На главную
 
 
 

Все остается
Автор: Ольга Q / 13.03.2008

Все остаетсяРодители видели Танечку биологом, но перед самым поступлением она вдруг перекинула документы с биофака на геологический.
- Романтики захотелось! - сказал папа, потрепав ее по кудряшкам, мама чмокнула ее и хлопнула дверцей «москвича»:
- Как решила, так решила, твоя жизнь.
Родители уехали в Прибалтику, не сомневаясь ни на минуту, что дочь поступит, ибо если не она, то кто же?

Ее зачислили на геофак в тот день, когда старый оранжевый «москвич» встретился под Ригой лоб в лоб с грузовиком.
- От них фактически ничего не осталось! - сказал мужчина с привычно-скорбным лицом. И Таня осталась одна в небольшой квартире и большом мире.

Она страшно злилась на родителей. Какое право имели они уйти вот так? Чтобы ничего не осталось? Да и как это - ничего? Открывая шкаф, она приникала лицом к маминым кофточкам, что висели, выстроившись в безмолвной очереди на деревянных вешалках, вдыхала еле уловимый аромат ее духов, затем касалась рукой ворсистого папиного пиджака, усилием воли пытаясь вернуть ощущение тепла, всегда исходившего от него. Но оно не возвращалось. Ничего не остается. Ни-че-го.

Ее зачислили на геофак в тот день, когда старый оранжевый «москвич» встретился под Ригой лоб в лоб с грузовиком.

- Господи, ну что ты тут устроила! Только паутины на стенах нет! Танька, горе у тебя великое, но разве маме понравилось бы наблюдать это чудовищное разложение? А ну возьми себя в руки!

Танечка будто первый раз увидела свою квартиру, превращенную за месяцы затворничества в пыльный безжизненный сарай. Мама улыбнулась с портрета: давай, дочка, надо жить. Лена помогла с уборкой, и примерно за месяц Таня заново научилась улыбаться. А потом вновь подала документы на геофак. Поступив, она погладила мамины блузки с каким-то иным, до того неизведанным чувством светлой, а не испепеляющей душу печали. «Родители меня отпустили!» - подумала Таня. При этом она понимала, что они все-таки остались.

На третьем курсе она вышла замуж за старосту курса Стасика. Решение сыграть свадьбу принадлежало ему: пуританский нрав Тани не позволял ей вступить в связь до брака, Стасик же пылал страстью. Она была симпатична и его родителям, впрочем, им не столько нравилась Танечка, сколько отсутствие у нее претензий на жилплощадь, равно как и то, что у их мальчика не будет тещи, главного источника всех бед.

Свадьбу сыграли в Праге. После «горько» и сладкого на десерт молодые уехали к себе, и Танечка пережила страшное разочарование: Стасик взял ее грубо, по-хозяйски вбивая ее хрупкое тело в кровать даже тогда, когда у нее не осталось сил ни на изображение удовольствия, ни на сопротивление этому.

Год спустя у них родилась Света - солнечная улыбчивая девочка. И тут Стасик потерял к Тане всякий интерес, она стала абсолютной мамой. Как-то неправильно начавшись, их семейная жизнь быстро подошла к финалу; они тихонько развелись, и уже через полгода Стасик женился на другой. Танечка была счастлива, что не видит больше ни его, ни его родителей. На алименты она не подавала, со временем он вовсе забыл, что их нужно платить, а она и не напоминала об этом.

Лена помогла с уборкой, и примерно за месяц Таня заново научилась улыбаться. А потом вновь подала документы на геофак.

- Правда, ничего не остается, - сказала она маминому портрету.
Мама улыбнулась:
- Остается, дочка. Света же осталась?

Она растила Свету запойно! Академку решила не брать, спала урывками, а ночами мыла полы, благо дочка хорошо спала. Но хотя Таня носила только мамины кофточки, а питалась святым духом, денег все равно не хватало. Не хватало их и когда она вышла на работу, ведь теперь надо было приплачивать еще и нянечке: ясли были далеко, и отдать туда девочку казалось предательством.

На работе Танечку обожали: она была улыбчива и приветлива. Клеймо разведенки, конечно, портило картину, но не сильно. За ней ухаживали, настойчивее всех был сам директор - розовощекий мужчина в блестяще отглаженных рубашках и модных ботинках из «Березки». Тане нравилось его солидное обращение к ней - «Татьяна Николаевна», и, наблюдая, как его начальственная «волга» отплывает от подъезда, она иногда представляла себя сидящей рядом с ним.

И однажды после работы она оказалась в этой шикарной машине. Шел дождь, ветер согнул ее хлипкий зонтик, вырвал из нейлоновых объятий тонкие спицы, пока она боролась с зонтом, за спиной мягко остановилась машина, и вежливый голос Сергея Петровича произнес:
- Татьян-Николавна, вы же промокли, позвольте вас подбросить?

Оказалось, они живут неподалеку друг от друга; после этого случая шеф иногда подхватывал Танечку по дороге; они говорили ни о чем, а если он мягко касался ее руки, Танечка неизменно вздрагивала.

А потом случилось это. Был чей-то день рождения, непьющая Танечка выпила вина и вдруг оказалась на диване в кабинете Сергея Петровича; она помнила только, что таяла от любви к нему или от благодарности, что он был с ней ласков. Утром она очнулась дома, почему-то очень счастливая. А потом нашла в сумочке 25 рублей, с которых куда-то в сторону смотрел, хитро щурясь, Владимир Ильич. Шеф убедил ее, что это пустяки, и она взяла купюру. И купила Светочке в Детском мире огромный ворох вещей.

Она знала, что дома его ждет жена, тихая, милая женщина. И чувствовала себя виноватой перед ней.

Была ли она счастлива с ним все годы, пока вяло тек их роман? Может быть. Она знала, что дома его ждет жена, тихая, милая женщина. И чувствовала себя виноватой перед ней. Потом она узнала, что Сергей Петрович не обделял вниманием не только ее, но проглотила и это. Быть с ним было для нее лучше, чем без него.

- Если я уйду от него, просто ничего не останется, - говорила она маминой фотографии. Мама хмурилась, но Таня знала: она понимает.

А потом грянул гром. Все случилось одновременно: и нахлынувший на Танечку токсикоз, и письмо тихой, но уставшей от мужниного гуляния жены Сергея Петровича, в партком. Скандал удалось погасить, вмешались нужные люди. Но Сергей Петрович в страхе заламывал руки:
- Ты пойми, если меня сейчас скинут - все, конец. А у меня дочь на выданье. И сын хочет в МИМО, Танюш, ты пойми.

Услышав о беременности, он грузно обмяк в кресле. Потом пошуршал бумажками в кармане, вытащил наугад несколько купюр.

- На. Убери это. Кошмар. Ну, надо же как, а…
- Что убрать? - переспросила, сжавшись, Таня, предчувствуя ответ.
- Ну, этот плод. Слышать не хочу. Эк ты устроила, а.

Она оглохла от боли и несправедливости. Но потом было не до переживаний: Светочка заболела, горела жарче печки. Прижимая к себе обмякшее тело дочки, Татьяна Николаевна поняла, что никогда не сможет избавиться от другого ребенка. Как бы трудно ни давались дети.

- Если я уберу это, ничего не останется, - сказала она маме. Та пожала плечами, папа нахмурился.
- Я знаю, какое решение ни приму, оно будет тяжелым. Я приму самое тяжелое.

На следующий день ей сообщили, что она уволена. Деньги она вернула шефу через секретаршу. Устроилась работать в ДЭЗ.

Услышав о беременности, он грузно обмяк в кресле. Потом пошуршал бумажками в кармане, вытащил наугад несколько купюр.

Дочка Леночка родилась через восемь месяцев здоровенькой. Слава богу. Самое главное.
Было ли ей трудно? Что толку вспоминать. На пару лет она покидала Москву, уехала с двумя дочками в дальний геологический поселок. Ее взяли: хороший специалист, и девочки росли среди тайги, и они втроем были, казалось, счастливы. Потом, правда, пришлось вернуться: Свете надо было учиться в нормальной, а не таежной школе, подрастала и Леночка.

Она дала дочкам все, что могла. Как успевала? Откуда брала деньги? Никто не знал о Татьяне Николаевне ничего; соседки поговаривали, что она общается с какими-то кавалерами при деньгах, оттуда, мол и достаток. Подозревала то же и подруга Леночка иногда, увидев изрядную сумму денег в руках у Тани, она качала головой, но никогда не смела сказать что-либо в осуждение или в упрек.

- Не осуждай и ты, мама, - говорила иногда Танечка родительской фотографии. - От этого ничего не остается.

А в 16 лет примерная, ласковая Света вдруг сорвалась с цепи, вмиг превратившись из нескладного жеребенка в норовистую кобылку, она скакала лишь туда, куда хотела. И с кем хотела. Однажды, вдруг притихнув, она сообщила матери, что у нее дела не начинаются.

- Когда последние были? - помертвев, спросила Татьяна Николаевна.
- Да давно уже, - буркнула Света. Ее рука на небольшом животике вдруг вздрогнула.

Татьяна Николаевна никогда не плакала так. А через двое суток приняла решение. Она вновь уволилась и через неделю, сдав Леночку на попечение подруге Лене, уехала со Светой в далекий таежный поселок.

Через пять месяцев на пороге поселкового совета появилась стройная женщина с малышом на руках.
- У меня дочка родилась. Я из геологического поселка, в десяти километрах который. Записывают детей у вас?
Паспортистка поломалась, но, убрав в стол коробку столичных конфет, вписала девочку как положено во все документы, а затем и в паспорт мамы.

- У меня дочка родилась. Я из геологического поселка, в десяти километрах который. Записывают детей у вас?

- Ты уверена, мам, что это правильно? - спросила у нее измученная родами бледная Света.
Она кивнула.

В Москву они вернулись ближе к Новому году, когда малышка Наташа окрепла.
- Ну, Тань, ты дала! - охнула подруга Лена. - От кого? И ни слова не сказала!

Татьяна Николаевна обожгла ее взглядом:
- Родилась дочка и все. Моя жизнь. Кроме детей ничего не остается.

Подрастая, Наташа иногда сердилась на маму - ну почему она такая старенькая? Вот была бы она молодая, как на фотографиях, что хранятся у нее в старом портфеле. Хотя все равно лучше никого нет. И вот сейчас ну кажется совсем старенькой, а чего плачет - радость ведь, Светка замуж выходит по любви! Наташа обняла маму за плечи сильно-сильно, прижалась к пышным волосам с продернутыми в них серебряными прядями.

- Мам, ну что ты? Я же с тобой. И Ленка. Ой, как у тебя сердце стучит. Как молоток отбойный.

Татьяна Николаевна засмеялась сквозь слезы, погладила Наташу по голове.

- Мам, а в тебе след мой остался?
- Какой след? - переспросила она.
- Какой, какой. От пуповинки.
- Конечно, остался, - улыбнулась Татьяна Николаевна. - Все хорошее остается. Это точно.

Мама улыбнулась с фотографии. Не плачь, дочка. Все хорошо. И все остается. Все.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору