал отец, поправляя съехавшие очки, и потащил меня в дом. На полдороге он вспомнил об оставшейся у Анжелы почте, выпустил меня и пошел обратно. Издали я видела, как он со словами «грацие, синьорина» зачем-то стал трясти ее за руку, потом вытащил из кармана горсть миндаля и высыпал ей в ладони, и в конце концов отломил веточку цветущего олеандра и, поспешно запихнув ее в сумку с почтой, вернулся ко мне.

Казалось, он только что проснулся и впервые увидел свою дочь – близкое, родное, но в то же время незнакомое существо.

С тех пор Анжела каждый день проходила мимо нашего дома, а я с нетепрением ждала ее появления, чтобы порезвиться с ней во дворе. Это было мое самое счастливое лето. Я была ребенком и подчинялась неведомым силам, которые влекли меня к этому чистому существу, а она, в свою очередь, платила мне за мою бескорыстную преданность нежностью и лаской женщины с пробуждающимся материнским инстинктом.

И самое главное – отец сильно изменился, как будто проснулся после глубокого сна. Он стал водить меня с собой на море, читать мне книги, иногда участвовать в наших с Анжелой забавах. Мы вдруг стали с ним очень близки.

Через год мы уехали, чтобы больше никогда не встретиться. Анжела, как дикая антилопа, долго бежала в клубах пыли за нашим автомобилем, а я, прижавшись лицом к заднему стеклу, размазывала слезы по щекам и шептала как заклинание: «Я люблю тебя, Анжела... очень люблю...»

 



 

Ваше мнение 41  

Оставить комментарий
  • Тату (Москва) / 5 авг 2012
    Хороший рассказ.Спасибо Марина.Успехов вам.
  • Поздравляю!
  • lica (Калининград) / 2 авг 2012
    Поздравляю! Качественный рассказ.
  • иЮль / 1 авг 2012
    Поздравляю, Марина! Болела за Ваши буковки)
  • Лю (Морской) / 1 авг 2012
    Поздравляю, Мариш!
  • Светлана К. / 1 авг 2012
    Поздравляю! Искренне и от души рада, что ваш рассказ получил награду! Ничего плохого не вижу в душевных переживаниях, слезах и, как тут говорят "розовых соплях" - это тоже нужно, воспитывает душу в сострадании. Мне лично рассказ очень понравился. Глубокая, нежная мелодрама. Обожаю!!! И меня совершенно не раздражает, когда "автор пытается разжалобить". Я сам разжалобиться рад )))) Идея, изложение (невзирая на блошки) напоминают мою любимую Джейн Остин (ИМХО!!!) Уверена, автор сумеет дотянуть начатое до романа и мы ещё увидим его на книжных полках. Удачи!!!!
  • Ponchitta (Москва) / 29 июл 2012
    Очень понравилось!!! Тонко, душевно, легко и красочно читается. Определенно мой голос вам. Стало очень жалко девочку...
  • Ляксандра / 28 июл 2012
    Побольше слезливости - и победа на конкурсе гарантирована! Здесь не доброта и не сострадание, а всего лишь дешевое давление на слезные железы. Настолько притянуто за уши, что и разбирать рассказ не хочется. Ну никак у отца не могло возникнуть на фоне его собственного горя чувств к убогой - нереальность номер один. Девочка-сиротка могла, конечно, потянуться к отверженной - но честное слово, времена Гюго прошли, над Козеттой рыдали лет в 10, теперь это настолько неактуально! В донельзя приправленном слезливыми деталями опусе нет ни морали ни доброты - одно кричащее желание автора победить во что бы то ни стало. Причем, слезы не уровня Гюго, а уровня Донцовой. Мексиканский сериал - и больше ничего. Поэтому минус однозначный - не люблю дешевых трюков.
    • майлиз (Маленький) / 30 июл 2012
      Мне как-то тоже не очень. Всем заплакать и всех пожалеть.
      • New Moon (Интернет) / 30 июл 2012
        Тем не менее, ясно, что этот рассказ победит. Спрос таков - иначе бы мексиканские сериалы не пользовались такой популярностью.
  • New Moon (Интернет) / 26 июл 2012
    Перебор с надрывом... мать умерла, Анжела немая, опять слезы размазывала... тааак грууууснаааа... я плякаль... Не верю!
    • (к комм. 28) New Moon, можно? Дело не в том, про ЧТО написано, дело в том, КАК. Размерено и меланхолично, и без давления, во всяком случае, на мои, слезные железы. Все в порядке - девочка выросла, стала спокойным и светлым человеком, так ощущается из этих вот буковок. История, по-моему, про другое: детское одиночество (Вам не бывало одиноко среди сверстников в детстве?) и странную, иррациональную дружбу с таким же Иным. Мне было пять, а соседу деду Васе - восемьдесят. Мы садились на крыльцо и болтали часами. Не спрашивайте, о чем. Это детское умение выделить из абсолютно чуждого мира Взрослых своего, и подружится - по настоящему, без дураков - очень точно схвачено в рассказе. Поэтому он так хорош для меня, а вовсе не от любви барышень ронять на монитор хрустальные слезинки)
      • New Moon (Интернет) / 31 июл 2012
        Июль, спасибо большое за ответ. Я с Вами полностью согласна, что не в теме дело, но, по-моему (сугубо личное имхо, никоим образом не претендующее на истину) именно в этом рассказе жалостливая тема перебивает все остальное. На мой взгляд, написано очень дилетантски, не пробрало, хотя автор изо всех сил пыталась расписать страдания бедной девочки и убогой немой. Те два предложения, к-рые Вы написали про дядю Васю тронули меня больше, чем вся эта мыльная опера под названием "Анжела". Я не говорю ничего там, где сильная тема действительно сильно описана, но здесь я не вижу художественности, силы изложения, а вижу только попытку автора "выехать" за счет темы (или, проще говоря, спекуляцию). Простите за резкость, но, правда, я давно выросла из мыльных опер - над кончиной несчастной Лауры рыдала в 12 лет, теперь могу отличить зерно от плевел.
      • New Moon (Интернет) / 1 авг 2012
        P.S. иЮль, и я очень рада, что победил Ваш рассказ! Он того заслуживает сполна - гораздо глубже, сильнее, без слезовыжимания Вы тронули читателя до глубины души. Поздравляю и спасибо!
  • Очень тронута рассказом! Иногда взрослые слишком поглощены своим горем, не замечают, что маленькие дети рядом с ними переживают, сострадают и жалеют их. А потом искренне радуются каждой улыбке. Не осталась равнодушной от истории. Замечательное изложение. От меня пятерка!
  • Прекрасно! Вы, мне кажется, станете победителем в этом месяце. Удачи!
  • Прелесть!
  • Понятный, трогательный, эмоционально сбалансированный рассказ :) умница!
  • тонко, лирично, здорово! от меня 5!
  • lica (Калининград) / 25 июл 2012
    Рассказ, безусловно, хроший. И финал есть. Но, к сожалению, не без блошек. Если поправить, то будет просто отлично. В двух фразах слово-паразит было. "Друзей у меня не было. Детей в поселке было мало", можно так: Детей в поселке было мало, и с друзьями у меня не сложилось. "Это было мое самое счастливое лето. Я была ребенком", допустим: Я была ребенком этим самым счастливым летом... "иногда участвовать в наших с Анжелой забавах". Участвовать - канцелярит, лучше что-то типа резвиться. "Через год мы уехали, чтобы больше никогда не встретиться". Неправильное построение фразы, нужно бы добавить - с этой девушкой. "Мы вдруг стали с ним очень близки". ИМХО, слово очень лучше заменить на духовно. Думаю, рассказ попадет в тройку - он того стоит.
  • Marana (Вильнюс) / 25 июл 2012
    Классный рассказ. Ничего лишнего, всё так ёмко и живо описано. Победы Вам, Марина.
  • Вот это оценка! Вот это единодушие!
  • обалденно хороший рассказ, безумно понравился. пишите дальше и радуйте своих читателей
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 25 июл 2012
    очень хороший рассказ, хоть и грустный.
  • Sirena-rena / 25 июл 2012
    Я в восторге! И разбирать нечего! Девочка любила и была любима, это ли не счастье?!!! Отлично, автор! Победы вам!
  • Очень понравилось! Только рассказ кажется обрезанным, выглядит как часть большого произведения. Но язык, сюжет, всё очень хорошо. 5
    • Да, он у меня лежит уже около двух лет из-за того что не могу его закончить...и придумать концовку...начала его писать как что-то большое...
      • Тортила (Подольск) / 25 июл 2012
        Финал есть. Редакция выделили его отдельно. "Казалось, он только что проснулся и впервые увидел свою дочь – близкое, родное, но в то же время незнакомое существо" Мария, умница.
  • Нежный, искренний и пронзительный рассказ. Лучший. Спасибо Автору.
  • Тигруша / 25 июл 2012
    Зримый образ, хороший язык. Пусть не страсти, то яркие эмоции налицо. Но я не совсем поняла - пятилетняя девочка целый день бегает по деревне одна и ждет папу, который, появляясь, опять же не балует дочь вниманием? "...Я понуро выходила во двор, пытаясь хоть как-нибудь скоротать жаркие полуденные часы. Друзей у меня не было". Анжела - еджинственная отдушина гг, судя по всему, не могла уделять малышке много времени - работа, старенькая мать, дом... Почему же тогда: "Это было мое самое счастливое лето"? "и бросали ей вслед мусором" - стилистически неверно. "Бросались мусором" или "бросали мусор"
    • "Бросались", конечно же. Правильное замечание. В деревнях 5-летние дети, думаю, еще как могут бегать. Хотя нашей ГГ не пять, а больше, у мнее мама уметрла, когда ей было пять. а на счет того, что это было ее самое счастливое лето - что ж тут непонятного.... Спасибо!
  • Лю (Морской) / 25 июл 2012
    Дорогая моя, как же я рада твоему авторству! Огромный, очень приятный сюрприз! Печальная, в общем-то, история у тебя вышла солнечной, теплой и лишь слегка грустной, но светлой грустью. Спасибо за тонко поданные переживания маленькой героини!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору